Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Первая мировая Кадырова

Первая мировая Кадырова

Игорь Сечин одержал принципиальную для себя победу в борьбе за малозначимые для «Роснефти» активы в Чечне

Игорь Сечин и Рамзан Кадыров договорились, что «Роснефть» оставит себе активы в Чечне и не будет строить в республике нефтеперерабатывающий завод. Это стало принципиальной победой Сечина, не позволившего Кадырову использовать свой главный административный ресурс. Сами чеченские активы не так важны: добыча на столетних скважинах будет только падать.

Мировая государственной важности

РБК стало известно о деталях соглашения главного исполнительного директора «Роснефти» Игоря Сечина и главы Чечни Рамзана Кадырова. Компания не будет передавать свои региональные активы Грозному и продолжит работать в республике. Кроме того, с «Роснефти» снимается обязательство строить в Чечне нефтеперерабатывающий завод. Взамен Сечин пообещал, что корпорация будет вкладывать деньги в социальную инфраструктуру, включая жилье, часть которого перейдет в собственность местных властей.

19 апреля Кадыров и Сечин встретились в офисе «Роснефти». По итогам встречи было объявлено, что все разногласия улажены, однако о деталях ничего известно до сих пор не было. 

В тот же день каждый из переговорщиков встретился с Путиным.

План Кадырова, победа Сечина

Это был вопрос принципа для Сечина, а активы большого значения не имеют, считает ​эксперт Финансового университета, аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

«Проблема в том, что Кадыров сразу задействовал административный ресурс, обратившись напрямую к Путину со своей просьбой, — говорит эксперт. — Я думаю, именно это не понравилось главе "Роснефти". Грознефтегаз добывает в год около 170 тысяч тонн нефти. Это капля в море: в России добывается 547 миллионов тонн в год. Более того, объемы добычи Грознефтегаза постоянно падают, поскольку нефть на этих месторождениях начали добывать еще в начале XX века. Причем с каждым годом объемы будут падать, если не вкладывать в них дополнительные деньги. А смысла вкладывать деньги, чтобы поддержать уровень добычи, никакого нет».

Для «Роснефти» добычные активы в Чечне не представляют большого значения. Кадыров просил передать химические и нефтехимические площадки из федеральной собственности, чтобы соединить их с добычными активами и создать нефтеперерабатывающий завод. Это дало бы республике дополнительные налоговые поступления и рабочие места.

«Но есть и другая, более неприглядная сторона, — говорит Юшков. — Строительство НПЗ позволило бы легализовать незаконные нефтеперерабатывающие установки в Чечне. На месторожедениях и нефтепроводах есть врезка и примитивный нефтеперегонный аппарат в сарайчике либо на машине. Так нелегально делается низкокачественный бензин. Возникает вопрос: откуда этот бензин, на котором ездят машины? Вы в ответ запинаетесь. А когда есть нефтеперерабатывающий завод, вы можете ответить: с нашего завода».

Таким образом, для региона проект выгоден, а для «Роснефти» — нет, поскольку в Чечне нет ни большого рынка, ни объемов добычи для строительства рентабельного НПЗ. После строительства НПЗ пришлось бы привозить большие объемы нефти в Чечню, а потом увозить большие объемы нефтепродуктов.

Кит на слона

Кадыров попросил передать республике «Чеченнефтехимпром» еще в 2015 году. В начале 2016 года Минэнерго и ФАС согласовали проект по передаче предприятия Грозному, однако процесс затормозила «Роснефть», которой этот актив нужен был для функционирования своего «Грознефтегаза» (у «Роснефти» в собственности 51% предприятия).

Стороны не смогли прийти к общему решению, и «Роснефть» предложила продать «Грознефтегаз» Чечне за 12,5 млрд рублей (оценка PwC). Это вызвало раздражение Кадырова, который по федеральному телевидению заявил, что цена завышена, а отношение «Роснефти» к Чечне несправедливо.

«Сечин пришел в бизнес из большой политики и мог бы посмотреть на Чеченскую Республику как на послевоенный регион, который только строит свою экономику», — сказал Кадыров.

Он был недоволен отказом «Роснефти» строить НПЗ в Чечне из-за нерентабельности. Кадыров посетовал также, что федеральный центр не выполнил послевоенную программу.

«Сельское хозяйство полностью убитое нам отдали, промышленность убита: заводы, фабрики — ничего не восстановлено», — сказал он.

После интервью Кадырова возможный конфликт между ним и Сечиным стал обсуждаться в СМИ и соцсетях. О жесткой конфронтации со ссылкой на свои источники в «Роснефти» написала The Financial Times. Издание назвало конфликт примером противоречий в окружении Путина.

За неделю до встречи 19 апреля главы Чечни и «Роснефти» пригрозили FT иском. В официальном заявлении говорилось о том, что «лживые сведения» тиражируют ресурсы, «финансируемые структурами Ходорковского». 

Автор: Аркадий Кузнецов

Источник: Профиль, 26.04.2017


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Фискальные новации: от налогового маневра к новым экспериментам
Нефтехимия и газохимия: непростой путь к высоким переделам
Мировой рынок СПГ: Россия и ее основные конкуренты
Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики