Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Как договаривались

Как договаривались

Аналитик Александр Пасечник — о ходе исполнения соглашения о сокращении добычи нефти и среднесрочных тенденциях на мировом рынке черного золота

Похоже, что мировой рынок нефти вошел в фазу стабилизации ― цена барреля Brent в течение января закрепилась на рубежах около $55. Столь комфортному для экспортеров положению дел на биржах способствует в первую очередь решение о сокращении с начала 2017 года добычи нефти странами ОПЕК и рядом внекартельных государств, включая Россию.

В поддержку котировок ― и грядущий рост спроса на черное золото: 19 января Международное энергетическое агентство (МЭА) улучшило прогноз по спросу на нефть в мире в 2017 году на 0,2 млн баррелей в сутки (до 97,8 млн баррелей в день с ожидавшихся ранее 97,6 млн баррелей).

Кроме того, подстегивает «бычьи» настроения на энергетических биржах и новостной фон: наметились предпосылки к расширению состава участников соглашения о лимитировании добычи. «Некоторые страны сейчас обдумывают вопрос о присоединении к соглашению ОПЕК и ряда государств, не входящих в картель, о сокращении добычи нефти», ― заявил генсек организации Мохаммед Баркиндо.

А Азербайджан и вовсе объявил, что желал бы усилить дефицит предложения на рынке черного золота за счет новой волны глобального сокращения добычи. Уточнив, правда, что готов к таким действиям только в случае, если его инициатива будет услышана и поддержана остальными участниками «венского соглашения» от 30 ноября. Но в заявлении из Баку все-таки больше лирики. Во-первых, Азербайджан не ключевой игрок на глобальном рынке нефти. Во-вторых, пока нет точной статистики по уже принятому соглашению о сокращении производства нефти даже по январю.

Хотя определенные промежуточные данные мониторинга уже позволяют оценить степень ограничения мирового предложения черного золота.

21 января в Вене состоялась первая неформальная встреча членов комитета по мониторингу за снижением добычи нефти, а на следующий день  плановое заседание, где участники обменялись собственными данными о положении дел в добыче и провели комплексную оценку действий пула нефтедобытчиков, участвующих в соглашении.

Как заявил министр энергетики РФ Александр Новак, совокупное сокращение добычи нефти по итогам января составит 1,7 млн баррелей в сутки при уже достигнутом на сегодня уровне выбывания в 1,5 млн.

А как известно, полугодовой план лагеря стран, вовлеченных в соглашение о квотировании, составляет около 1,8 млн баррелей. Выходит, набранная динамика по ограничению производства нефти может достичь целевых показателей досрочно  уже в феврале, что будет большим подспорьем для рынка энергоресурсов.

Кроме того, 22 января комитет по контролю за добычей нефти странами ОПЕК и внекартельными государствами утвердил техническую комиссию по слежению за сокращением добычи нефти. Следующее заседание профильного комитета намечено провести во второй половине марта в Кувейте, на нем будет рассмотрена отраслевая статистика по итогам февраля.

Однако до конца не ясен механизм работы контрольной миссии: не было инспекций какой-либо рабочей группы на крупнейшие добывающие объекты всех 24 стран, обязавшихся сокращать производство нефти. В ходе таких инспекций можно было бы и посмотреть остановленные «качалки», и посчитать объемы «выбывания» сырья.

Поэтому отнюдь не факт, что на деле всё происходит именно так, как преподносится. Напомню, статус соглашения о сокращении добычи  все-таки джентльменский, а не юридический. Поэтому жестких рамок ни для кого нет. Равно как не предусмотрены и санкции к нарушителям режима.

Поэтому движение котировок на рынке нефти по-прежнему в основном будет определять статистика от традиционных эмитентов отраслевой отчетности  МЭА, ОПЕК и отчасти некоторых ведущих глобальных нефтегазовых концернов. Но  в их обзорах будут использоваться в том числе и оперативные сводные данные национальных мониторинговых миссий, которые вполне могут оказаться «скорректированными». Причина же такого вероятного крючкотворства кроется как раз в самом участии той или иной страны в «ограничительном союзе»: ведь искусственное снижение добычи будет способствовать подрыву национальных сырьевых фундаментов для исполнения обязательств по экспортным контрактам. К тому же, согласно свежим прогнозным взглядам МЭА, ожидаем рост глобального спроса на нефть. Что может только формировать тенденцию к наращиванию портфелей заявок от контрагентов-потребителей черного золота. Но как их тогда удовлетворять, если есть задача снижать добычу?

Риски нарушений сосредоточены главным образом в среде ОПЕК. Учитывая, что на протяжении последних нескольких лет отдельные представители этой организации серьезно отклоняются от принятых внутри картеля производственных квот, есть все основания опасться, что они же могут корректировать данные по снижению объемов добычи.

Поэтому сейчас первоочередная задача «заморозчиков» ― действовать честно и все-таки попытаться коллегиально соблюсти взятые обязательства по искусственному лимитированию добычи нефти хотя бы в течение шести месяцев  срока, прописанного в документе.

Тем более что ведущие представители ОПЕК в лице Саудовской Аравии и Ирака пока не отклоняются от исполнения нормативов и сворачивают добычу в рамках прежде принятых обязательств. Россия тоже снижает добычу. «Сокращение суточного объема национального производства нефти достигло 100 тыс. баррелей», ― заявлял Александр Новак.

Такое поведение крупнейших игроков рынка нефти позволяет прогнозировать сохранение стабильности на энергетических торговых площадках в горизонте первого полугодия.

Автор: Александр Пасечник, руководитель аналитического управления ФНЭБ

Опубликовано: Известия, 28.01.2017


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики