Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Турецкий поток» оставит Украину без газа

«Турецкий поток» оставит Украину без газа

К 2019 году «незалежная» рискует лишиться транзитного статуса

Россия и Турция 10 октября заключили межправительственное соглашение по реализации проекта газопровода «Турецкий поток». Министры энергетики двух стран подписали документ в Стамбуле в присутствии президента РФ Владимира Путина, который принимал участие в XXIII Мировом энергетическом конгрессе. Этот визит в Турцию стал первым для российского лидера с момента восстановления отношений после кризиса, последовавшего после того, как турецкие ВВС сбили бомбардировщик РФ на сирийской границе. Впрочем, решение о «разморозке» газопровода было принято раньше, во время визита президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Санкт-Петербург.

Напомним, еще в начале 2014 года стороны подписали меморандум о взаимопонимании, предполагавший строительство четырех веток газопровода в Турцию, по которым ежегодно поставлялось бы более 60 миллиардов кубометров в год. Причем из них только 14 миллиардов шли бы на покрытие внутренних потребностей Турции, а остальные должны были доставляться на границу с Грецией и идти дальше в Европу. Этот проект должен был стать альтернативой «Южному потоку».

Но вскоре после подписания между сторонами начались разногласия, и заключить межправительственное соглашение никак не удавалось. Во-первых, турецкая компания Botas выразила несогласие с ценой на газ и стала требовать скидки. Во-вторых, в «Газпроме» заговорили о том, что в четырех ветках нет необходимости и достаточно двух. А после инцидента с российским бомбардировщиком все переговоры по проекту были свёрнуты.

Теперь же сторонам удалось преодолеть в сжатые сроки разногласия и заключить соглашение. Документ предусматривает строительство по дну Черного моря двух веток газопровода мощностью 15,75 млрд. кубов в год каждая. Кроме того, будет проведена сухопутная часть трубы до границы Турции с сопредельными странами. Предполагается, что одна нитка будет предназначена для покрытия внутренних потребностей турецкого рынка, а вторая пойдет в Европу (проект через Грецию и Ионическое море на юг Италии теоретически может продолжить ITGI Poseidon). Ориентировочный срок окончания строительства — декабрь 2019 года. Реджеп Эрдоган пообещал, что работа над реализацией проекта будет максимально ускорена.

Министр энергетики РФ Александр Новак рассказал, что морским участком обеих веток газопровода будет владеть российская компания. Что касается сухопутной части, в первой нитке она будет принадлежать турецкой компании, а во второй — специально созданному совместному предприятию.

Сторонам удалось также договориться в вопросе цены на газ, хотя тут соглашения еще не закреплены. Владимир Путин заявил, что страны сошлись в принципиальном механизме предоставления скидки на газ, а поручение проработать конкретные цифры было дано «Газпрому» и Botas. Александр Новак, в свою очередь, отметил, что скидка на газ никак не связана с соглашением по строительству «Турецкого потока» и является предметом коммерческих договоренностей компаний. А глава «Газпрома» Алексей Миллер отметил, что «Турецкий поток» никак не будет конкурировать с «Северным потоком-2».

После подписания соглашения Владимир Путин отметил, что оно позволит двигаться «в направлении реализации планов президента Турции о создании в этой стране крупного энергетического хаба». Его слова подтвердил и сам Эрдоган. «Турция стремится стать транзитным коридором для Европы и намерена создать вместе с Россией энергетический коридор для поставки энергоресурсов в Европу. Мы смотрим положительно на „Турецкий поток“, который разрабатывает Россия. Через этот газопровод газ будет поступать на Балканы прямо через Черное море», — заявил турецкий лидер.

Анкара действительно активно работает над тем, чтобы стать энергетическим хабом. Параллельно с «Турецким потоком» реализуется другой проект — строительство «Трансанатолийского трубопровода», который должен доставлять газ из Азербайджана от грузино-турецкой до западной границы Турции. Там будет проложен «Трансадриатический газопровод», по которому голубое топливо может начать поступать в Европу уже в начале 2020 года.

Если реализации проекта строительства газопровода в Турцию теоретически не мешает ничего, кроме непредвиденных военно-политических событий вроде инцидента с российским бомбардировщиком, то прокладка трубы на территорию Европы остается под вопросом. Ранее представители Греции и Болгарии говорили о том, что заинтересованы в сотрудничестве. Однако печальная судьба «Южного потока», который так и не одобрила Еврокомиссия из-за несоответствия Третьему энергопакету ЕС, не вызывает оптимизма.

Тем не менее, заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов отмечает, что «Турецкий поток» все равно поможет частично снизить транзитную зависимость от Украины, которая становится все более важной проблемой по мере приближения 2019 года, когда истекает долгосрочный транзитный контракт с этой страной.

— Этот проект абсолютно логичен и может быть реализован. Даже год назад, когда случились всем известные события, было понятно, что к нему вернутся после того, как Турция принесет извинения и покажет, что была не права. После попытки переворота в Турции Эрдоган понял, что его положение вовсе не так прочно, как он думал, принес извинения Москве, после чего снова открылась дорога для реализации этого проекта.

Турции он нужен, так как несмотря на все громкие слова ее руководства, они не способны отказаться от российского газа. Он составляет более половины всего объема потребления страны. «Турецкий поток» позволяет получать этот газ напрямую и дешевле, и это важно для Анкары. Что касается России, мы уже провели масштабную подготовительную работу для «Южного потока», поэтому «Турецкий поток» станет хорошей альтернативой для использования инфраструктуры, которая уже была построена практически наполовину. Кроме того, этот проект важен в виду того, что мы планирует отказаться от украинского транзита. 

«СП»: — И это станет возможным с «Турецким потоком»?

— Отмечу, что нам не удастся полностью избавиться от транзитной зависимости, потому что возникновение любого транзитного государства, в том числе Турции, — это и есть транзитная зависимость. Однако само по себе это не так плохо. Если экономически выгодней транспортировать газ через территорию какой-то страны, это стоит делать. Тем более, если это вменяемое государство, которое ответственно относится к своей транзитной функции и не использует ее, как довод для получения политических преференций.

Например, Белоруссия — это адекватная страна, а другая страна на букву «У» — неадекватная. И если через территорию первой прокачка увеличивается и находится на максимуме, то через вторую прокачка либо снижается, либо остается на низких уровнях.

Но отказываться от транзита через Украину нужно даже не из-за политики ее руководства, которая всегда была такой. Сегодня риторика стала более откровенной, но неадекватное отношение украинских властей к российскому транзиту и представление о себе, как о чрезвычайно важной стране, которая может диктовать условия, ничего не предлагая взамен, мы наблюдали на протяжении 20 лет. Собственно, 20 лет назад впервые заговорили о том, что нужно строить обходные пути, тогда же возникли идеи «Северного» и «Южного потоков». Последний реализовать не удалось из-за политической позиции ЕС.

Отказываться от транзита через Украину нужно потому, что их труба стареет, а недовложения средств в ее ремонт и модернизацию чудовищны. В лучшем случае, в нее вкладывалось 20% от необходимых средств, и в каком состоянии сегодня находится украинская ГТС, никто не может сказать.

Наш транзитный договор с Украиной истекает в 2019 году, и к этому моменту желательно иметь структуру, которая позволит направлять газ европейским потребителям, минуя Украину. Сегодня существует «Северный поток», который с каждым годом наполняется все больше. Последние два года он заполнялся сверх квот. В 2015 году было превышение квоты Еврокомиссии на два миллиарда кубометров, а сегодня превышение в среднегодовом выражении превысит четыре миллиарда. Это значит, что маршрут начинает работать более эффективно.

Строительство «Турецкого потока» позволит обеспечить как турецкий рынок, так и балканских потребителей по реверсным схемам. Для этого можно использовать трубопроводы, по которым сегодня газ через Балканы поступает в Турцию. Их можно использовать и для реверса газа из Турции. Это важно, так как Балканы — самый уязвимый регион во время любого газового конфликта между Россией, Украиной или ЕС.

«СП»: — Значит, новый трубопровод на территорию Европы проложить не удастся?

— В сложившихся политических условиях это практически невозможно. Руководство Евросоюза, которое, кстати, полностью сменится к 2019 году, уже заблокировало строительство «Южного потока». Но проблема украинской трубы никуда не делась и ее нужно решать. «Турецкий поток» в какой-то мере позволит это сделать. Глобально же эту проблему сможет решить «Северный поток-2», работа по которому идет, несмотря на препятствия со стороны некоторых европейских политиков.

Глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник полагает, что успех «Турецкого потока» может заставить европейцев изменить свое мнение и вернуться к идее прокладки российского газопровода на юге ЕС.

— Этот трубопровод будет полностью соответствовать Третьему энергопакету ЕС, поэтому дальше европейцам придется синхронизироваться с нами. Но теперь это их заботы. Раньше у них, по большому счету, были лучшие условия. Мы занимались всей инфраструктурой и отвечали за ее строительство. Теперь же мы больше в этом не участвуем, и им придется самостоятельно инвестировать в нее. Это их труба. Мы поставим газ до границы, а дальше пусть делают, что хотят. Если они не захотят покупать газ, то мы, как сказал Алексей Миллер, просто уйдем на другие рынки.

Но разве у европейцев есть альтернативы? Внутренняя добыча газа у них падает, все их дополнительные проекты по развитию возобновляемых источников энергии пока не финансируются в необходимом объеме и развиваются слабо. При низких ценах на углеродные энергоносители вся альтернативная энергетика вообще становится нерентабельной. Так что, в крайнем случае, мы подождем.

«СП»: — А газопровод из Азербайджана через Турцию не может повлиять на планы строительства «Турецкого потока»?

— В какой-то степени это конкуренция. Но мы ведь строим и «Турецкий поток», и «Северный поток-2», в том числе, как вариант обхода Украины. Перед нами стоят задачи диверсификации поставок и ухода от транзитных рисков. Плюс мы делаем ставку на то, что стагнация в Европе не может быть вечной, когда-то должен начаться рост. Есть прогнозы, что газопотребление начнет расти, и спрос на российские энергоресурсы будет устойчивым.

«СП»: — Нет ли опасности, что новые разногласия с Турцией вновь приведут к заморозке проекта?

— Твердых юридических гарантий пока нет, но межправительственное соглашение подразумевает и политическую ответственность сторон. Всякое может быть, но не думаю, что возникнет какой-то разворот из-за внешних факторов. Например, европейское законодательство в случае с «Турецким потоком» не работает.

«СП»: — Алексей Миллер сказал, что «Турецкий поток» не конкурирует с «Северным-2», так ли это?

— И да, и нет. Мы усилили свою конкурентную позицию «Турецким потоком». Теперь у нас по «Северному потоку-2» тоже может быть определенный прогресс. В Брюсселе внимательно следят за ситуацией, и хотя сейчас они чинят препоны по второй очереди «Северного потока», мы можем получить послабления, если они увидят, что мы форсируем «Турецкий поток», а их история может быть отложена на неопределенный срок.

Как и сказал Миллер, конкурировать эти потоки не будут, и это логично. Наш газ будет в обеих трубах, просто это разные пути обхода Украины с севера и юга. Один по дну Балтики, другой — трансчерноморский проект. Их объединенные мощности будут перекрывать мощности украинской ГТС, причем с запасом. Кроме того, и «Турецкий», и «Северный потоки» могут быть расширены при необходимости.

Мы рассчитываем работать над этими проектами поступательно. Думаю, сначала будет построена труба для Турции. За это время появится понимание насчет того, как вести трубу к турецко-греческой границе, а там и европейцы определятся со своим решением. 

Автор: Мария Безчастная

Источник: Свободная пресса, 11.10.2016


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики