Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Что означает отказ Ирака от сделки по заморозке для ОПЕК, России и рынка?

Что означает отказ Ирака от сделки по заморозке для ОПЕК, России и рынка?

Для заключения соглашения по заморозке уровня добычи нефти существует много факторов риска. К чему может привести развал ОПЕК?

Отказ Ирака уменьшать нефтедобычу вслед за рекомендациями ОПЕК может стать негативным фактором для подписания соглашения по заморозке уровня добычи нефти. Но в то же время может положительно повлиять для формирования нового, более эффективного картеля нефтяных стран во главе с Россией и Саудовской Аравией. Об этом сегодня, 25 октября, в комментарии для ИА REGNUM заявил директор Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константин Симонов.

По его мнению, мотивом для отказа Ирака от сделки по нефти стало то, что по факту в Ираке сегодня нет никакой власти, а, следовательно, и гарантировать выполнение соглашение Багдад не может. Дело в том, что даже если официальные власти Ирака и подписывают какое-либо соглашения по нефти, то потом они приходят в Курдистан, на долю которого приходится основная нефтедобыча страны, но он Багдаду не подчиняется.

«Что такое Ирак сегодня? Это такая республика, в каждом регионе которой есть свои группировки, свои бандиты. Никакой там федеральной власти нет. Поэтому на самом деле сейчас даже если бы Ирак что-то и подписал, то все понимают, что выполнить это он не в состоянии», — объяснил эксперт.

В качестве примера он привел позицию президента Турции Рейджепа Тейпа Эрдогана по поводу освобождения иракского Мосул от террористов, согласно которой Анкара в принципе не считает мнение Ирака важным в этом вопросе. На самом деле это позиция не только Эрдогана, это позиция, когда на самом деле непонятно, что представляет собой иракский премьер сегодня, отмечает Симонов. В этом плане, с точки зрения соглашения, это даже хорошо, что Ирак вышел до заключения сделки. Так как сейчас ОПЕК не функциональный, а иракский премьер никаких обязательств по выполнению соглашения обеспечить не может.

Аналитик подчеркнул: «Поэтому то, что они вышли до (заключения соглашения — прим.ред.), это история, которая, с одной стороны, кажется, что разваливает соглашение ОПЕК. Это плохо. А с другой стороны, если ОПЕК развалится сейчас, то мы быстрее сможем перейти к попыткам создать новый картель через прямые отношения России и Саудовской Аравии. Конечно, саудиты — партнеры очень сложные, коварные, не раз нас кидавшие. Но пока здесь есть какой-то вариант для разговора. А вот эти страны капризные… саудиты тоже капризные, но когда это будут двусторонние отношения, то будут более серьезно играть. Тем более, что им деньги нужнее, чем нам сейчас. Нынешнюю цену они просто не держат. Мы-то как-то все-таки держим, кряхтим, пыхтим, но все-таки держимся, а они нет».

Симонов также отметил, что фактор Ирака — это был только одним из рисков, но к этому еще прибавляется и, например, фактор Ирана. Эта история еще раз показывает, что соглашение между производителями нефти внутри ОПЕК всегда будет проблематично. Стоит вспомнить встречу ОПЕК в Алжире, когда стали говорить о том, что заморозят добычу нефти и при этом публикуют отчет ОПЕК, по которому выясняется, что в сентябре страны картеля нарушили свои обязательства.

«В этой ситуации рассчитывать на то, что внутри ОПЕК будет консенсус, просто смешно», — обратил внимание эксперт.

Фактор Ирана и Саудовской Аравии

Если говорить об Иране, то, как заявил директор ФНЭБ, в этом нет ничего удивительного. Так как Россия учла уроки в Дохе, когда сломя голову пытались что-то подписать, не совсем понимая хитрости в отношениях между арабскими странами. Теперь мы ждем, что подпишут ОПЕК, и, уже исходя из этого, будем уже какие-то решения принимать.

«Рынок пока на это реагирует позитивно. Как ни крути, цена выше $50, притом, что в январе было $30. Я прекрасно помню, когда я говорил в январе, что этом году нефть будет по 50. Мне говорили, что я псих, и этого не будет никогда. Вот сейчас 50. Конечно, мало. Но тем не менее», — сказал эксперт, добавив, что ситуация на рынке меняется быстро, но пока мы видим, что цена хорошая, и рынок на заявления реагирует.

А вот отношения Ирана и Саудовской Аравии теперь будут еще сложнее. Однако говорить о том, что затея с заморозкой уровня добычи нефти безнадежна в целом, было бы неправильно. По мнению Константина Симонова, необходимо по-другому расставить акценты.

«Изначально я этот саммит в Дохе рассматривал как похороны ОПЕК. Что произошло? Произошло то, что Саудовская Аравия начала добычу ограничивать. Почему так происходит? Потому что, сколько бы нам там не рассказывали сказки про то, как диверсифицирует Саудовская Аравия, у них бюджетный дефицит просто колоссален. В отличие, кстати, от нас. То есть они переживают это падение гораздо более серьезно. Да, у них есть резервы, запас, но он таит буквально на глазах», — объяснил аналитик.

Еще один важный фактор — Саудовская Аравия собиралась закрыть дыру в бюджете за счет продажи акций национальной нефтяной компании Saudi Aramco. Если нефть будет дешевой, то они акции Saudi Aramco продадут «за две копейки», говорит спикер. Поэтому им нужно разогнать цену хотя бы для того, чтобы акции продать выгодно и заработать на этом. В этой ситуации если саудиты готовы идти на ограничения на самом деле, то, например, Венесуэла, Иран и Ирак не так будут значимы как отношения России и Саудовской Аравии.

ОПЕК отмирает — появляется ОПЕК-2

Симонов разъяснил: «По большому счету, если мы в такую игру сыграем, то отношения двух государств могут стать основой для формирования ОПЕК-2. Даже нашего договора с саудитами будет вполне достаточно. Вопрос в том, что для этого саудиты должны закрыть историю с ОПЕК. То есть они должны, во-первых, признать, что ОПЕК кончился. Во-вторых, должны признать, что они нас кинули и извиниться. В-третьих, мы должны начать какие-то переговоры относительно того, как три страны (Россия, Саудовская Аравия и США — прим. ред.) станут будущем структуры, объединяющей производителей нефти. Вот только в этом формате. Поэтому я много раз говорил, что ОПЕК — это мертвая структура. Ожидать от нее каких-то там действий нет смысла».

По сути, сегодня позиция России по поводу соглашения по заморозке и заключается в том, чтобы посмотреть, договорятся ли члены ОПЕК между собой. И в том случае, если они не придут к соглашению, то «отмести» тех, кто создает много шума и мало делает.

Россия, Саудовская Аравия и США — вот три страны, которые сегодня производят максимальное количество нефти. По большому счету, Соединенные Штаты, конечно, в эти играть не будут. Но если две страны какое-то соглашения подпишут, то к ним потихоньку будут прилипать и все остальные, подчеркнул эксперт.

Источник: ИА REGNUM, 25.10.2016.


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.
Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики