Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Один строим, два в уме

Один строим, два в уме

Определены сроки начала строительства первой ветки газопровода «Турецкий поток», по которой газ пойдет турецким потребителям. Но судьба второй, транзитной, ветки газопровода пока не определена

По итогам прошедших в Москве российско-турецких переговоров на высшем уровне была внесена некоторая ясность относительно перспектив магистрального газопровода «Турецкий поток».

По словам министра энергетики России Александра Новака, строительство первой ветки газопровода начнется уже в середине этого года. «Все разрешения касаемо первой нитки по морскому участку до 660-го километра даны, подтверждены турецкой стороной, здесь работа уже идет, с середины 2017 года начнется укладка непосредственно трубы, — говорит министр. — Заключен контракт с компанией, которая будет заниматься прокладкой. Сейчас идет работа по изысканиям и получению соответствующих разрешений по второму участку».

Что это — успешное завершение эпопеи с многолетними попытками найти маршрут поставок газа в обход Украины? Ведь первая ветка «Турецкого потока» должна транспортировать топливо для нужд турецких потребителей. С ней особых вопросов никогда и не было. Но ведь помимо экспорта в Турцию на кону вопрос об организации транзита газа в Южную Европу.

Напомним, что проект строительства магистрального газопровода «Турецкий поток» был инициирован в 2015 году в ответ на проволочки в реализации другого транзитного проекта — морского газопровода «Южный поток» протяженностью 900 км. Он должен был представлять собой систему из четырех веток совокупной мощностью 63 млрд кубометров газа в год. Проект должен был стоить примерно 16 млрд евро и позволял освободить Россию и «Газпром» от проблем при транспортировке газа через Украину. Трубы «Южного потока» должны были выходить на сушу в районе Варны, но болгарский премьер-министр Бойко Борисов, отреагировав на грозный окрик из Брюсселя, похоронил выгодный для его страны проект (Болгария получала бы за транзит до 400 млн евро в год).

Договор на строительство «Турецкого потока» был заключен 10 октября 2016 года. Предусматривалось строительство двух веток, на 15,75 млрд кубометров в год каждая, с возможностью в перспективе строительства еще двух. Трасса новой магистрали была максимально связана с уже сделанными наработками по «Южному потоку», две трети их маршрута полностью совпадают. Но выход на сушу теперь планируется в европейской части Турции, несколько южнее болгарской границы.

Из Турции транзитный газ может пойти на Балканы или же, минуя Грецию, по перспективному газопроводу «Посейдон» на юг Италии. В этой связи изучаются перспективы сотрудничества с греческой DEPA и итальянской Edison.

Подводные камни 

Тем не менее реализация «Турецкого потока» сильно затянулась — помешали военно-политические противоречия между Россией и Турцией. Но и сейчас, при всех, казалось бы, попытках сгладить эти проблемы на высшем уровне, на пути проекта остается ряд препятствий.

Во-первых, стоимость газа для турок. В начале переговоров «Газпром» допускал возможность скидки в 10,25%. Потом цены на газ, будучи привязанными к стоимости нефти, упали. Сейчас они составляют для Турции, по оценкам Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ), порядка 180-190 долларов за тысячу кубометров. А уничтожение турками российского бомбардировщика в небе Сирии в ноябре 2015-го и вовсе привело к отзыву скидки. Однако турки решили, что наличие скидки — дело само собой разумеющееся, никак не связанное ни с мировыми ценами, ни с реализацией «Турецкого потока».

Не лучше обстоят дела и с транзитом. «Газпром» желает получить гарантии спроса на свой газ. А Еврокомиссия упорно намерена сохранить транзит российского газа через Украину, то есть обнулить саму идею альтернативных путей доставки российского газа в Европу.

«Для ЕС [важно] сохранить транзит газа через Украину и после 2019 года, так как для нас это и вопрос нашей энергетической безопасности. В течение многих десятилетий этот путь был основным транзитным маршрутом, он коммерчески жизнеспособен, поэтому он должен быть сохранен после 2019 года, — говорит курирующий энергетику еврокомиссар Марош Шевчович. — Если мы говорим об украинском транзите, мы должны говорить об устойчивых и существенных объемах транспортируемого газа, потому что уровни примерно в 10-12 миллиардов кубометров, естественно, недостаточны, чтобы поддерживать эту систему газопроводов».

При этом украинская ГТС физически изношена, и даже для поддержания ее в рабочем состоянии нужно вложить в газопровод, по российским оценкам, до 12 млрд долларов (по мнению Мароша Шевчовича, порядка 5,5 млрд долларов). Однако осуществить эти инвестиции не готовы ни Киев, ни ЕС. И это несмотря на то, что за прокачку российского газа Украина получает 6-7 млрд долларов в год.

Нет пока особой ясности и с «Посей доном». Ранее Александр Новак говорил, что годовая мощность сухопутного участка этого газопровода составит 9-16 млрд кубометров, морского — 10-12 млрд кубометров. Стоимость проекта в 2008 году оценивалась в миллиард евро. Однако в 2012 году «Посейдон» наткнулся на резкое неприятие со стороны Еврокомиссии, отдавшей предпочтение альтернативному проекту — строящемуся с весны прошлого года Трансадриатическому газопроводу (TAP). TAP реализуется как продолжение Трансанатолийского газопровода (TANAP), призванного доставлять в Европу в обход России газ с азербайджанского месторождения Шах-Дениз. Совладельцы TAP — азербайджанская госкомпания SOCAR (20%), British Petroleum (20%), итальянская Snam (20%), бельгийская Fluxys (19%), испанская Enagas (16%) и швейцарская Axpo (5%).

В январе этого года Федерико Эрмоли, вице-президент Snam (бывшая «дочка» итальянского энергетического концерна Eni), предложил «Газпрому» забыть про «Посейдон», вложившись вместо этого в расширение ТАР с 10 млрд до 20 млрд кубометров в год, чтобы использовать эту трубу как продолжение «Турецкого потока». По его словам, такие объемы могут быть свободно использованы любым поставщиком, газопровод способен транспортировать газ разных клиентов, «Газпрома» в том числе. Руководитель Snam Паскаль де Бюк тоже оценил такой вариант поставок российского газа как «очень хорошую идею». Вопрос в том, какая радость от этого «Газпрому» и проекту «Турецкий поток».

Транзита не будет?

Отметим, что сами турки сейчас не особо рвутся заполучить транзит российского газа в Европу. Посол Турции в России Хусейн Дириоз в марте этого года, комментируя судьбу «Турецкого потока», заявил, что строительство второй ветки зависит от договоренностей, к которым придут Москва и ЕС.

Эксперт Финансового университета при правительстве РФ и ведущий аналитик ФНЭБ Игорь Юшков поясняет:

«Думаю, что слова посла подтверждают версию, что Россия в реальности и не хочет строить обе ветки „Турецкого потока“ в Турцию. Первая ветка будет поставлять газ для внутреннего потребления Турции. По ней пойдут те объемы газа, которые сейчас поставляются через Украину и Болгарию и приходят в европейскую часть Турции. В среднем через Украину проходит 11-13 миллиардов кубометров газа в год для Турции. Соответственно, первая нитка „Турецкого потока“ легко перекроет необходимые объемы, оставив России возможность нарастить поставки газа в эту страну. А маршрут второй нитки „Турецкого потока“ пока не определен. Хотя в утвержденном межправительственном соглашении указано, что вторая нитка придет в Турцию, а потом до границы Турции и Греции, в реальности „Газпром“ не обязан строить газопровод именно по такому маршруту».

По словам Игоря Юшкова, Россия стремится диверсифицировать риски и вернуться к усеченной версии проекта «Южный поток». То есть те договоренности России и ЕС, о которых говорил турецкий посол, подразумевают согласование строительства одной ветки «Южного потока». Именно маршрут «Южного потока» наиболее выгоден для ЕС и России, так как газ приходит сразу на рынки сбыта — в Болгарию, другие балканские страны, Австрию. Для ЕС возврат к «Южному потоку» выгоднее, чем поставки газа через Турцию, поскольку отношения европейцев с Анкарой крайне напряженные, что показал недавний конфликт Турции и Нидерландов. Брюссель опасается попасть в зависимость от Турции как транзитера газа. Азербайджанский газ в любом случае пойдет через Турцию. Но ЕС ранее рассчитывал получать через Турцию также газ Туркмении и Ирана. Сконцентрировав в своих руках все транзитные потоки, Турция сможет давить на ЕС по самым разным вопросам.

Однако для возврата к «Южному потоку» Россия хочет получить от Брюсселя гарантии, что ЕС больше не будет противодействовать российскому проекту. Москва рассчитывает, что США пока заняты внутренними делами после избрания президентом Дональда Трампа и не будут вставлять палки в колеса российскому проекту, как раньше, когда «уговаривать» болгар приезжала делегация во главе с сенатором Джоном Маккейном.

«Пока нет договоренностей с Евросоюзом по одной нитке газопровода в Болгарию, „Газпрому“ необходимо продемонстрировать перспективы „Турецкого потока“, идущего через саму Турцию, — считает Игорь Юшков. — Отсюда и проект „Посейдон“. Но в реальности России не нужен газопровод через Грецию на юг Италии. Во-первых, там наш газ будет конкурировать с газом из Алжира, во-вторых, столько газа на юге Италии вовсе не нужно, так как потребление сосредоточено на севере страны, а в-третьих, на север Италии выгоднее поставлять российский газ через „Северный поток-2“ и Германию. А маршрут через Болгарию позволяет снабжать газом балканские страны и привести трубу в Австрию, где и расположен газовый хаб, являющийся точкой сдачи-приемки газа, прописанной в контрактах „Газпрома“ и его европейских покупателей».

Так что первая ветка «Турецкого потока» может оказаться и последней. А будущее транзита российского газа в ЕС зависит от возможности реанимации в той или иной форме проекта «Южной поток», уже при большей сговорчивости Евросоюза.

Автор: Сергей Кудияров

Источник: Эксперт online, 27.03.2017

 


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Нефтехимия и газохимия: непростой путь к высоким переделам
Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики