Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Ставка больше чем нефть: следующими целями Асада станут Пальмира и Ракка

Ставка больше чем нефть: следующими целями Асада станут Пальмира и Ракка

В настоящий момент легитимный режим президента Башара аль-Асада контролирует большую часть населения и производственных секторов экономики довоенной Сирии.

Асад сделал только первый шаг

В американской политологической науке по поводу тактики официального Дамаска даже появился термин useful Syria(«полезная Сирия»), т.е. те районы этого государства, которые в первую очередь целесообразно контролировать со стратегической точки зрения.

Это большая часть населения, его наиболее квалифицированные и образованные слои, промышленность и сельское хозяйство, т.е. те главные компоненты, без которых полноценное государство на сирийской территории просто не может выжить. 

При этом, для функционирования полноценной экономики и нормальной жизни людей нужна энергия и валюта, причем когда речь заходит о Ближнем Востоке, то это в первую очередь – нефть и отчасти природный газ.

Нефть на Ближнем Востоке пока важнее газа

«Отчасти» только потому, что главным экспортным продуктом ближневосточных государств является сырая нефть, а не природный газ, который за исключением территориально близких к Европе Ливии и Алжира, либо вообще до недавнего времени не разрабатывался в странах Ближнего Востока, либо шел в основном для внутреннего потребления.

 

Ставка больше чем нефть: следующими целями Асада станут Пальмира и Ракка

 

Некоторым исключением здесь является Катар со своей программой экспорта СПГ, но пока, надо сказать, на практике не очень успешной.

Например, Дохой были заключены контракты на поставку сжиженного газа в Польшу и Литву, но эти объемы носят минимальный характер и выполняют пропагандистскую и политическую функцию для правительств Варшавы и Вильнюса в контексте их «борьбы» с энергетической зависимостью от России.

Асады построили самодостаточное народное хозяйство

На протяжении долгих лет партия БААС(точнее ее сирийское отделение, ведь до 2003 в Ираке также правила партия БААС) под руководством Хафеза и Башара аль-Асадов построила в Сирии самодостаточное народное хозяйство.

Здесь можно привести мнение исследователей Вашингтонского института Ближнего Востока по Сирии, которые отмечают, что в экономической политике Дамаска преобладало два фактора – во-первых, это экономическая либерализация, начатая в начале девяностых годов и направленная на интенсификацию экономического роста, а, во-вторых, политика так называемой самодостаточной экономики.

 

Ставка больше чем нефть: следующими целями Асада станут Пальмира и Ракка

 

Именно этот фактор в Дамаске справедливо считали основой политической независимости такой страны, как Сирия.

Такая политика до 2011 года позволила правительству Асадов вести сбалансированную внешнюю торговлю и почти не иметь внешнего долга.

Дамаск упорно развивал свои восточные провинции

Во многом для достижения этой цели Дамаск начал стремительное развитие своих восточных областей, где основу экономики составляли производство зерна и хлопка для нужд национальной пищевой и текстильной промышленности, а также развитие нефтяных и газовых месторождений для обеспечения энергией растущих потребностей Сирии.

Основными точками добычи нефти в Сирии стали города Дейр-эз-Зор и Ракка в провинции Хасака – самой восточной территории этой страны.

К 2010 году объем производства в Хасаке достиг 380 тысяч баррелей в день, из которых 140 тысяч экспортировалось, а все остальное шло на потребности национальной экономики Сирии.

Кроме того, были открыты большие месторождения газа в районе древнего города Пальмира, что стимулировало перевод тепловых электростанций Сирии на газ и позволило Дамаску сохранить экспортные объемы нефти для получения валюты при росте потребления энергии внутри страны.

Если говорить конкретно о Пальмире, то там также находятся фосфатные рудники, которые обеспечили Сирии обширный источник дешевых удобрений, что очень важно для сирийской экономики, учитывая значительную роль сельского хозяйства.

В экономике Сирии есть разделение труда

В результате, в рамках экономики Сирии, создалось этакое «разделение труда», когда восточные регионы стали источником сырья и электроэнергии для промышленного Запада, где располагалось большинство населения и производственного потенциала страны.

В настоящий момент правительственные войска президента Асада вернули под свой контроль практически все главные районы западной Сирии – это провинции Латакия, Дамаск и Алеппо, из-за чего вооруженные отряды так называемой оппозиции остались в местах с небольшим экономическим потенциалом.

Кстати говоря, во многом из-за этого они и были вынуждены пойти на переговоры в Астане и Женеве.

Конечно, в контексте этих переговоров сложилась сложная ситуация, но, учитывая тот факт, что у Дамаска существует реальный военный перевес, то так называемым оппозиционерам, либо придется уйти из Сирии, либо договариваться с легитимным правительством.

Дамаску нужно возвращать контроль над востоком страны

Совершенно другой разговор – это восточные регионы Сирии, богатые нефтью и другими природными ресурсами, жизненно необходимыми для функционирования сирийской экономики.

На сегодня они за исключением небольшого месторождения на северо-востоке страны(там действуют курдские формирования) находятся под контролем запрещенной в нашей стране террористической организации «Исламское государство».

Люди, которые в первый раз смотрят на зону реального контроля территории Сирии боевиками ИГ, удивляются, почему их «владения» представляют собой этакую вытянутую кишку, но это легко объяснить – экономика террористов основана на контроле месторождений, причем изначально это и была единственная цель данной организации.

Это уже потом, вдохновившись своими военными успехами, они решили возродить Халифат в Сирии и Ираке с собственной валютой, правительством и прочими атрибутами традиционного государства.

Впрочем, сейчас, находясь под ударами сразу с трех сторон, террористы уже не мечтают об этом, а думают только о том, как им выйти из игры и сохранить свои жизни.

Естественно, речь здесь идет не о фанатиках, прибывших туда со всего мира, которые выполняют роль пушечного мяса, а о реальном руководстве этой террористической организации.

В контексте нефти у Дамаска есть конкуренты

Поэтому неудивительно, что Дамаск вместе с Москвой после неспешных действий разведки постепенно начинает ставить задачу по возвращению восточных сирийских провинций. Очевидно, что уже в этом году Россия и Сирия собираются начать действия широким фронтом по уничтожению боевиков ИГ, окопавшихся на востоке этой страны.

Во-первых, эти провинции необходимы Дамаску для функционирования национальной экономики, а, во-вторых, здесь у него появились реальные конкуренты.

На эти территории давно с интересом смотрит Турция, а в конце правления бывшего президента США Барака Обамы Ракку в качестве основной цели обозначил Вашингтон, причем очевидно, что не только из-за желания покончить с мировым терроризмом.

Таким образом, в 2017 году главной задачей Дамаска является, во-первых, возвращение Пальмиры, а, во-вторых, взятие под контроль главного рассадника террористов –  самопровозглашенной столицы ИГ города Ракка.

Нефть и газ нужны Сирии для нормальной жизни

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве России Игорь Юшков в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» подтвердил, что добыча нефти и газа имеет первостепенное значение для национальной экономики Сирии.

«Не надо переоценивать объемы сирийского экспорта углеводородов – они, конечно, были до 2011 года, но не в очень больших объемах, если сравнивать их с другими странами региона. Кроме того, эти объемы падали еще до событий гражданской войны и сейчас под контролем ИГ упали, если не до нуля, то до таких величин, что Дамаску не придется даже думать об их экспорте в случае возвращения контроля над нефтяными регионами. Там износ производства и прочие прелести «анархии», не говоря уже о том, что запасы нефти в Сирии, на самом деле, не самые большие», - констатирует Юшков.

С газом, как замечает эксперт, все сложнее – здесь пока не идет речи об экспорте, но это основа национальной экономики Сирии.

«В Сирии было достаточно серьезное промышленное производство, причем электроэнергия для него вырабатывалась на тепловых электростанциях за счет потребления природного газа. Кроме того, от газа зависит и частный сектор этой страны, что хорошо видно по тем случаям, когда Дамаск продолжает поставлять ресурсы на электростанции, которые вырабатывают газ для территорий, находящихся под контролем боевиков и прочих террористов. Просто у сирийского правительства нет здесь другого выхода, если речь идет о том, чтобы обеспечить этим людям минимальные условия для жизни», - резюмирует Юшков.

У Дамаска существуют большие запасы на шельфе

Заместитель директора Института исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» пришел к выводу, что не стоит сбрасывать со счетов Сирию, как потенциального экспортера энергетических ресурсов.

«В разработках сирийских месторождений нефти и газа должны поучаствовать российские компании, которые имеют огромный опыт подобной работы, как в России, так и за рубежом. Они и работали в Сирии до войны. Кроме того, не нужно забывать про то, что в 2009-11 годах были проведены изыскания на сирийском шельфе, где были обнаружены огромные запасы углеводородов», - заключает Егорченков.

Дмитрий Александрович замечает, что эти изыскания на сирийском шельфе проводились американскими и скандинавскими компаниями.

«Примечательно, что сразу после того, как эти данные были официально опубликованы, и началась гражданская война в Сирии вместе с попытками перевести Дамаск под внешнее управление известных мировых сил», - констатирует Егорченков.

Все это говорит о том, что перспективы у нефтегазового сектора Сирии достаточно серьезные и сразу после установления прочного мира в стране в этой отрасли сирийской экономики начнется большая работа.

«Здесь не надо забывать, что сирийские углеводороды находятся очень близко к европейскому рынку сравнительно тех же стран Персидского залива», - резюмирует Егорченков.

Поэтому Сирия может стать, как перевалочным хабом углеводородов, так и присоединиться к системе «Южного» и «Турецкого потоков» в виде газопровода «Посейдон».

Таким образом, в рамках нефтегазового комплекса Сирии разыгрываются гораздо большие финансовые карты, чем бизнес ИГ в виде производства прямогонного бензина или продажи небольших партий ворованной нефти в Турцию.

Автор: Дмитрий Сикорский 

Источник: Экономика сегодня, 18.02.2017

 


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года
«Газпром» на внутреннем и внешнем рынках газа: как поделить газовый «пирог»
Положение «Газпрома» весьма противоречиво. С одной стороны, после нескольких лет сокращения добычи из-за обострения конкуренции на внутреннем рынке и негативных тенденций на рынках внешних «Газпром» вновь наращивает производство газа. И ставит рекорд за рекордом на европейском рынке, покрывая дополнительный спрос. Атаки независимых производителей, требующих реформирования отрасли или хотя бы их допуска к трубопроводному экспорту, были в очередной раз отбиты. Компания получила некоторую передышку. С другой стороны, политическое сопротивление «Газпрому» в Европе только усиливается. Разворачивается финальная схватка за позиции на европейском рынке в будущем. Оппоненты бросают все силы на то, чтобы остановить или затормозить строительство «Северного потока - 2». Да и внутренние производители газа сдаваться не намерены. Кроме того, серьезно ухудшилось финансовое положение «Газпрома».
Российский нефтегаз в 2025 году: картина будущего
Все мы хотим знать, что ждет нефтегазовую промышленность в ближайшие годы. Известны два основных подхода к будущему, в том числе и будущему нефтегазовой промышленности. Первый – попытаться понять, что же ждет отрасль впереди исходя из текущих трендов. Второй - заняться конструированием этого самого будущего. Начертать план, которому нужно следовать, чтобы избежать проблем и минимизировать риски. Новый доклад ФНЭБ позволит понять, у каких развилок стоит отрасль и по какому пути нефтегазовую промышленность пытаются провести.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики