Главная > Актуальные комментарии > Актуальные сюжеты > Европа сэкономила России 8 млрд долларов

Европа сэкономила России 8 млрд долларов

Очень много шума поднялось вокруг соглашения о модернизации украинской газотранспортной системы. Если отбросить эмоции, становится очевидным, что Европейский союз оказал России огромную услугу. Мы можем сэкономить достаточно серьезные деньги. Судите сами.

Во-первых, теперь официально можно отказать Украине в кредите на 5 млрд долларов. Напомним, что соглашение на 11 лет на транзит газа и на поставку газа на Украину сопровождалось в том числе и переговорами относительно этого кредита. Юлия Тимошенко всячески просила выдать Украине этот кредит. Теперь премьер-министр Украины фактически нас обманула, и Россия с полным основанием может сослаться на непоследовательность и необязательность украинских партнеров и отказать в кредитовании. Значит 5 млрд остаются у нас в кармане.

Второе: Европа намерена инвестировать 2,57 млрд долларов в обновление ГТС Украины. Отличная новость! Ведь это тоже позволит нам сэкономить, потому что теперь Россия ни копейки не обязана вкладывать в модернизацию украинской ГТС. В чем же здесь проблема? Европа даже не понимает, в какую историю она ввязывается, поскольку цифра, названная украинской стороной, ничем не подтверждена – данные аудита Украина не опубликовала. Но раз Европа намерена дать им кредит, Россия должна это решение поддерживать. В этом прямая наша экономия денег.

Кстати, ошибка, сделанная ЕС, имеет и политический характер. Осенью 2009 года заканчиваются полномочия нынешнего состава европейской комиссии. Комиссар по энергетике Андрис Пиебалгс или комиссар ЕС по внешним связям Бенита Ферреро-Вальднер должны будут отчитаться и предъявить результаты своей деятельности, иначе их из европейской комиссии попросят на пенсию. А бывшему школьному учителю Пиебалгсу, вдруг ставшему видным энергетиком, на пенсию очень не хочется. И они придумали себе историю о том, как спасали Европу от энергетической зависимости от России, договорившись с Украиной о модернизации ее газотранспортной системы. В реальности это соглашение обойдется ЕС в кругленькую сумму, но никак не повысит энергобезопасность. Однако же, для России это очевидная экономия. внешним связям Бенита Ферреро-Вальднер должны будут

Момент третий. Напомню, что в феврале Россия фактически простила Украине невыполнение 11-летнего контракта на поставки газа на ее территорию. По этому договору, составленному по принципу «take or pay» («бери или плати»), Украина обязуется покупать у России определенные объемы газа. Если она эти объемы не выбирает, то все равно обязана их оплатить. Таков принцип этого контракта: есть объем газа, не выбрал – все равно платишь. В январе Украина должна была потребить 1 млрд кубов, в феврале – 2 млрд и в марте – тоже 2 млрд кубов. Это объем на первый квартал. Во втором, третьем и четвертом кварталах объемы выборки газа должны еще увеличиться. Но в феврале примерно половину этого объема Украина не выбрала. По договору она обязана оплатить не менее 80% от оговоренного в контракте объема. Делим 2 млрд пополам - миллиард, который она выбрала, и миллиард, который не выбрала. 80% от миллиарда – это 800 млн кубометров, которые Украина должна оплатить. Цена на первый квартал – 360 долларов за тысячу кубов. Элементарные математические вычисления показывают, что в феврале Украина должна была заплатить России 288 млн долларов. То есть, Владимир Путин, согласившись закрыть глаза на принцип «take or pay», в феврале простил Украине 288 млн долларов. Но в марте мы уже смело можем ей это и не прощать. Я уверен, что объем выборки газа никак не превысит 1 млрд кубов. Значит, еще 300 млн долларов у нас в кармане. Вот вам прямые следствия подписанных 23 марта в Брюсселе договоренностей. Мне кажется, прекрасная арифметика для России.

Другое дело, почему же, собственно, г-н Шматко покинул зал заседаний? Почему нервничает Путин? Российский премьер-министр, думаю, нервничает в основном по эмоциональным причинам. Он в феврале простил существенный долг Украине и тут же выступил с идеей создания единого трехстороннего, с участием России, газового консорциума. А через две недели Юлия Тимошенко едет в Брюссель и обманывает Путина. Естественно, что чисто эмоционально Путин раздражен, поэтому в Сочи вечером он очень резко выступал, и было видно, что это его личное эмоциональное отношение к договору. Хотя, на самом деле, логика подсказывает, что подписанные договоренности никакой угрозы для России не представляют.

Сейчас многие говорят о том, что теперь Россия будет продавать газ Европе на границе с Украиной. Но ведь у нас есть 25-30-летние контракты с ЕС. Там совершенно четко обозначено, что Россия должна передать газ на границе Евросоюза, т.е. либо в точке пересечения границы Украина-ЕС, либо, в случае газопровода Ямал-Европа, на границе Белоруссия-ЕС. То есть, идея закупки газа на границе Украины и России полностью противоречит долгосрочным контрактам, которые основные европейские покупатели подписали. Это момент первый.

Момент второй связан с тем, что другого газа, кроме как российского, в украинскую ГТС не попадет. Может еще быть туркменский газ, но и он сначала попадает в российскую газотранспортную систему, а потом уже на Украину. Таким образом, кто бы ни был владелец украинской ГТС, все равно он вынужден будет покупать газ именно у России. Других альтернатив там не может появиться даже теоретически.

Есть, конечно, опасения, что ЕС может удалить «Газпром» с рынка конечных продаж на Украине. Согласно договоренностям, «Газпром» получает возможности продавать значительные объемы газа напрямую украинским потребителям. Но давайте посмотрим третий энергопакет ЕС, значительную часть которого составляют документы по либерализации доступа к газопроводной системе. Это значит, что Евросоюз, даже если он будет владеть украинской ГТС, не имеет права не допустить «Газпром» до прямых покупателей газа на Украине. Давайте тогда просто использовать все наработки ЕС, которые нам на самом деле предоставляют широкие возможности. Если же мы говорим про то, что теперь мы должны будем туркменский газ пускать в трубу по фиксированным ставкам, то стоит напомнить, что 1 января «Газпром» подписал с Туркменией договор, согласно которому цена на туркменский газ определяется по формуле «Европа минус транзит». Фактически, мы уже являемся транзитерами, а не перепродавцами туркменского газа, и поэтому здесь никакой угрозы нет.

Таким образом, мы получаем 8 млрд экономии, плюс мы получаем возможность по-прежнему продавать газ в Европу. Мы не видим здесь никакой конкуренции. И если грамотно использовать все директивы Европейского союза по энергетике, то нет угрозы и присутствию «Газпрома» на конечном рынке на Украине. К тому же, «Газпром» при грамотной юридической работе вполне может выкинуть «РосУкрЭнерго», скажем, с рынка конечного потребления в Венгрии, где фирмы Дмитрия Фирташа занимают сейчас 25%.

Таким образом, мы и здесь скорее видим некую эмоциональность в нашей энергетической политике. Это казус, мне кажется, когда на самом деле выигрышное решение нами воспринимается как какой-то проигрыш. Нам надо очень серьезно задуматься о принципах и стратегии энергетической внешней политики. Мне, например, непонятно, почему министр энергетики России с зампредом председателя «Газпрома» покидают конференцию? Зачем нужны такие демарши? Мы возвращаемся к тому, с чего начинали – к отсутствию какой-то системы в решении энергетических вопросов, в том числе и в пересечении энергетики и нашей внешней политики. Европа тоже делает кучу ошибок. Мы прекрасно знаем, что ЕС не хватает значительных объемов газа. Мы знаем, что собственная добыча в Европе сокращается, им нужно лихорадочно решать проблемы с газодобычей, а вместо этого ЕС занимается войной с Россией. Конечно, это фундаментальная ошибка Европы. Но мы-то тоже отвечаем зеркальной ошибкой. Мы тоже начинаем в ответ воевать с Европой, обещать ей перенаправление газопровода в Китай и так далее. Зачем это делать? Мне кажется, нужно нам сейчас успокоиться и согласовать принципы наших энергетических отношений с Европой на длительную перспективу. А заодно нам самим задуматься, насколько наша исполнительная власть адекватно реализует задачи в сфере энергетики.  

Автор: Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ          


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики