Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Завтра начнется «нефтяная зима»?

Завтра начнется «нефтяная зима»?

Программой-минимум предстоящего в эту субботу в Вене саммита стран ОПЕК и других добывающих нефть государств станет выход на полноценные договоренности о «заморозке» уровня нефтедобычи, заявили эксперты, опрошенные «Вестником Кавказа» в преддверии венских переговоров нефтяных экспортеров.

Напомним, ранее ОПЕК направила 12 странам, не являющимся членами картеля, приглашения стать участниками технической встречи, которая пройдет завтра в Вене. Свое участие в мероприятии уже подтвердили Россия, Азербайджан, Казахстан, Мексика и Бразилия.

В конце сентября ОПЕК в ходе неформальной встречи в Алжире достигла соглашения по ограничению добычи в диапазоне 32,5-33 млн баррелей нефти в сутки, но по конкретным квотам для каждой из стран картеля пока договоренностей нет. Окончательное решение должно быть вынесено на официальной встрече организации стран-экспортеров 30 ноября в Вене. Специальный комитет ОПЕК по реализации алжирских договоренностей встретится в Вене завтра и послезавтра.

Доцент ВШКУ РАНХиГС, старший научный сотрудник ИЭ РАН Иван Капитонов выразил сомнение в том, удастся ли на завтрашней встрече достичь договоренностей о «заморозке». Более того, по его словам, даже если ее участники в итоге придут к какому-то соглашению, то все равно «заморозка» со стороны стран-членов ОПЕК не решит проблему переизбытка нефти на рынке из-за позиции других стран-экспортеров, например, США, которые активно развивают свою нефтедобычу.

«А программа-максимум — это реальное снижение нефтедобычи странами ОПЕК. Но, к сожалению, это еще менее реально, чем „заморозка“», — отметил эксперт.

Тем не менее, достигнутое соглашение о «заморозке» послужит позитивным сигналом, который будет отыгран финансовым рынком. «Тогда цена на нефть пойдет вверх. При любых прочих раскладах, то есть если участникам встречи не удастся договориться, мы увидим отскок на уровень $48-49 за баррель — на тот уровень, который был до неофициальной встречи стран-членов ОПЕК», — поведал Иван Капитонов.

Старший аналитик «УралСиб» Алексей Кокин пояснил, что программа-максимум по сути не отличается от программы-минимум и заключается в достижении договоренности по квотам добычи, скорее всего, на ближайшие полгода.

«Если говорить о конкретных цифрах, то для того, чтобы рынок что-то почувствовал, нужно общее снижение порядка миллиона баррелей в день в целом по всем производителям. Соответственно, если ОПЕК примет решение, скажем, снизить добычу чуть менее чем на миллион, но при этом Россия готова будет уменьшить добычу на 200-300 тыс баррелей в день, это тоже будет иметь очень положительный, достаточно убедительный эффект», — рассказал он.

В том же случае, если сумма этих снижений составит всего полмиллиона, то такие ограничения результата не дадут, пояснил Кокин. «Дело в том, что существует определенная сезонность добычи нефти странами Ближнего Востока, особенно Саудовской Аравией и Кувейтом: там спрос на нефть летом гораздо выше. Поэтому нужно, чтобы снижение уровня добычи было больше, чем сезонные колебания, чтобы оно действительно было настоящим снижением, а не иллюзией. Отсюда и необходимый минимум в миллион баррелей, возможно, включая Россию», — уточнил старший аналитик «УралСиб».

Эксперт предупредил, что если договоренность не будет достигнута, то рынок отреагирует очень сильно. «Потому что тогда в конце ноября договориться будет уже гораздо сложнее. Практика показывает, что в очень длительном процессе переговоров, начиная с какого-то момента, шансы на успех становятся весьма невелики. Поэтому очень важно, чтобы за месяц до очередной пленарной встречи ОПЕК поступили бы сигналы, что у них есть договоренность, и именно по квотам. В таком случае, это будет сильный положительный сигнал, в противном случае — отрицательный», — указал он.

«То есть, сейчас мы находимся на развилке: в зависимости от итогов встречи нефть может пойти вверх до $55 за баррель, а может пойти вниз до $45 за баррель и ниже», — заключил Алексей Кокин.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков отметил, что в качестве программы-минимум рассматривается согласование всех деталей «заморозки», а именно сроков и объемов.

Еще одним вопросом на повестке дня станет, по его словам, предоставление особых условий для Ирана и Ливии. «Пока непонятно, дадут ли Ирану какой-то дополнительный коридор для роста, чтобы он вышел на досанкционные объемы добычи, хотя фактически они уже почти достигнуты. Здесь дело в том, что напрямую Саудовская Аравия и Иран переговоры не ведут, только через другие страны», — пояснил эксперт.

«А программа-максимум, по-видимому, — продвижение Саудовской Аравией идеи о том, что страны, не входящие в ОПЕК, должны не просто заморозить, а снизить объемы добычи, причем в том же самом процентном соотношении, на которое вроде бы договорились пойти страны ОПЕК. Прежде всего, речь здесь идет о России. И вот этот вопрос, я думаю, вызовет много споров, потому что об этом Москва переговоров вообще не вела. И нам, действительно, крайне невыгодно соглашаться на снижение, потому что сейчас мы достигли исторических максимумов за постсоветский период», — уточнил Юшков.

Более того, климатические особенности России не позволяют резко менять объемы производства, в отличие, например, от Саудовской Аравии, ближневосточных стран, Ирана, добавил ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности.

В любом случае, заверил эксперт, скорее всего, каковы бы ни были результаты встречи, по ее итогам будут сделаны заявления о как минимум согласовании документа по «заморозке» и, соответственно, сотрудничестве при балансировке рынка. «Ведь все понимают, что на рынок позитивно влияет не только фактические объемы производства, но и положительные заявления, которые следуют за встречами ОПЕК и стран, не входящих в картель», — отметил он.

Таким образом, пока можно давать достаточно оптимистичные прогнозы относительно итогов встречи, заявил Юшков. Единственный момент, вызывающий сейчас некоторую тревогу, — внутренняя ситуация в Венесуэле, президент которой Николас Мадуро и является ключевым инициатором переговоров по «заморозке»: если власть там поменяется, то выполнение страной достигнутого соглашения окажется под вопросом.

«Дефицит доверия — вообще самая большая проблема этих переговоров, потому что ОПЕК принимает новые квоты, а потом по статистике самой ОПЕК становится ясно, что они сами не выполняют взятые на себя обязательства. И выпадение из этого процесса хотя бы одного участника, например, Венесуэлы, может негативно повлиять на процесс соблюдения квот остальными», — резюмировал Игорь Юшков.

Источник: Вестник Кавказа, 28.10.2016


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики