Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Призрачная нефть из Ирана в Беларуси

Призрачная нефть из Ирана в Беларуси

В феврале СМИ сообщили, что Беларусь купила партию «черного золота» у Ирана. Это событие порождает множество вопросов. Туман вокруг иранской нефти не рассеялся до сих пор. Очень странно, что единственным источником информации о сделке является информационное агентство Reuters. Все СМИ ссылаются только на него. Причем сначала даже стороны соглашения не комментировали появившуюся информацию.

Только 18 февраля иранская госкомпания National Iranian Oil Company (NIOC) опубликовала на своем сайте официальный пресс-релиз. В нем было сказано, что NIOC подписала с BelOil Polska контракт на поставку 600 тыс. баррелей (около 80,2 тыс. т.) нефти легких и тяжелых сортов. Поставки начнутся в феврале и станут первой отгрузкой иранской нефти для Беларуси после снятия с Тегерана западных санкций. Для сравнения - ежегодно Беларусь закупает более 20 млн тонн нефти, которая используется для производства нефтепродуктов на современных белорусских НПЗ и экспорта преимущественно в Европу.

Больше в пресс-релизе собственной информации нет. Более того, в нем приводится текст ранее опубликованного сообщения Reuters со ссылкой на это информационное агентство. Трудно вспомнить примеры, чтобы в официальном пресс-релизе о заключении сделки компания, описывая условия соглашения, ссылалась бы на данные СМИ.

В частности, в тексте отмечалось, что Beloil Polska (учредители – ЗАО «Белорусская нефтяная компания» и РУП «Производственное объединение «Белоруснефть») получит нефть либо маршрутом через Одессу, либо через латвийской порт Вентспилс. Далее до белорусских НПЗ нефть предполагается поставить железнодорожным транспортом.

Но это, как написано в пресс-релизе NIOC (то есть в статье Reuters), пока только предположительная схема доставки, и ее «еще предстоит согласовать». Загрузка танкера для Beloil Polska должна была начаться 20 февраля, произошло это или нет – не сообщается до сих пор.

На этом странности пресс-релиза не заканчиваются. Пресс-служба иранской NIOC не стала редактировать сообщение Reuters и перепечатала на своем сайте даже концовку текста, где описана причина поиска Беларусью альтернативного России поставщика нефти. Все эти особенности породили версию о том, что в реальности Минск не покупал иранскую нефть для переработки на своих НПЗ.

Ведь если бы стороны хотели провести эту операцию до конца: загрузить танкер, доставить его в порт либо Украины, либо Латвии и далее, то это было бы освещено в СМИ и сопровождалось бы заявлениями профильных руководителей. На сайте «Белоруснефти» нет упоминания о сделке, хотя покупку совершает именно ее «дочка». 

Альтернатива как рычаг давления?

Нынешнюю историю с закупкой Беларусью нефти в Иране невозможно не сравнить с кампанией по закупке Беларусью венесуэльской и азербайджанской нефти в 2010-2011 гг. Тогда все также началось с конфликта с Россией: спор шел о том, как делить экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты.

Для того, чтобы надавить на Москву, Минск стал закупать нефть за океаном. Тогда и были опробованы схемы поставки через Одессу и порты Прибалтики. Видимо, именно поэтому сейчас Reuters упоминает о двух возможных маршрутах доставки иранского сырья на белорусские НПЗ.

Венесуэльскую нефть возили по железной дороге. По данным российских источников, такой способ был выбран из-за невозможности использования нефтепровода Одесса-Броды по причине высокой вязкости сырья. Белорусские эксперты эту версию опровергают, настаивая на «легкости» венесуэльской нефти сорта «Санта-Барбара». Но почему в таком случае не был использован нефтепровод – они не объясняют.

Трубу стали эксплуатировать только в 2011 г., когда по ней пошла азербайджанская нефть для Мозырского НПЗ (использовался также участок нефтепровода «Дружба»).

Однако стоит вспомнить, чем все тогда закончилось. Белстат стал публиковать данные, по которым цена венесуэльской нефти в разы превышала стоимость российской.

В 2012 г. Беларусь закупила у Венесуэлы 330 тыс. т. нефти на общую сумму $321,472 млн ($130 за баррель). В России в тот год было закуплено 21,338 млн т. нефти на общую сумму $8,384 млн ($52,54 за баррель).

При этом, средняя стоимость барреля нефти сорта Brent в 2012 г. составила $111,67. После урегулирования противоречий России и Беларуси в 2012 г. Минск отказался от поставок из Венесуэлы и Азербайджана.

Вице-премьер Беларуси Владимир Семашко тогда заявил, что закупки у Каракаса использовались как рычаг давления на Москву: «Если бы не было поставок венесуэльской нефти в прошлые годы, то, наверное, не состоялось бы соглашение о создании единого рынка нефти и нефтепродуктов. Сегодня, слава богу, это соглашение состоялось, и мы получаем нефть на хороших условиях от наших партнеров по ТС и ЕЭП. На каких условиях – вы знаете: это без пошлины и квотирования, а также других подобных ограничений». 

Последствия для экономики Беларуси

При просмотре сегодняшних новости, возникает чувство дежавю. Опять спор России и Беларуси в нефтегазовой сфере, опять информация о закупках нефти у альтернативного источника. Но только теперь информация подается крайне осторожно. Вероятно, есть понимание, что второй раз эта карта уже так не сыграет.

Тем более, Белстат констатирует, что в 2016 г. Беларусь импортировала 44 тыс. т. нефти из Казахстана (нефть прошла по системе нефтепроводов «Транснефти», т.е. через Россию) по $284,8 за тонну ($38,1 за баррель). Из России в прошедшем году импорт нефти составил 18,113 млн т. по $218,5 за тонну ($29,21 за баррель).

Никакой азербайджанской нефти, как писали некоторые СМИ, в 2016 г. в Беларусь не поступало. Российская нефть выходит на $10 за баррель дешевле, чем казахская. Отличие нынешней ситуации от той, что была в 2011-2012 гг., состоит еще и в том, что ранее ряд белорусских чиновников говорил: венесуэльская нефть выгоднее, чем российская.

Теперь все фактически признают, что иранская нефть и любая «нероссийская» будет дороже. Однако два белорусских НПЗ могут перерабатывать 24 млн т. в год. При нынешних темпах поставки (Минэнерго РФ согласовало поставку в республику 4 млн т. в первом картеле 2017 г.) годовой объем продажи может составить всего лишь 12 млн т. Это заставляет Минск предпринимать меры, так как Беларуси приходится сокращать экспорт нефтепродуктов из-за недостатка нефти.

Премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков заявил, что в январе 2017 г. было переработано на 0,8 млн. т. нефти меньше, чем за аналогичный период 2016 г., и это привело к сокращению 1,5% ВВП.

В целом в 2016 г. Беларусь экспортировала 13,019 млн т. нефтепродуктов против 16,851 млн т. в 2015 г. Если бы уровень переработки и экспорта оставался на прежнем уровне, то РБ могла продать за рубеж нефтепродуктов еще на $1,191 млрд, что явно улучшило дела белорусской экономики.

Но тут все упирается в цену на нефть. Если бы можно было закупать нефть по рыночным ценам у альтернативных поставщиков, перерабатывать ее и оставаться в плюсе, Минск давно бы так делал и проблемы бы не существовало.

Однако рыночные цены получаются намного выше российских, а дорогое сырье приведет к росту себестоимости нефтепродуктов. Продать топливо по завышенным ценам на высоко конкурентном рынке Евросоюза будет трудно. Значит, придется продавать по рыночной стоимости с риском получить убыток.

История с закупкой иранской нефти, скорее всего, закончится так же, как и с венесуэльской. Россия и Беларусь договорятся о цене на газ, конфликт разрешится, и мы вернемся к нормальной торговле. А 80 тыс. т. нефти из Ирана могут быть проданы трейдером BelOil Polska как раз таки на рынке Польши, за который Тегеран стал активно конкурировать с Саудовской Аравией.

Автор: Игорь Юшков, ведущий аналитик ФНЭБ

Опубликовано: Евразия.Эксперт, 07.03.2017


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Нефтехимия и газохимия: непростой путь к высоким переделам
Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики