Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Алжир хочет получить от "Роснефти" деньги за расставание

Алжир хочет получить от "Роснефти" деньги за расставание

Африканские углеводороды в Европе считают сильными конкурентами российских. Но многие забывают об одном важном факте — нестабильный политический режим и слабая технологическая развитость местных месторождений делают добычу здесь рискованным предприятием. Вкупе с низкой стоимостью углеводородов это, как правило, приводит к консервации проектов. Следом за ушедшим с шельфа Ганы «ЛУКойлом» свои африканские проекты начала покидать государственная «Роснефть». Однако, как выяснил Лайф, алжирские партнёры компании Игоря Сечина намерены «навариться» на этом.

Подвели прогнозы

В 2001 году, когда нефть только готовилась дорожать, а российская нефтянка — становиться главным донором всей экономики, государственная «Роснефть» начала свою международную экспансию. Интерес вызвал Алжир, к тому времени уже завершавший долгую десятилетнюю войну с местными исламскими группировками и поэтому суливший выгодные нефтедобычные контракты.

Компании повезло: ей удалось выиграть довольно крупный тендер на разработку так называемого блока «245-Юг». Он расположен на юго-востоке республики и включает в себя три месторождения — Восточный Такуазет, Западный Такуазет и Северный Тесселит с общими запасами в 70 млн тонн. Впрочем, доверять такой крупный проект иностранной компании, пусть и из дружественной России, алжирцы до конца не хотели, поэтому 40% в проекте всё же осталось за местной государственной Sonatrach.

Однако сотрудничество, длившееся без малого целых 15 лет, принесло госкомпании не выгоду, а, как выяснил Лайф, одни проблемы, которые могут стоить ей сотен миллионов.

Дело в том, что месторождения оказались не столь простыми, как изначально ожидалось: они до сих пор не начали давать нефть. Между тем стоимость чёрного золота на мировом рынке упала как минимум вдвое. И блок, само собой, былую привлекательность потерял...

Денег нет, но вы держитесь

Последний раз о статусе проекта нефтекомпания радостно сообщала в 2012 году, к тому моменту ей удалось пробурить на нём 10 скважин. Но на этом счастливые новости закончились — и компания начала очень серьёзно отставать от графика ввода, утверждает в своих документах местная Sonatrack.

В конце 2016 года «Роснефть» захотела вырваться из песков Северной Африки, продав свою долю «Газпрому». Но там ответили: «Не надо». Раз контракт был подписан, от него отходить нельзя, решили алжирцы — и пожаловались на своего горе-партнёра в алжирское Национальное агентство по разработке нефтегазовых ресурсов (аналог российского отраслевого регулятора Роснедр). По их версии, «Роснефть» не выполнила своих обязательств и решила уйти, сославшись на нехватку средств и слишком низкие нефтяные цены.

Впрочем, просто так покинуть наскучивший Алжир нефтекомпании едва ли удастся: по уставу агентства, если подписавшая контракт компания нарушает условия соглашения, ей грозит штраф. И это, к слову, не говоря об и так многомиллионных списаниях по так называемым сухим скважинам (когда скважина пробурена, но притока товарной нефти не дала), которые наверняка тоже ждут «Роснефть». Сама нефтекомпания траты на амбициозный «245-Юг» никогда не раскрывала, оставила она без ответа и запрос Лайфа. Как и представитель недовольной партнёрами Sonatrack.

Если конфликт с «Роснефтью» не удастся уладить до конца 2017 года, Sonatrack намерена сама найти себе нового партнёра на 30%-ную долю компании, утверждается в её документах.

Выход «Роснефти» из Алжира был вполне ожидаем: всё же проект явно закладывался не под $50 за баррель, которые едва ли станут $60 или $70 в ближайшие два-три года, а под $100–120, царившие на рынке в «тучные нулевые».

 Был велик риск пробурить пустую скважину или найти месторождение с небольшими запасами. Эти риски могли бы покрыться возможной прибылью при цене на нефть в 100–120 долларов за баррель, но никак не за 40–50, — говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Впрочем, окончательную точку в споре, как любят говорить наши чиновники, «двух хозяйствующих субъектов», должно поставить Национальное агентство по разработке нефтегазовых ресурсов. В случае если «Роснефть» будет не удовлетворена вердиктом агентства, она может обратиться к внешнему арбитражу, к примеру в полюбившийся российским энергетикам Стокгольмский арбитраж, добавляет директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

— Всё зависит от того, что прописано в контракте на разработку. Такие разбирательства могут идти годами, — говорит он.

Может обойтись и без штрафа: если компании договорятся, он может быть списан на уже сделанные в проект инвестиции, считает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов.

— Можно жаловаться в международный арбитраж, но это уже вопрос алжирской стороны. Насколько она захочет выполнять то, что ей там присудят, — говорит он. — Принципиальный вопрос в позиции «Роснефти» — насколько долгосрочно она хочет играть в Алжире. Если надолго, то она будет искать компромисс, если нет, то тут, как говорится, до свидания.

Не исключено, что пример с «Роснефти» может взять и другой разрабатывающий местные залежи российский гигант — «Газпром». По данным Sonatrack, вместе с нефтекомпанией он с 2009 года разрабатывает проект Al-Assele. Как и в случае с «Роснефтью», о проекте давно ничего не слышно, меж тем сама Sonatrack уже публично сомневалась в нём и должна была ещё в январе этого года вынести решение по целесообразности дальнейшей разработки, но об этом, впрочем, не рассказала.

Автор: Арсений Погосян

Источник: Life.Ru, 28.03.2017


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики