Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Полная дегазация Украины

Полная дегазация Украины

Через два года транзитный статус этой страны исчезнет. Как и миллиардные доходы от него

Украине будет очень тяжело остаться страной-транзитёром российского газа после 2019 года. Это признал глава «Нафтогаза» Андрей Коболев.

Россию Коболев называет «очень мощным оппонентом», который делает Европе выгодное предложение с «Северным потоком-2». В случае реализации этого проекта, а также «Турецкого потока», Москва может вообще перестать поставлять газ через Украину, считает Коболев.

Новость — очень тревожная для Киева. Ведь страна ежегодно получается порядка 2 миллиардов долларов за транспортировку «голубого топлива» в Западную Европу. Огромные деньги для слабой экономики, к тому же погружающейся в пучину финансового кризиса. Их изъятие из украинского бюджета будет означать почти неминуемый крах режима Петра Порошенко.

Такой ход событий легко спрогнозировать, если иметь в виду, что соглашение с Россией по транзиту газа истекает всего через два года — в 2019-м. Учитывая нынешний уровень политических и экономических отношений между нашими странами, вовсе не факт, что Москва захочет «продолжения банкета». Тогда украинская «труба» немедленно превратится в металлолом.

По словам Коболева, единственное, что может спасти транзитный статус «незалежной» — срочная дележка этим бизнесом с западными партнерами. Пусть даже и в ущерб Киеву. Конкретнее — привлечение крупной европейской компании к управлению газотранспортной системой. Чтобы потом единым фронтом давить на «Газпром».

Причем, не исключено, что процесс сокращения транзита уже начался. Ранее обозреватель Forbes Кеннет Рапоза обратил внимание на данные Европейской сети операторов систем транспортировки природного газа (ENTSOG), согласно которым в последнюю неделю 2016 года объем газа, поставляемого из Россию в Европу через Украину, значительно снизился — примерно на 19 процентов. Похоже, этот факт всерьёз напугал Киев и подвигнул Андрея Коболева на паническое, но весьма реалистичное заявление. 

— Думаю, что заявление главы «Нафтогаза» — крик отчаянья, — говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков. — Ещё несколько лет назад на Украине были приняты специальные законы, позволяющие создать оператора украинской ГТС. По ним 50 процентов акций «Нафтогаза» могут быть проданы частным структурам, в том числе иностранным.

Таким образом, американским и европейским компаниям как бы намекали: мы готовы продать вам половину своей газотранспортной системы. Соответственно, отдаём и половину доходов от транзита. А вы уж договоритесь с Россией, чтобы она гарантировала определённый объём прокачки через территорию «незалежной».

Для этого, в том числе, необходимо всеми средствами ставить палки в колёса всем газопроводным проектам в обход Украины. Видимо, желающих, а, главное, способных выполнить такую договорённость не нашлось.

И нынешнее заявление Коболева означает примерно следующее: «Спасите нас хоть кто-нибудь. А мы, возможно, не только 50 процентов своей ГТС отдадим, но и все 100. Мы ведь за свободный либеральный рынок, за евроинтеграцию и т. д». 

«СП»: — Почему всё же нет желающих купить украинскую «трубу»? 

— Чтобы система украинской ГТС эффективно работала и после 2019 года, в её модернизацию и ремонт, по некоторым оценкам, необходимо вложить до 7 миллиардов долларов. Такие деньги американцы или европейцы готовы были бы дать, если бы были гарантии загрузки. Однако они видят, что «Газпром» уже не первый год ведёт целенаправленную политику на то, чтобы обойти Украину «с флангов». Выходит, никаких гарантий нет. 

Да, теоретически можно продлить транзит по территории «незалежной» на год, на два. Но ясно, что десятилетиями такая система работать не сможет. «Газпром», так или иначе, уйдёт от украинского транзита.

На Западе это прекрасно понимают и не хотят вкладываться в заведомо убыточный проект. Всё больше европейских компаний, наоборот, заинтересованы в том, чтобы войти в проекты «Газпрома» по обходным газопроводам.

Мы видим, что уже пять крупных европейских компаний «зашли» в реализацию «Северного потока-2». И в «Южном потоке» готовы были участвовать многие европейские компании, как и сейчас в «Турецком потоке».

Европейцам проще вкладывать деньги в российские проекты, чем пытаться удержать украинский транзит. Поэтому у Украины мало шансов остаться транзитной страной. Либо это будут минимальные объёмы газа. Скажем, для снабжения Молдавии. 

«СП»: — Однако, как считают некоторые эксперты, даже введение в действие «Северного потока-2» не позволит нам без Украины прокачивать свой газ в Европу в тех объёмах, которые существуют сейчас

— Стратегическое решение минимизировать или полностью избавиться от газового транзита через Украину Москвой принято задолго до второго Майдана. При Януковиче, который на самом-то деле не был таким уж пророссийским президентом, строился первый «Северный поток». И «Южный поток» пытались реализовать.

До 2014 года ещё была вероятность, что «Северный поток-2» Россия строить не будет, а сохранит объёмы транзита через территорию Украины на уровне хотя бы 10−20 миллиардов кубометров газа в год. Правда, для этого было бы необходимо, чтобы европейцы согласились покупать российский газ на нашей границе с Украиной, а все риски, связанные с транзитом, брали на себя.

Мы, кстати, предлагали такой вариант европейцам. Те отказались, поскольку не хотели этой головной боли — решать проблемы с прокачкой уже купленного газа через «незалежную».

Поэтому я не вижу сейчас варианта, при котором Россия будет готова заключить новый долгосрочный контракт с Украиной на транзит газа после 2019 года. Пусть даже Янукович снова станет президентом. Это ничего не изменит. 

«СП»: — Даже если «Газпром» приобретёт в собственность украинскую ГТС, как собирался когда-то? 

— К такому варианту уже не вернутся. Именно «газовая война» 2009 года дала возможность главе «Газпрома» Алексею Миллеру убедить Владимира Путина, что с транзитом через Украину надо заканчивать. Я думаю, что президент России вообще стал придерживаться принципа: не зависеть ни от каких стран-транзитёров. 

«СП»: — Однако совсем избавиться от зависимости невозможно. Не получится ли, что с тем же «Турецким потоком» мы окажемся в зависимости теперь уже от довольно своенравного Эрдогана

— Да, риски есть и тут. Но мы стараемся выбрать меньшее из зол. Конечно, можно было попробовать вернуться к «Южному потоку». Тем более, что Болгария уже не раз давала понять, что хотела бы реанимировать этот проект. Однако решено сделать ставку на Турцию, поскольку она, по крайней мере, не настолько зависит от Вашингтона, как та же Болгария.

Первая нитка «Турецкого потока» (15 миллиардов кубометров газа ежегодно) предназначается для самой Турции и тут какие-то проблемы вряд ли возможны. А вот вторая ветка задумывалась как транзитная. Через территорию Турции она должна пойти в Европу. И вот здесь возникает много вопросов. До сих пор неясно, стоит ли строить эту вторую нитку, поскольку Эрдоган очень сложный партнёр, везде пытающийся продавить свои интересы. Россия для него не авторитет. Как, впрочем, и европейцы, и американцы. Турция всегда исходит из собственных интересов. Путин это всё, думаю, понимает. Но всё же, повторюсь, делает ставку на меньшее из зол. 

Автор: Алексей Полубота

Источник: Свободная пресса, 06.01.2017


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.
Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики