Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Экономисты назвали взаимовыгодной договоренность Кадырова и Сечина

Экономисты назвали взаимовыгодной договоренность Кадырова и Сечина

Истощение запасов нефти в Чечне является главным фактором, из-за которого Рамзан Кадыров и Игорь Сечин договорились о сохранении активов «Роснефти» в республике, заявили опрошенные «Кавказским узлом» экономисты. По их словам, после достигнутой договоренности Сечину не придется строить в Чечне бесполезный НПЗ, а Кадыров получит дополнительные средства в бюджет на «соцрасходы».

Как писал «Кавказский узел», «Роснефть» не будет продавать властям Чечни свои региональные активы и не будет строить в Грозном нефтеперерабатывающий завод, однако останется работать в республике и начнет вкладываться в ее социальную инфраструктуру. Об этом, как рассказали два источника в «Роснефти» и подтвердил источник в «Грознефтегазе», договорились Рамзан Кадыров и глава «Роснефти» Игорь Сечин 19 апреля.

12 апреля газета Financial Times сообщила, что между главой Чечни Рамзаном Кадыровым и директором «Роснефти» Игорем Сечиным обострился конфликт по поводу нефтяных активов в Чечне, и в результате даже появилась версии о «чеченском следе» в петербургском теракте 3 апреля. Кадыров и Сечин в совместном заявлении опровергли эти сведения, пригрозив изданию судом. 19 апреля в ходе встречи с Путиным Кадыров рассказал президенту, что с Игорем Сечиным он нашел общий язык.

«В „Роснефти“ решили не продавать, а развивать активы»

Руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Александр Пасечник заметил, что сейчас рано оценивать, кто вышел победителем из спора властей Чечни и «Роснефти».

«Предмет спора заключался в том, что Чечня хотела получить нефтяные активы, но не сложилось. Чья победа — сказать сложно. Возможно, что сейчас действительно „Роснефтью“ будут сделаны инвестиции, и после этого у актива будет и социальная миссия в Чечне», — сказал корреспонденту «Кавказского узла» Александр Пасечник.

«Собственной добычи нефти в Чечне, в случае строительства нефтеперерабатывающего завода, не хватало бы для развития переработки. Да, какие-то объемы могла бы дать доразведка нефти. Но сейчас там старые, зрелые месторождения, и перспектива добычи дополнительных объемов нефти является достаточно неоднозначной», — подчеркнул Пасечник.

«Произошло изменение стратегии „Роснефти“ — в компании решили не продавать, а развивать. Инвестиции в НПЗ были бы объемнее, нежели социальные интервенции», — подытожил Александр Пасечник.

«Роснефть» в Чечне контролирует предприятия «Чеченнефтехимпром» и «Грознефтегаз». В декабре 2015 года после обращения Рамзана Кадырова к Владимиру Путину правительство начало прорабатывать вопрос о передаче актива республике. «Роснефть» выставила сумму в 12,5 млрд рублей за свой 51% в «Грознефтегазе» и остальное свое имущество в регионе. 30 марта Кадыров выступил с критикой в адрес «Роснефти», заявив, что та выставила завышенную цену, однако в госкорпорации с этим не согласны. Представители «Роснефти» говорят, что снижение цены на активы не в интересах акционеров корпорации.

«Власти Чечни не рассчитывали на безвозмездное получение активов»

С выводом о нерентабельности развития нефтепереработки в Чечне согласился и директор Фонда экономического развития Сергей Пикин. Он отметил, что говорить о нефтепереработке в Чечне «было бы возможно при инвестициях в геологоразведку».

«Теоретически нефтепереработка в Чечне была бы возможна — если вкладываться в геологоразведку и поискать сланцевую нефть. Но это из области фантастики. Текущие запасы нефти в республике невелики. Нужно повышать коэффициент извлечения этой нефти, то есть в любом случае, везде требуются инвестиции. „Роснефть“ не будет вкладывать деньги. Таким образом, тема с передачей активов была разменяна на вложения в социальную инфраструктуру», — сказал корреспонденту «Кавказского узла» Сергей Пикин.

При этом Пикин не считает, что власти региона ожидали безвозмездного получения активов «Роснефти». «Вопрос не стоял так — отдать активы. „Роснефть“ не та компания, которую можно легко убедить отдать активы. Игорь Сечин — тоже весьма влиятельный человек», — сказал Пикин.

Вместе с тем он предположил, что вряд ли Чечня купила бы эти активы по той стоимости, которая была предложена. «В случае с Чечней пересекаются государственные интересы и интересы компании, и они тут неразрывны. Я бы не оценивал договоренность властей Чечни с Кадыровым с точки зрения бизнеса. Произошла уступка, что актив остается у „Роснефти“, не покупается Чечней, и при этом компания вкладывает средства в социальную инфраструктуру. И это вполне нормальная ситуация, когда большая компания, работающая в регионе, вкладывает средства в социальные проекты», — заключил Пикин.

Еще в 2010 году руководства Чечни и «Роснефти» договорились о том, что компания построит в Грозном крупный нефтеперерабатывающий завод мощностью в один миллион тонн в год. 27 декабря 2016 года министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов сообщил, что «Роснефть» отложила строительство НПЗ в Чечне на долгосрочную перспективу. В марте 2017-го «Роснефть» предложила вместо НПЗ «с целью создания новых рабочих мест в Чеченской Республике» построить более дешевый битумный завод.

«Проект по строительству НПЗ изначально являлся сомнительным»

В свою очередь заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов привел точку зрения, что Северный Кавказ «перестает быть инвестиционно-привлекательным регионом с точки зрения нефтедобычи».

«Когда говорят про запасы нефти, что их хватит на столько то лет, то речь всегда идет о разведанных запасах плюс о тех запасах, которые имеет смысл извлекать при существующей цене на нефть. Изменится цена — изменится рыночная конъюнктура, и можно будет говорить о больших объемах на продолжительный срок», — сказал корреспонденту «Кавказского узла» Александр Фролов.

«Другое дело, что кавказский регион, игравший огромную роль в нефтедобыче еще со времен Российской империи, конца 19-начала 20 века сейчас, мягко сказать, непривлекателен с этой точки зрения. Вопрос о строительстве НПЗ при таком раскладе заставляет задуматься — а откуда будет брать нефть?», — подчеркнул Фролов.

Эксперт подчеркнул, что вкладывать средства в строительство крупного НПЗ при небольших запасах нефти в регионе, «можно в том случае, если в этом же регионе имеется порт, крупный покупатель».

«Если говорить только про бизнес, не про социальную роль, то проект по строительству НПЗ в Чечне представлялся несколько сомнительным. Тем более если бы его строила «Роснефть», — считает эксперт.

«Я с уважением отношусь к Грозному как к городу традиционно сильной „нефтянки“, из вузов которого вышла масса прекрасных специалистов по нефтепереработке и добыче. Но сейчас место самого региона, как нефтедобывающего — осталось далеко в прошлом, ввиду исчерпанности запасов и после открытия и разработки месторождений в той же Западной Сибири», — заключил Фролов.

Мнение, что нефти в Чечне почти не осталось, превалирует, но многие нефтяники его не поддерживают, ранее заявил «Кавказскому узлу» научный сотрудник Фонда Карнеги, профессор Алексей Малашенко. «У многих нефтяников, в том числе работавших в Чечне еще в советское время, бытует мнение, может быть, даже легенда, что в Чечне есть огромные запасы нефти, но они пока труднодоступны, потому что находятся в горной части в глубине под скальными породами. Поэтому они считают, что, когда усовершенствуются технологии добычи, то появится возможность добывать и эту труднодоступную нефть», — пояснил Алексей Малашенко.

«Кавказский узел» не смог получить комментарий относительно стоимости чеченских активов «Роснефти» у аудиторской компании Ernst & Young, представляющей интересы нефтяного гиганта. «Поскольку Ernst & Young является аудитором „Роснефти“, мы не комментируем информацию об этой компании», — заявил корреспонденту «Кавказского узла» директор по аналитике Московского нефтегазового центра Ernst & Young Денис Борисов.

Автор: Магомед Туаев

Источник: Кавказский Узел, 26.04.2017


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики