Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Бои за OPAL будут жаркими»

«Бои за OPAL будут жаркими»

Украина и Польша подали иск против «Газпрома»

Украина присоединилась к Польше в судебном разбирательстве против «Газпрома». Точнее — против решения ЕК, позволяющего российской компании использовать дополнительные мощности трубы OPAL. Для Украины это вопрос транзитных доходов, и, по словам юристов, даже не являясь членом ЕС, она может повлиять на исход дела. Отраслевые эксперты указывают, что вопрос уже не в OPAL — фактически сейчас решается не проблема этой трубы, а судьба газопровода «Северный поток – 2».

«Нафтогаз Украины» снова хочет судиться с «Газпромом». На этот раз по поводу газопровода OPAL, являющегося сухопутным продолжением трубы «Северный поток». Как говорится в релизе украинской компании, выпущенном в среду, «Нафтогаз» направил в Общий суд Европейского суда справедливости запрос о присоединении к иску польской PGNiG против «Газпрома».

PGNiG требует ограничить доступ российской компании к мощностям газопровода OPAL.

OPAL — газопровод мощностью в 36 млрд кубометров в год, проходящий по территории Германии. По этой трубе газ из российского «Северного потока» поступает германским потребителям и в другие страны Евросоюза. «Газпрому» изначально было разрешено заполнять только половину объемов OPAL, остальные 50% мощностей были зарезервированы под других возможных поставщиков.

«Газпром» неоднократно обращался к Еврокомиссии с просьбой позволить ему использовать свободные мощности OPAL, но европейская администрация пошла навстречу компании только в октябре прошлого года, разрешив выкупать на аукционах еще до 40% от общей мощности трубы.

Польша и Украина уже тогда выразили свое возмущение решением ЕК. Это неудивительно, так как рост поставок российского газа через OPAL означает для них снижение транзита и потерю транзитных доходов.

Глава украинского «Нафтогаза» Андрей Коболев еще до октябрьского решения Еврокомиссии заявлял, что, если российский газовый холдинг получит еще 40% OPAL, объемы украинского транзита сократятся на 13,5–14,5 млрд куб. м и Киев недополучит $395–425 млн.

Сейчас «Нафтогаз» указывает, что негативными последствиями от расширения доступа к OPAL для него станут не только снижение объемов транзита, но и «угроза безопасности поставок природного газа в Украину из-за прекращения газовых потоков из Польши, ухудшение конкурентной позиции «Нафтогаза», неожиданная смена регуляторных и рыночных условий деятельности компании».

Польша же в своем иске заявляла, что решение ЕК было принято с превышением полномочий, нарушило принципы правовой определенности, защиты законных ожиданий и пропорциональности, не согласуется с принципами политики ЕС и нарушает положения Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС.

Также PGNiG указывала, что при вынесении решения была неверно применена ст. №36 Директивы 2009/73/ЕС об исключении новой газовой инфраструктуры от применения отдельных требований Третьего энергетического пакета (ТЭП запрещает одной и той же компании заниматься поставками газа и его транспортировкой. — «Газета.Ru»).

В итоге в конце 2016 года суд Европейского союза приостановил действие решения ЕК, запретив «Газпрому» пользоваться допмощностями OPAL до окончательного разбирательства. На сегодняшний день рассмотрение дела продолжается.

«Коллективный иск в суд Евросоюза имеет гораздо больше перспектив, даже когда одним из истцов является страна, не входящая в ЕС», — комментирует председатель коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный» Константин Трапаидзе.

По словам юриста, при коллективном иске суд получает большую возможность для маневра.

Глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов указывает, что претензии как Польши, так и Украины в первую очередь заключаются в том, что дополнительные поставки российского газа через OPAL нарушают их экономические интересы. Причем «Нафтогаз» прямо пишет об угрозе снижения транзитных поставок. 

«Если вопрос будет рассматриваться исключительно в экономической плоскости, то «Газпром» может предоставить суду расчеты, доказывающие, что поставки в зону Баумгартена (газовый хаб в Австрии. — «Газета.Ru») для российской компании осуществлять дешевле именно через «Северный поток» и OPAL, — поясняет Симонов. — И это действительно так, затраты при поставках через Балтийское море и Германию ниже». При этом, по словам главы ФНЭБ, российский холдинг может указать на тот факт, что снижение логистических затрат позволяет снизить цену для конечного потребителя.

«Но не исключаю, что решение суда в данном вопросе будет носить политически мотивированный характер», — говорит Симонов.

В данном споре важна не столько судьба существующей газотранспортной инфраструктуры (хотя из-за ограничений по OPAL «Северный поток» остается не до конца заполненным, и «Газпром» теряет деньги), сколько будущее поставок российского газа в Европу.

Дело в том, что в настоящее время «Газпром» реализует газопроводный проект «Северный поток – 2»( труба-близнец СП-1, с аналогичной мощностью в 55 млрд кубометров). Но у этого проекта много противников, причем в первую очередь это те же Украина и Польша.

Больше всех пострадать может Украина, так как если «Газпром» запустит СП-2 (55 млрд кубометров), получит окончательный допуск к мощностям OPAL (14,4 млрд кубов) и введет в строй хотя бы одну ветку «Турецкого потока» (15,75 млрд кубов), это полностью «осушит» украинские транзитные трубы, поставки по которым в прошлом году составили 82,4 млрд кубометров. Еще Арсений Яценюк в бытность свою премьер-министром Украины говорил, что только запуск второго «Северного потока» лишит Киев порядка $2 млрд транзитных доходов в год.

И если сейчас Украина и Польша добьются запрета на использование допмощностей OPAL «Газпромом», это вполне может означать и конец «Северного потока – 2» как проекта.

Константин Симонов указывает, что запретить России строить подводную часть СП-2 Еврокомиссия не может, хотя такие попытки и предпринимались. «Так что единственной возможностью торпедировать проект является запрет на прокладку новой инфраструктуры на суше, — объясняет эксперт. — А такая инфраструктура, безусловно, понадобится, и ее строительство придется согласовывать с ЕК».

«Европа сейчас более склонна поддерживать продление украинского транзита, так что бои как за OPAL, так и за «Северный поток – 2» будут жаркими», — предупреждает Симонов.

Ранее Россия неоднократно заявляла, что не намерена пролонгировать российско-украинский транзитный контракт, действие которого истекает с началом 2020 года. Впрочем, также Москва говорила и о том, что продолжение транзита возможно, если Киев предложит выгодные условия. Киев же пока только увеличивает транзитный тариф, причем в одностороннем порядке. По поводу тарифов «Газпром» и «Нафтогаз» сейчас судятся в Стокгольме.

Параллельно Россия пытается доказать Европе, что украинский транзит ненадежен. В частности, речь идет о рисках, связанных с тем, что Украина отказалась от закупок российского газа еще в конце 2015 года. На протяжении всего 2016 года российская сторона не раз предупреждала, что Украине, которая начала отопительный сезон с рекордно низкими запасами (14,5–14,7 млрд кубов), в случае холодов может не хватить газа и тогда транзит окажется под угрозой.

Как раз в среду глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что риски надежности транзита российского газа для европейских потребителей через территорию Украины сохраняются.

«И такая ситуация, безусловно, вызывает опасения», — отметил Миллер. По его словам, запасы газа в украинских хранилищах «тают на глазах».

Глава «Газпрома» заявил, что, по мнению ряда экспертов, реально активного газа в украинских хранилищах всего около 0,8 млрд кубов. «А впереди еще больше месяца отопительного сезона», — напомнил Миллер.

Пока, впрочем, Украина вполне справляется со своими транзитными обязательствами и не забывает при случае это подчеркнуть. По официальным данным, на сегодняшний день в ПХГ Украины находится порядка 8,3 млрд кубометров, из которых задействованы могут быть примерно 2,3 млрд кубов.

Автор: Алексей Топалов

Источник: Газета.Ru, 02.03.2017


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики