Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Не вопрос энергетики. Украина: одна, в обнимку с собственной трубой

Не вопрос энергетики. Украина: одна, в обнимку с собственной трубой

Способна ли Украина при текущем накале ксенофобских и националистических настроений как в обществе, так и во власти занять на переговорах с «Газпромом» адекватную, взвешенную позицию?

Пять европейских компаний в ближайшее время вложат 4,75 млрд евро в «Северный поток-2». Это подчеркивает стратегическую важность проекта для европейского газового рынка, особенно в рамках долгосрочной энергетической безопасности, отмечают эксперты. При этом «Газпром» довольно ожидаемо продемонстрировал договороспособную и прагматичную позицию в отношении Киева.

Александр Миллер сообщил в интервью агентству Reuters, что транзит газа через Украину возможен и после ввода в эксплуатацию газопровода «Северный поток — 2». Глава «Газпрома» отметил: «Мы готовы к переговорам... Однако мы можем говорить о гораздо меньших объемах, возможно, около 15 млрд куб. м в год для стран, которые граничат с Украиной».

Напомним, в 2016 году транзит через Украину составил 80 млрд кубометров, а пропускная способность украинской ГТС — в идеальных условиях — составляет 120 млрд кубических метров. Еще в конце 2016 года «Газпром» нарастил физическую загрузку газопровода OPAL с 50% до более 80% его мощности — при полной поддержке Старой Европы. А ныне Миллер еще раз открыто и жестко демонстрирует позицию России в вопросах транзита газа и энергетической безопасности стран Восточной Европы.

«Газпром» ожидает увеличения своей доли на европейском рынке, отметил Миллер. Он подчеркнул обоюдную зависимость компании и ее европейских потребителей друг от друга. «Наша зависимость взаимна: когда мы инвестируем в разработку месторождений и строительство газопроводов, „Газпром“ надеется на будущий спрос и де-факто зависит от европейского рынка так же, как Европа зависит от российского газа», — сказал он.

За стабильность и безопасность готовы платить

Старая Европа может не беспокоиться, «Северный Поток — 2», в дополнение к первой ветке, обеспечит потребности наиболее сильных стран Еврозоны. А вот Польше, к примеру, стоит задуматься. Сейчас «Газпром» поставляет газ в Европу по трем основным направлениям: через украинские трубопроводы, по газопроводу Ямал — Европа через Беларусь и Польшу и «Северный поток-1» через Балтийское море в Германию. В среднем ГТС приносит украинской экономике ежегодно 2 млрд долларов. С введением «Северного потока-2» и завершением в 2019 году действия контракта об объемах и условиях транзита российского природного газа через территорию Украины (2009-2019 гг.) транзит может существенно сократиться.

Ввод «Северного потока-2» намечен на конец 2019 года, строительство начнется в 2018 году. Трубопровод должен пройти по дну Балтийского моря от российского побережья до побережья Германии, в основном по маршруту первой ветки. Пропускная способность каждой из двух веток — 27,5 млрд куб. м в год. Накануне «Газпром» и пять европейских компаний — Engie, OMV, Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall — подписали соглашения по новой модели финансирования проекта газопровода «Северный поток-2». «Газпром» остается единственным акционером проектной компании Nord Stream 2 AG (50%), а европейские компании предоставят долгосрочное финансирование в объеме 50% от общей стоимости проекта, которая сейчас оценивается в 9,5 млрд евро. Вклад каждой из пяти компаний составит около 950 млн евро.

Задача для Киева

Способна ли Украина при текущем накале ксенофобских и националистических настроений, как в обществе, так и во власти, занять на переговорах с «Газпромом» адекватную, взвешенную позицию?

В ноябре 2016 года министр энергетики РФ Александр Новак уже удивлялся сложившейся ситуации, когда представители Европы приезжают в Москву уговаривать Россию инициировать переговоры по поставкам газа в Украину, а при этом сама Украина делает вид, что это ей неинтересно. Поведение трудного подростка.

Заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач тогда отметил абсурдность ситуации: «В принципе, дикая ситуация, когда замглавы Еврокомиссии должен ехать в Москву встречаться с министром, чтобы одна из сторон коммерческого договора взяла на себя дополнительные обязательства выполнять этот договор. Это происходит на протяжении уже двух сезонов, что ставит под вопрос репутацию Украины как надежного партнера. Для надежного партнера не нужно заключать зимние пакеты, а можно просто выполнять условия контракта».

И сейчас позиция Миллера по поводу возможности переговоров и сохранения транзита газа через Украину после 2019 года предсказуемо столкнется с неконструктивной позицией Киева. Чем в очередной раз покажет Европе — как Восточной, так и Западной — что энергетическая безопасность Евросоюза под угрозой. И эта угроза — Киев, а не Москва. Без Украины и Польши Политика — это энергия. Энергия — это политика. Таковы реалии 21 века.

Еще с 2015 года стало довольно ясно, что после 2019 года транзитные пути энергоносителей пойдут в обход Украины. И даже если «Газпром» сохранит для Украины 15 млрд куб. м в год, украинскую ГТС это не спасет. Рентабельность будет слишком низкой, кроме того, никто не захочет вкладывать средства в ее реконструкцию. Это будет абсолютно новая жизнь для государства. Все будет по-другому. Ни украинские политики, ни олигархи, ни простые граждане пока не могут даже представить, что это такое — жить вне энергетических потоков. Вопрос даже не в плате за транзит и возможности торга при заключении газовых контрактов. Украина возвращается к политической роли до 30 декабря 1922 года. 2019 год — это год перелома, последний год старой европейской политики и начало изменений энергетической картины Европы. А в современном мире вслед за изменениями торговых и энергетических потоков постепенно меняются политические договоренности, союзы и направления внешней политики крупных государств.

Газовые контракты заключаются на десятилетия — именно на такой срок на территории транзита должны быть порядок, стабильность, закон. Этого нет в Украине. И, судя по последним событиям, не будет.

Следом за «Северным потоком-2» будет построен «Турецкий поток», который выведет российские энергопотоки к югу Европы. Север и Юг. Турция и Германия. И в этой схеме нет ни Украины, ни Польши.

"Других вариантов нет, — подчеркнул Алексей Миллер. — Наши европейские партнеры об этом проинформированы, и теперь их задачей является создание необходимой газотранспортной инфраструктуры от границы Турции и Греции«.

Задача для Европы

Нужно понимать, что между полным отключением транзита по украинской ГТС и сохранением текущего «статус кво» простирается море вариантов. И Миллер с предложением сохранить минимальный объем транзита для стран Восточной Европы через Украину демонстрирует один из таких вариантов. К слову, очень даже неплохой для Украины. Потому что ноль — гораздо хуже. Ни Европе, ни России не нужно, чтобы на территории Украины развернулась полномасштабная гуманитарная катастрофа, чтобы миллионы беженцев бросились, как на Запад, так и на Север. И для Европы, и для России это — опасная нагрузка на экономику, удар по социальной стабильности, рост криминала. И лучше изначально это не допускать. Именно потому ныне окружающие государства по мере возможности поддерживают Украину. Потому Россия и готова сохранить транзит в минимальном объеме. Но гарантировать адекватность украинской власти, сохранность украинской ГТС и бесперебойность поставок даже тех 15 млрд куб. м должна будет Европа. Россия свой ход сделала. Прагматичный, договороспособный, цивилизованный. Справится ли Европа — неизвестно.

Автор: Дмитрий Дзыговбродский

Источник: РИА Новости Украина, 03.05.2017


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая структура власти и ТЭК: переформатирование системы госуправления отраслью
За майской инаугурацией Путина последовало переформатирование российского правительства, а затем и в целом системы исполнительной власти. На первый взгляд кажется, что изменения носят косметический характер. Не только премьер, но и многие министры сохранили свои посты. Но на самом деле кадровые новации весьма масштабны, и нефтегаза они касаются напрямую. Перестановки еще не закончены – в некоторых министерствах продолжаются активные чистки и структурные изменения. Но основные игроки все же расселись по своим креслам, и можно подвести первые итоги переформатирования системы управления нефтегазовой промышленностью.
Мировой рынок нефти: к каким ценам готовиться?
Санкции в отношении российского нефтегаза: кольцо сжимается
Американский сланец: жизнь в эпоху Трампа
Новый американский президент четко обозначил свои приоритеты в области энергетики, назвав ВИЭ пустой тратой денег и открыто сделав ставку на углеводороды. Это отличная новость для американских сланцевых компаний, как и существенный рост нефтяных цен на мировом рынке в 2017 и особенно в начале 2018 годов. Всем интересно, сколько нефти США на самом деле способны добывать. А ведь есть еще тема сланцевого газа. Соединенные Штаты слишком агрессивно рекламируют резкий рост производства СПГ, что невозможно без существенного увеличения добычи газа – опять же сланцевого.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2017 году и перспективы 2018 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики