Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Заявление Владимира Путина о заморозке нефтяной добычи – зыбкое основание для наших обязательств

Заявление Владимира Путина о заморозке нефтяной добычи – зыбкое основание для наших обязательств

Россия может заморозить или сократить добычу нефти в случае, если страны-производители придут к соответствующему соглашению. Как заявил президент РФ Владимир Путин Россия призывает присоединиться к такому соглашению и других производителей нефти. Глава государства отметил, что это приведет к стабилизации нефтяного рынка.

Игорь Юшков, ведущий аналитик ФНЭБ, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ:

В рамках подготовки встречи в формате Россия плюс ОПЕК регулярно звучат заявления в виде словесных интервенций для того, чтобы поддержать позитивный настрой трейдеров. Например после встречи в Алжире, когда стороны ничего не подписали, но все-таки заявили, что рассчитывают договориться в будущем ноябре. Уже на фоне этого заявления цены на нефть стали расти вверх и пробили $50 за баррель. Естественно, что все участники переговоров начали поддерживать этот положительный для них тренд. Поэтому и Путин в рамках этих же словесных интервенций заявил, что мы рассматриваем возможность подписания соглашения о заморозке объемов добычи. Мол, если такое соглашение будет, то мы его подпишем. При этом никаких обязательств не обещалось, но при этом цена за баррель выросла до $53. Трейдеры живо на это реагируют. Ведь ОПЕК договорилось между собой, Россия тоже подтвердила, значит, когда подпишут в реальности, цена взлетит. И вот ту трейдеры начинают покупать сейчас, пока дешево, руководствуясь гипотетическим прогнозом и увеличивая таким образом цену.

Однако будет ли реально подписание, будут ли объемы замораживаться или ОПЕК будет сокращать объемы, – это большой вопрос. Потому что между Саудовской Аравией и Ираном отношения становятся все хуже и хуже из-за политических конфликтов в Сирии и Йемене, по которому не так давно Саудовская Аравия нанесла сильный удар по йеменским хуситам, которых поддерживает Иран. Поэтому надежда на компромисс между этими двумя странами становится с каждым днем все меньше. И тем не менее страны все-таки идут к некоему подписанию. И если даже исключат из списка подписантов Ливию и Иран, как это стало известно после алжирских переговоров, или дадут им особые условия, то вопрос участия в этом процессе России по-прежнему будет вопросом.

Дело в том, что мы формально не можем заставить компании сокращать или замораживать добываемые объемы. У нас либеральная модель рынка. Подтверждения тому – первые заявления Игоря Сечина с вопросами – почему мы должны что-либо ограничивать первыми. Я думаю, что уже когда подготовят какой-то текст соглашения и обозначат объемы, на которых мы останавливаемся в добыче, то есть назовут точку отсчета, вот тогда уже перед подписанием Владимир Путин соберет глав нефтяных компаний и проведет с ними беседу по поводу поддержания общегосударственного курса. Только на таком джентльменском соглашении и могут основываться российские обязательства. Без внутреннего консенсуса министр энергетики не может заставить кого бы то ни было регулировать объемы добычи. Даже государственные компании – у него нет на это полномочий. Поэтому заявление Владимира Путина о заморозке – зыбкое основание для наших обязательств. Но в целом эта история вполне позитивная. Получается, что никто ничего не делает, кроме словесных интервенций, а цена на нефть растет. Разумеется, это хорошо для нашей страны. 

Источник: Центр энергетической экспертизы, 11.10.2016


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики