Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Беларусь может стать энергетическим ядром между Россией и Германией

Беларусь может стать энергетическим ядром между Россией и Германией

30 сентября в Российской академии наук состоялось заседание Российско-белорусского экспертного клуба на тему: «Белорусская АЭС – проект развития Союзного государства». Участники заседания – энергетики, инженеры, экономисты, политологи – дискутировали о том, что даст Беларуси атомная станция, окупится ли она, почему Литва выступает против проекта, и кто будет покупать белорусскую атомную электроэнергию? 

Новый технологический уклад 

Заместитель директора Второго департамента стран СНГ МИД России Дмитрий Ветров полагает, что Белорусская АЭС – это масштабный проект и ответ скептикам, считающим формат Союзного государства «мелкотравчатым». «На самом деле это крупнейший энергетический проект в Европе, это именно проект Союзного государства», – подчеркивает дипломат, считая недопустимым разделять абстрактные российско-белорусские отношения и отношения в рамках Союзного государства.

Советник Посольства Республики Беларусь в России Сергей Заяц сравнил проект АЭС по значимости с газификацией страны 10-15 лет назад и выразил уверенность в том, что белорусская атомная электроэнергия найдет спрос за границами страны.

Профессор Санкт-Петербургского государственного университета, президент Российской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич обратил внимание, что АЭС не только выводит Беларусь на новый технологический уровень, но и подтверждает уже достигнутую республикой высокую планку. «МАГАТЭ проверяет страну на критические технологии. Существует 14-19 конечных технологий, которые необходимо иметь стране, чтобы вообще задумываться о подобном проекте», – поясняет Межевич и рекомендует в будущем задуматься об «экспорте» опыта строительства и эксплуатации Белорусской АЭС, когда белорусские специалисты смогут участвовать в «атомных проектах» в других странах. 

Индустриальный центр притяжения 

Существует рыночная оценка того, как строительство двух энергоблоков повлияет на экономику Беларуси. Обычно говорят о том, что Беларусь сэкономит 5 млрд кубометров газа в год, отмечает директор Центра по проблемам европейской интеграции Юрий Шевцов. Эксперт полагает, что если с белорусской стороны последует просьба о строительстве дополнительных энергоблоков, то о ее реализации можно будет говорить в рамках уже долгое время существующих партнерских отношений стран. Дальнейшее развитие атомной энергетики республики может дать возможность Беларуси стать «энергетическим ядром между Германией и Россией» и претендовать на «региональное лидерство в некоторых других сферах». В итоге Швеция может стать одним из покупателей белорусской электроэнергии, а страны Прибалтики могут начать «тяготеть к индустриальному очагу, который создает Белоруссия». 

Кто покупатель: Литва, Польша или Швеция? 

С другого угла на ситуацию смотрит председатель секции «Энергетика» отделения технических наук Академии наук Литвы Юргис Вилемас. По данным эксперта, в 2010–2015 гг. Балтийские страны построили высоковольтные линии, связывающие их со Скандинавскими странами, общей мощностью 1700  мВт, а также с Польшей – 500 мВт.

Экспорт энергии с БелАЭС на сравнительно маленький (около 30 тВт/час) рынок Балтийских стран маловероятен не из-за политических капризов литовских политиков, а из-за экономических обстоятельств, уверен эксперт. Страны Балтии привязаны к «Норд Пулу», где избыток очень дешевых генерирующих мощностей сохранится на десятилетия. Более перспективным эксперт считает экспорт электроэнергии из Беларуси в Польшу.

Профессор Санкт-Петербургского государственного экономического университета Александр Саулин поясняет, что в Белоруссии 99% энергии производится на традиционных энергоносителях, по балансу – 9,7 ГВт установленной мощности. 2,4 гВт – выработка электроэнергии двумя энергоблоками БелАЭС после завершения строительства. «То есть, 18-20% будет давать атомная энергия, которая не зависит от поставок сырья, от спроса, от пиковых нагрузок. Это диверсификация для экономики Беларуси», – уверен эксперт.

Саулин полагает, что импортировать белорусскую электроэнергию в будущем могла бы Швеция. «Если бы мы смогли привлечь кого-то на нашу сторону, ту же Польшу и она вошла в капитал, к примеру, на 25%, это принесло бы ей экономическую пользу и надежные поставки энергии. Это привело бы к упрощению регионального взаимодействия».

«Польша, по данным Евростата, импортирует наибольшие объемы энергии и может стать потенциальным рынком для внешних поставок. Беларусь может бороться за европейский рынок в целом благодаря БелАЭС», говорит Игорь Юшков, преподаватель Финансового университета при Правительстве России.

«Тут начинается зона совместной деятельности России и Беларуси. Литва и Польша в долгосрочной перспективе отказываются от российского газа, таким образом, предложение БелАЭС может стать хорошим заменителем», отмечает эксперт. 

Позиция Литвы 

Научный сотрудник Института философии НАН Беларуси, главный редактор портала «ИМХОклуб.by» Алексей Дзермант подчеркивает, что Вильнюс критикует проект БелАЭС через разные каналы: «в международные организации идут претензии по безопасности, в Европейскую комиссию идут депеши о необходимости проведения стресс-тестов, от чего, кстати, белорусская сторона не уклоняется. В этой связи претензий со стороны ЕК и МАГАТЭ не прозвучало. Беларусь идет навстречу, эксперты приезжают, им все показывают и рассказывают».

Литва может оказаться в ситуации, когда ее негативная риторика в отношении Беларуси не будет иметь поддержки ни со стороны ЕС, ни со стороны самого литовского общества, если будет и дальше ухудшаться социально-экономическое положение граждан в результате сокращения европейских дотаций, предупреждает Алексей Дзермант, добавляя, что если появятся «дополнительные аргументы» в виде предварительных договоренностей Минска с Польшей и другими странами по энергетическому сотрудничеству, это значительно повлияет на позицию Литвы».

Директор информационно-аналитического центра по изучению постсоветского пространства МГУ имени М.В.Ломоносова Сергей Рекеда обращает внимание на «фактор 2018 года», когда произойдет смена политической элиты в Литве, что «создает коридор возможностей». Однако до 2018 г. литовское давление на проект будет нарастать, и, скорее всего, будет предпринята попытка вынести этот вопрос на общеевропейский уровень, прогнозирует эксперт. Вместе с тем, вопрос БелАЭС может стать «точкой кристаллизации для развития практического диалога между ЕАЭС и ЕС», полагает Рекеда.

Научный сотрудник Института философии НАН Беларуси, директор консервативного центра «НОМОС» Петр Петровский отмечает: «Что может предложить БелАЭС? Это не только рабочие места для специалистов с Игналинской АЭС, это также многочисленные инфраструктурные проекты». 

Автор: Вячеслав Сутырин

Источник: Евразия.Эксперт, 05.10.2016


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года
«Газпром» на внутреннем и внешнем рынках газа: как поделить газовый «пирог»
Положение «Газпрома» весьма противоречиво. С одной стороны, после нескольких лет сокращения добычи из-за обострения конкуренции на внутреннем рынке и негативных тенденций на рынках внешних «Газпром» вновь наращивает производство газа. И ставит рекорд за рекордом на европейском рынке, покрывая дополнительный спрос. Атаки независимых производителей, требующих реформирования отрасли или хотя бы их допуска к трубопроводному экспорту, были в очередной раз отбиты. Компания получила некоторую передышку. С другой стороны, политическое сопротивление «Газпрому» в Европе только усиливается. Разворачивается финальная схватка за позиции на европейском рынке в будущем. Оппоненты бросают все силы на то, чтобы остановить или затормозить строительство «Северного потока - 2». Да и внутренние производители газа сдаваться не намерены. Кроме того, серьезно ухудшилось финансовое положение «Газпрома».
Российский нефтегаз в 2025 году: картина будущего
Все мы хотим знать, что ждет нефтегазовую промышленность в ближайшие годы. Известны два основных подхода к будущему, в том числе и будущему нефтегазовой промышленности. Первый – попытаться понять, что же ждет отрасль впереди исходя из текущих трендов. Второй - заняться конструированием этого самого будущего. Начертать план, которому нужно следовать, чтобы избежать проблем и минимизировать риски. Новый доклад ФНЭБ позволит понять, у каких развилок стоит отрасль и по какому пути нефтегазовую промышленность пытаются провести.
Фискальные новации: от налогового маневра к новым экспериментам

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики