Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Роснефть» заигралась в глобализацию

«Роснефть» заигралась в глобализацию

Зачем компания Игоря Сечина заключила контракт с правительством Иракского Курдистана

Компания «Роснефть» заключила соглашение с региональным правительством Иракского Курдистана о сотрудничестве в области разведки, добычи, инфраструктуры, логистики и трейдинга углеводородов. Контракт был подписан в рамках конференции IP Week в Лондоне. В пресс-службе российской компании сообщают, что договор рассчитан на 2017−2019 годы. В этот период подразделение «Роснефти» Rosneft Trading SA будет закупать «черное золото» у иракских курдов. Договор предусматривает предоплату.

Исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин, комментируя подписание соглашения, заявил, что стороны надеются найти новые рынки сбыта для курдской нефти. «Контракт позволит обеспечить сырьем расширяющуюся международную сеть НПЗ „Роснефти“ и повысить их эффективность», — сказал Сечин.

Как сообщает «Интерфакс», после покупки «Башнефти» «Роснефть» получила возможность работать в иракских провинциях Наджаф и Мутанна на перспективном нефтеносном Блоке 12. Считается, что этот неразведанный регион в Западной пустыне площадью 7680 кв. км. обладает самым большим в стране нефтяным потенциалом. Но в Курдистане проектов у «Роснефти» пока не было. Зато «Газпром нефть» уже работает на территории автономии. Запасы нефти Иракского Курдистана оцениваются в 45 млрд. баррелей.

Интересно, что накануне известий о подписании соглашения в Багдад неожиданно прибыл глава Пентагона Джеймс Мэттис. Во время визита он заверил, что США не собираются захватывать нефтяные месторождения Ирака. «Думаю, что все американцы, которые здесь собрались, как правило, всегда платили за газ и за нефть, и уверен, что мы продолжим это делать и в будущем», — добавил Мэттис.

Оправдываться Мэттису пришлось не случайно. В январе новый президент США Дональд Трамп на встрече в ЦРУ заявил, что, по его мнению, американцам следовало бы сохранить контроль над иракской нефтью и, возможно, такой шанс им еще представится. Во время избирательной кампании миллиардер делал еще более смелые заявления, например, говорил, что если американцы покинут Ирак, они должны «забрать нефть с собой».

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов убежден, что экономическая выгода от сделки с Иракским Курдистаном для «Роснефти» сомнительна.

— «Роснефть» позиционирует себя, как глобальная компания. У руководства есть идея, что нужно работать на глобальных рынках, активно инвестировать по всему миру. Эта сделка вписывается в логику такой игры в глобальность. Многие наши компании в это уже наигрались, хотя еще десять лет назад такая стратегия была общим поветрием.

Лично я всегда был критиком этой концепции. Некоторые наши компании работают в Ираке, например, «Лукойл», «Газпром нефть». Но я считаю, что России нет смысла копировать стратегии европейских и американских компаний. У нас довольно большие запасы собственных углеводородов. «Роснефть» сегодня контролирует 40% национальной нефтедобычи. Есть огромное количество проектов в России, которыми можно заняться.

«СП»: — Какие экономические выгоды несет соглашение?

—  Совершенно не ясно, каким будет уровень вовлеченности в торговлю курдской нефтью. Если «Роснефть» будет просто перепродавать сырье, вообще непонятно, зачем это нужно. По той же причине я был критиком не состоявшейся, к счастью, сделки с Ираном, по которой мы должны были брать у них нефть и самостоятельно перепродавать ее где-то на рынке.

Никто не знает, как можно на этом заработать, зато мы влезаем в сделки, которые не выгодны, но соответствуют пониманию, что мы — глобальные игроки. Хотя «Роснефти» не нужно торговать курдской нефтью, чтобы соответствовать этому статусу. Игра в глобальность — это, скорее, проблема. Посмотрите на Венесуэлу, где парламент сейчас пытается оспорить решение президента по сотрудничеству с российской компанией, и, возможно, «Роснефть» теперь все там потеряет. Получается, все глобальные усилия были приложены напрасно.

Трамп сегодня говорит о том, что «возвращается в Америку». То же самое нужно сделать и нашим компаниям. Игры на зарубежных рынках только отвлекают на себя ресурсы. Нужно думать о собственных продажах, а не о том, как перепродать нефть конкурентам. 

Начальник Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов, в свою очередь, полагает, что дело не в экономике, а в политических расчетах.

— Россия пытается разыгрывать, в том числе, курдскую карту. Достаточно посмотреть на последние инициативы в отношении сирийских курдов, которым, как напомнила Москва, неплохо было бы предоставить автономию. Это было отражено, например, в проекте Конституции Сирии, которую передали на рассмотрение на встрече в Астане.

Можно вспомнить и о недавней Курдской конференции в Москве, на которой были представлены различные курдские силы. Думаю, и это соглашение связано с резким усилением интереса России к курдской проблематике. Особых экономических выгод «Роснефть» от этого договора быстро не получит. Так что этот шаг следует рассматривать через политическую призму.

Россия решила развивать отношения с Иракским Курдистаном и наполнить эти контакты практическим содержанием, в том числе через развитие экономического партнерства, где нефть может стать главным аспектом взаимодействия. Без политического контекста эта сделка вряд ли состоялась.

«СП»: — Есть ли перспективы у этого сотрудничества с курдами?

— Следует разделять сирийских и иракских курдов. Партнерство с сирийской ветвью чревато для нас резким ухудшением отношений с Турцией. Там у власти находится коалиция TEV-DEM во главе с PYD (Демократический союз), который, по мнению Анкары, является филиалом Рабочей партии Курдистана, признанной в Турции террористической организацией. Любые плотные взаимодействия с ними чреваты осложнением отношений с Анкарой. Хотя Москва пытается лавировать и не портить отношения с теми и другими, турецкую сторону все равно любые контакты не устраивают.

Другое дело — Иракский Курдистан, где у власти до сих пор находится Масуд Барзани, который имеет очень тесные связи с Анкарой. Он фактически ближайший союзник Турции в Ираке, даже ближе, чем премьер-министр Ирака Хайдер Аль-Абади.

Поэтому в отношении Иракского Курдистана можно действовать более смело, без оглядки на Анкару. Но при этом Россия пытается выступать посредником в сирийском курдском вопросе. В том числе с тем, чтобы вернутся к Эрбильским договоренностям, то есть снова допустить к политическому процессу Курдский национальный совет (KNC), который PYD отстранили от власти. Задача Москвы — уговорить PYD выйти на диалог с Национальным советом, который является барзанистской партией. Это помогло бы и сохранить отношения с курдами, и не ухудшить их с Анкарой. Это очень сложный клубок противоречий.

С Иракским Курдистаном все проще, и экономическая сделка с ними — сигнал, что Москва делает ставку не только на Демократический союз, а готова развивать отношения со всеми курдскими силами и выступать в качестве посредника в контактах между силами PYD и барзанистским Национальным советом в рамках курдско-сирийского урегулирования.

«СП»: — Не пересекаются ли наши нефтяные интересы в Ираке с американскими?

— Пересекаются, но пока роль России слишком незначительна, чтобы представлять угрозу для американских интересов. Когда Саддама Хусейна отстранили от власти, Россия лишилась практически всех своих контрактов в Ираке. И сейчас мы не представляем серьезную конкуренцию американцам в стране. Да и основные месторождения нефти находятся не в Курдистане, а на юге, в шиитской зоне ближе к Персидскому заливу.

Мы, скорее, помогаем иракским курдам решить их проблемы, в том числе с транспортировкой нефти. Ведь ее пытаются возить через Иран и Турцию не по нефтепроводам, а на автомобилях. На границе часто путали колонны с цистернами, считая, что это нефть из ИГ *, а это было курдское сырье. Кроме того, далеко не все готовы инвестировать в Курдистан, и с этим «Роснефть» тоже поможет.

Проблемы могут возникнуть скорее не с американцами, а с режимом в Багдаде, который пытается контролировать все нефтяные вопросы и не допустить роста курдской самостоятельности в транспортировке углеводородов. Но, думаю, Россия этот вопрос решит, в том числе с помощью связей с Ираном. Можно найти пути транспортировки курдской нефти в обход центрального правительства.


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), решением Верховного суда РФ от 29.12.2014 признано террористической организацией и её деятельность в России запрещена.

Автор: Анна Седова

Источник: Свободная пресса, 21.02.2017


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Нефтехимия и газохимия: непростой путь к высоким переделам
Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики