Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Тбилиси отказывается от российского газа

Тбилиси отказывается от российского газа

Газовый коридор Иран — Армения — Грузия-Россия распадается?

Недавно стало известно, что Грузия не собирается заключать никакой сделки о приобретении газа у России до конца этого года, а с апреля полностью перейдет на потребление азербайджанского газа. Об этом заявил министр энергетики Грузии, заместитель премьер-министра Каха Каладзе. По его словам, в январе — феврале этого года Грузия импортировала из России 170 миллионов кубометров газа, что в основном обусловлено сокращением объемов поставок азербайджанского газа. Он также заявил, что через два года, когда закончится строительство новых газовых хранилищ, Грузия, вообще, планирует освободиться от зависимости от российского газа.

Кажется, все нормально. Зачем обращаться к этой теме, какое это имеет отношение к Армении? Ведь речь идет об энергетических взаимоотношениях Грузии и России. С первого взгляда, действительно, это так, но в реальности намерение Тбилиси отказаться от российского газа может иметь далеко идущие последствия для Армении, в частности, и для энергетического коридора север-юг (Иран — Армения — Грузия — Россия), в общем. Мнения экспертов по этому вопросу расходятся. Часть из них считает, что желание Грузии отрезать пуповину газовой зависимости от России просто закладывает бомбу в основы только-только формирующегося энергетического коридора Иран — Армения — Грузия — Россия, а другая часть выражается уверенность, что заявление Каладзе было предусмотрено больше для внутреннего пользования, что оно никак не означает, что Грузия вообще отказывается от российского газа.

Когда говорим о строительстве энергетического коридора север-юг, мы имеем ввиду процесс, начавшийся после снятия международных санкций с Ирана. Речь идет об осуществлении транзита газа и электроэнергии между Ираном, Арменией, Грузией и Россией по механизмам бартерных и свопных обменов. Об этом на самом высоком уровне многократно говорилось в прошлом году и это обсуждалось на уровне министром энергетики четырех стран на их встречах.

Для Армении этот проект имеет важное значение не столько в финансовом плане, сколько с точки зрения повышения ее региональной роли. «Не имея необходимых энергетических инфраструктур для осуществления транзита иранского газа в Грузию, Армения с помощью проекта свопных переводов могла бы стать региональным энергетическим хабом. Механизм действует следующим образом: часть предусмотренного для Армении российского газа поставлялась бы Грузии по армяно-российскому газопроводу, а Армении заполняла бы свою недостачу за счет иранского газа», — отмечает эксперт по энергетическим вопросам Ваге Давтян. Он говорит о перспективе Армении стать энергетическим хабом в прошедшем времени несовершенного вида, так как озадачен планами Тбилиси. «Решение властей Грузии не является угрозой энергетической безопасности Армении, но оно ставит под сомнение перспективы энергетического проекта север-юг и окончательно изолирует Армению от энергетических региональных проектов»,- отмечает Давтян, добавляя, что свопные переводы газа могли обеспечить Армении также определенную финансовую прибыль.

Объемы ежедневного потребления газа в Грузии достигают приблизительно 12 миллионов кубометров, 10 процентов из которых составляет российский газ, остальную часть поставляет Азербайджан. Однако, параллельно развитию газификации Грузии, увеличиваются и объемы потребления газа. Следовательно, согласно официальным подсчетам, в конце этого года они могут увеличиться приблизительно на один миллион в день, достигнув 13 миллионов кубометров. А это означает, что в день в Грузию могло поставляться приблизительно 1-1,5 миллиона кубометров газа по схеме свопных переводов. Не случайно в начале 2016 года правительство Армении по специальному указу создало компанию для осуществления транзита иранского газа в Грузию. Директор Национальной компании экспорта газа Министерства нефти Ирана Али Реза Камели в прошлом году заявил, что предусмотрено по территории Армении экспортировать в Грузию ежегодно около 500 миллионов кубометров газа.

«Сейчас, однако, Тбилиси намерен полностью отказаться от российского газа, следовательно, идея формирования свопового энергетического коридора, увы, теряет актуальность», — отмечает Ваге Давтян.

Его мнение не разделяет эксперт по Грузии Джонни Меликян, подчеркивая, что заявление Каладзе с одной стороны является месседжем, цель которого успокоить аудиторию с антироссийскими настроениями, а с другой стороны — фиксированием существующих реалий. «Грузия уже приобрела у России некоторое количество газа, которое лишь немного уступает тому объему, который Грузия получала взамен на транзит газа в Армению в годовом разрезе. Речь идет о 10 процентах от всего объема от транзита, согласно прежнему договору», — в беседе с нами отмечает эксперт.

Грузия, согласно новому договору с Газпромом, взамен на транзит газа в Армению получает не газ, а плату — в виде денег. В то же время, когда подписывался этот договор, Россия несколько снизила цену на газ для Грузии. Следовательно, сейчас Грузия продолжает приобретать газ у России в социальных целях, потому что в пиковые сезоны Азербайджан просто не может удовлетворить газовые потребности Грузии.

По мнению Меликяна, Грузия уже израсходовала объем социального газа, приобретенный у России в пиковой сезон и переходит к потреблению азербайджанского газа. С ним согласен российский эксперт, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, который считает, что заявление Грузии относится больше к технической проблеме. По его словам, Грузия приобретает российский газ в пиковые для употребления сезоны. «Смотрите, основной объем был приобретен за зимние месяцы, когда спрос на потребление газа был большим. И сейчас они заявляют, что до конца года не будут заключать сделок. Нормально, пиковый сезон прошел», — сказал он.

Насчет этого вопроса нет единого мнения также в экспертных кругах Грузии. Одна часть, имея подчеркнуто специфическое отношение к России, не видит никакой перспективы в энергетическом сотрудничестве с этой страной и говорит о его прекращении. Другая часть, наоборот, считает, что диверсификация энергетических поставок исходит из интересов Грузии. «В этом плане российский и иранский газ являются альтернативой для Грузии, а формирование энергетического коридора север-юг еще больше повысит значимость Грузии в регионе в качестве перекрестка реализации энергетических проектов», — пишет Гиа Хухашвили.

С другой стороны, заявление Каладзе направлено также к проевропейской и настроенной к России крайне критически аудитории. «Оппозиция Грузии подвергает резкой критике правительство страны в связи с подписанием с Газпромом нового двухлетнего договора о транзите газа в Армению. Они настаивают, чтобы это договор был рассекречен. Оппозиционная партия Саакашвили «Единое национальное движение» требует сформировать особую комиссию и изучить этот договор», — отмечает Джонни Меликян, добавляя, что этим заявлением Грузия посылает определенный позитивный сигнал этому слою внутренней аудитории, который выступает за полное прекращение энергетического сотрудничества с Россией. «Одновременно, согласно договору, частные компании Грузии имеют право заключать с российскими компаниями отдельные договоры о покупке газа»,- отмечает эксперт.

Большая часть вышеупомянутых экспертов предполагает, что заявление грузинского министра не нужно воспринимать как заявку о полном отказе от российского газа, которая может свести на нет попытки формирования энергетического коридора Север — Юг. Таковы сегодняшние реалии, если не появятся новые, в виде региональных форс-мажоров. «Газовым поставкам сейчас ничего не грозит. Запланированный энергетический мегапроект Иран — Армения — Грузия — Россия будет продолжен, и в 2019 году стороны смогут уже запустить его», — подчеркивает Джонни Меликян. 

Автор: Аршалуйс Мгдесян (Արշալույս Մղդեսյան)

Оригинал публикации: Թբիլիսին հրաժարվում է ռուսական գազից. Փլուզվո՞ւմ է Իրան-ՀՀ-Վրաստան-ՌԴ գազային միջանցքը

Источник: ИноСМИ, 17.04.2017


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Фискальные новации: от налогового маневра к новым экспериментам
Нефтехимия и газохимия: непростой путь к высоким переделам
Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики