Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > На пороге передела

На пороге передела

Аналитик Александр Пасечник — о вероятных последствиях решения о сокращении добычи нефти

Начало 2017 года отмечено весьма позитивными настроениями на мировом рынке нефти — цена барреля Brent уверенно закрепилась на рубежах выше $55, а порой в первой декаде января котировки в моменте тестировали уровни выше $57. Теперь отнюдь не за горами ожидаемое взятие спекулянтами отметки $60 за «бочку».

Столь уверенный «бычий» настрой на сырьевых биржах обусловлен началом исполнения ведущими нефтедобытчиками с 1 января глобального соглашения, которое предписывает серьезно сократить производство черного золота — совокупно к концу I полугодия 2017 года на рынок должно будет поступать ежесуточно на 1,8 млн баррелей меньше, из которых 1,2 млн придется на членов Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК), а около 0,6 млн баррелей — на пул внекартельных добытчиков, включая весомую лепту России в 0,3 млн баррелей.

Наши нефтедобывающие компании уже взялись исполнять лимитирующую резолюцию: за первую неделю января они сократили добычу нефти и газового конденсата до 11,3 млн баррелей в сутки. Согласно расчетам ЦДУ ТЭК, это на 1,2% ниже, чем в конце декабря 2016 года, когда добыча достигала 11,44 млн баррелей в сутки.

Кроме того, лидер ОПЕК — Саудовская Аравия — с октября 2016 года к началу 2017 года сократил добычу не менее чем на 486 тыс. баррелей в сутки, до отметки примерно 10,06 млн баррелей. Влиятельность Эр-Рияда в этом контексте отметил 8 января в своем заявлении генеральный секретарь ОПЕК Мохаммед Баркиндо, назвав Саудовскую Аравию одним из лидеров по снижению добычи.

В свою очередь, Ирак, занимающий по нефтедобыче вторую строчку в картеле, тоже начал сокращать производство черного золота, обещая «убрать» с рынка до 210 тыс. баррелей. Таким образом, согласно заявлению министерства нефтяной промышленности Ирака от 5 января, страна снизит ежедневный дебит скважин до 4,35 млн баррелей.

Менее весомые члены ОПЕК также придерживаются взятых обещаний. Например, кувейтский концерн Kuwait Petroleum намерен снизить добычу на 131 тыс. баррелей — до рубежа в 2,75 млн баррелей в сутки. По сведениям местных СМИ, в I квартале 2017 года компания намерена сократить и экспортное предложение сырья.

Заметно выбивается из общего картельного ряда, пожалуй, только Иран — поведение страны идет вразрез с действиями лидеров картеля: она с выгодой использует влияние перемен. Тегеран уже воспользовался конъюнктурным подъемом цен на биржах, сбывая запасы нефти, которая хранится в морских танкерах.

Но здесь справедливо отметить, что юридически Иран находится вне соглашения по глобальному сокращению добычи нефти, а потому у страны нет никаких временных обременений в выстраивании своей экспортно-добычной стратегии.

Из-за ограниченности пула стран, вовлеченных в глобальное соглашение по лимитированию, грядет определенный передел мирового рынка. «За скобками» договоренностей, достигнутых в Вене 30 ноября, как известно, оказались не только Иран, но и США, которые входят в тройку мировых производственных лидеров черного золота. Поэтому перемены неизбежны.

Главное, что теперь не ясно, — как будет реализоваться мировая экспортная стратегия. Страны — участники «венского соглашения» искусственно сократят предложение, но вот как тогда быть со спросом, который нельзя «зачеркнуть». Ведь нет же соответствующего пропорционального соглашения по ограничению импорта со стороны стран, зависимых от внешних поставок углеводородов. Выходит, приверженцы лимитирующего протокола все-таки рассчитывают на низкий спрос или на пересмотр покупателями контрактных портфелей в пользу отдельных стран, которые способны прибавить в производстве черного золота. Но много ли найдется таких «героев» и способны ли они будут компенсировать выбывание хотя бы полумиллиона баррелей ежесуточной добычи саудитов — большой вопрос. Даже вероятная активизация американских сланцевых нефтедобытчиков едва ли способна восполнить грядущий мировой дефицит нефти. Тем более что нового сланцевого бума в США может вовсе и не быть: ведь предполагаемый полугодовой горизонт действия соглашения о лимитировании добычи — не столь побуждающий фактор возвращать инвестиции в сектор низкомаржинальной сланцевой нефти.

А вот с точки зрения наших национальных интересов позитивный момент просматривается: поддержка, оказываемая котировкам барреля от соглашения, лимитирующего добычу нефти, благотворно отразится на российском бюджете. Хотя в связи с сокращением производства нефти уязвимым может оказаться внутренний рынок топлива. Есть предпосылки для необоснованных всплесков цен на горючее. К примеру, в начале января глава Кемеровской области Аман Тулеев обратился к председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву с просьбой не допустить роста цен в регионе и принять меры воздействия.

Схожие проблемы ждут и большинство остальных экспортеров нефти, участвующих в соглашении о лимитах. Так что скорей всего по мере обнажения проблем контрактного дефицита вероятность продления глобального лимитирующего моратория на второе полугодие будет неуклонно снижаться. Конечно, если только экономика Китая, состояние которой в последние годы принято считать одним из ключевых индикаторов в части формирования мирового спроса на углеводороды, не войдет в стагнационную фазу. Но здесь окончательные выводы в любом случае есть смысл делать не ранее чем по итогам I квартала, когда будет накоплена и представлена официальная макроэкономическая статистика Поднебесной.

Автор: Александр Пасечник, руководитель аналитического управления ФНЭБ

Опубликовано: Известия, 11.01.2016


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики