Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Вполне возможно, никакого контракта у Белоруссии с Ираном на самом деле и нет

Вполне возможно, никакого контракта у Белоруссии с Ираном на самом деле и нет

Нефтегазовый конфликт России и Белоруссии продолжается с начала 2016 года. После того, как стороны не сошлись в вопросе цен на газ, Россию обвинили в сокращении поставок нефти. Белоруссия ищет поставщиков, в частности, намерена закупать нефть в Иране.

Игорь Юшков, ведущий аналитик ФНЭБ, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ:

Сюжет этого скандала оказался весьма залихватски закручен. Мы видим, что сначала стороны вроде бы делают шаг навстречу друг другу, а потом совершенно невероятным образом разбегаются в разные стороны. Апогея этот конфликт достиг к новому году. В декабре стороны дошли до точки невозврата. Тогда белорусская сторона заявила, что поднимет тарифы на прокачку российской нефти в Европу сначала на 50%, а потом отступила до 20%, а в январе рост составил, если не ошибаюсь, 7% по одному направлению и 11% – по другому. Это все было согласовано с Транснефтью, как собственно и происходит каждый год. В ответ на это российская сторона увеличила поставки нефти в Белоруссию. Хотя многие говорили, что наоборот уменьшила. Вот только смотреть надо не по годам, а по кварталам – с 2016 года, когда начался конфликт. В III и IV квартале поставки составили 3 и 3,5 млн тонн, а в I квартале 2017 года их увеличили до 4 млн тонн. Конечно, это меньше, чем планировалось изначально (4,5 млн тонн), но все равно это больше показателей конца прошлого года. Казалось бы, стороны пошли навстречу друг другу, но тут выступил президент Лукашенко и высказал жесткую позицию по этой ситуации. Это подстегнуло российское правительство и элиты во главе с Дмитрием Медведевым, который, по словам Лукашенко, ему по сути противен, так как лоббирует интересы Газпрома (хотя для премьер-министра отстаивание интересов страны и защита госкомпании – это логичный шаг). Аркадий Дворкович с белорусским президентом тоже договариваться не собирается. Не удивительно, что Дмитрий Медведев требует с Белоруссии выплаты 550 млн долларов (сейчас  уже, наверное, больше). Газпром ведь платит налоги в бюджет страны, это национальный интерес – возврат такого долга.

По мнению белорусов, конфликт произошел потому, что российская сторона не соблюдает межправительственное соглашение 2011 года. Стороны разошлись в определении равнодоходности и в итоге – в трактовке этого межправсоглашения. Поэтому, мол, Белоруссия собирается покупать нефть у Ирана, не беспокоясь вторым вхождение в ту же реку, в которой она уже была с покупкой венесуэльской нефти, а потом и азербайджанской. Толком ни там, ни там не закупили, но Белстат уже тогда показал, что цены на эту нефть гораздо выше российских. И тут очередная попытка с Ираном, о соглашении с которым рапортует только одно СМИ – Рейтерс. Но даже на сайте иранской компании пресс-релиз о подписании и договоренностях взят из этого СМИ. И это наталкивает на мысль, что, вполне возможно, никакого контракта с Ираном на самом деле и нет. До этого ведь белорусский президент тоже лукавил, что Белоруссия подала в суд на Россию из-за недопоставок нефти, а суд в свою очередь заявил, что никакого иска нет. 

В свете всего этого, я думаю, что Белоруссия пытается усилить собственные позиции в преддверии переговоров на президентском уровне. Все понимают, что конфликт уже достиг апогея и что кроме президентов решить его никто не сможет. Вполне возможно, что иранскую нефть никто и не закупал. В официальных данных Белстата, кстати, стоит, что за 2016 год нефть поступила из двух источников – России (18 млн тонн с небольшим) и Казахстан (44 тыс. тонн). Средняя цена за тонну российской нефти составила 218 долларов, а за казахскую – 284. Пришла эта нефть не по железной дороге (как собираются возить иранскую), а через систему Транснефти – это более экономный вариант в силу не такой большой удаленности. Странная какая-то схема с Ираном, больше похожая на рекламную кампанию. Долгосрочно это продолжатся не может – все закончится, как только закончится конфликт с Россией. Иранцы тоже не скрывают, что пока речь идет об одной поставке всего лишь 80 тыс. тонн – это один танкер. В 2012 году подобный ход был бы более действенным, но с тех пор мы такую тактику уже ни раз видели, и ею нас не удивить.

Конфликт в итоге, я думаю, все равно разрешится. Мы все-таки зависим друг от друга – через Белоруссию проходят транзитом и нефть, и газ. Газопровод «Ямал-Европа» загружен на 100%, и отказаться от него сейчас для Газпрома не реально, как и сократить поставки. Взаимозависимость большая. У России, увы, ресурсы сейчас тоже ограничены, и сейчас не лучшее время для раздачи «пряников». Допускаю, что Белоруссия не в полной мере понимает наши сложности и пытается продавить свои интересы и навязать свое решение – как это раньше бывало. Так что обеим сторонам придется идти на компромисс. Но пока будут встречаться Семашко и Дворкович, ничего не изменится. Думаю, надо ждать встречи на президентском уровне. И какого удастся при этом достичь компромисса – это большой вопрос. Возможно, белорусы вернут только часть задолженности, но при этом перейдут на новую систему тарифов. В любом случае я вижу разрешение конфликта в переходе, как это написано в межправсоглашении, на внутрироссийскую цену на газ (как например в Смоленске) – и не к 2025 году, а в создании уже сейчас общего рынка газа. Мы готовы это сделать, но Газпрому все-таки надо вернуть долги. В таком случае Белоруссия получит и дешевый газ, и полную загрузку своих НПЗ – на 24 млн тонн, а не на 18.  

Источник: Центр энергетической экспертизы, 20.02.2017


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Фискальные новации: от налогового маневра к новым экспериментам
Нефтехимия и газохимия: непростой путь к высоким переделам
Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики