Главная > Книги > Россия 2008. Часть 2. Экономическая ситуация. «Российские горки»: от стремительного роста - к падению производства

Россия 2008. Часть 2. Экономическая ситуация. «Российские горки»: от стремительного роста - к падению производства

( Фрагмент книги «Россия 2008. Отчет о трансформации» )

Содержание:

2.1. Антикризисные меры правительства

До середины 2008 года сырьевая конъюнктура благоприятствовала российской экономике. ВВП форсированно рос, рубль укреплялся, индексы фондового рынка штурмовали исторические экстремумы. Ситуация кардинально поменялась во второй половине августа 2008 года – в РФ активизировались кризисные процессы.

Как и в большинстве других стран, подвергшихся удару кризиса, проблемы у России начались с банковского сектора. Следом обрушился фондовый рынок. Позднее эстафету подхватила промышленность. При этом основной удар пришелся по экспортоориентированным отраслям (ТЭК, металлургия), рынкам, зависимым от долгосрочного финансирования (строительство, ритейл) и потребительной активности населения (автомобилестроение). Постепенно финансовый кризис все более трансформировался в системный экономический, что потребовало от руководства РФ оперативных и энергичных действий по его сдерживанию.

Поддержка Правительством РФ экономики осуществлялась в три этапа, каждый из которых преследовал различные цели.

Первый пакет госфинансирования в начале осени пришелся на долю госбанков. В этот период основной целью власти являлась помощь финансовой системе.

Финансовые организации получили прямое вливание через банковскую систему. При этом, ликвидность была предоставлена крупнейшим государственным банкам.

Параллельно был подготовлен ряд законопроектов по поддержке финансовой системы. Важнейшим из них стала поправка в статью 46 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», которая существенно усилила позиции ЦБ. Документ наделяет Центробанк правом предоставлять кредиты без обеспечения российским кредитным организациям на срок не более шести месяцев. До этого ЦБ давал банкам только кредиты под залог ценных бумаг, поручительство или под залог кредитных портфелей. Теперь Центробанк получил право брать на себя гораздо большие риски, поскольку указанные выше кредиты будут необеспеченными. ЦБ подстраховался лишь тем, что такие кредиты оказались доступны не всем банкам, а ограниченному кругу – тем, которые имеют высокий рейтинг. Соответственно, требования к уровню рейтинга были установлены советом директоров Банка России.

Также для стимулирования сделок на межбанковском рынке Центробанк РФ получил право заключать с кредитными организациями соглашения, предусматривающие компенсацию им части убытков, возникших в результате кредитования банков, у которых в период действия закона была отозвана лицензия.

В конечном счете, благодаря первому пакету антикризисных мер, массового банкротства крупных банков удалось избежать, но до реальной экономики выделенные деньги так и не дошли.

Второй пакет финансирования предназначался непосредственно отраслям экономики. Он предполагал работу по четырем направлениям: рефинансированию внешних задолженностей (через ВЭБ), расширению госзакупок (автомобилестроение, строительство), защите от иностранных конкурентов (повышение пошлин, приоритет российских товаров при госзаказе) и снижению налогов (налог на прибыль, амортизационные вычеты, таможенная пошлина по нефти). Все инициативы второго пакета вошли в так называемый Антикризисный план Правительства РФ, утвержденный 7 ноября 2008 года.

Документ состоял из 55 задач, объединенных в десять блоков, каждый из которых был направлен на поддержку отдельных отраслей экономики

Больше всего преференций в рамках Антикризисного плана получили бизнес-структуры, обладающие поддержкой ведущих групп влияния в Правительстве РФ.

Меры первого блока («Развитие финансовой и банковской системы») позволили существенно укрепить позиции ВЭБа и Агентства по страхованию вкладов (АСВ), которые взяли на себя миссию по санированию проблемных банков. Теперь госкорпорациям оказалось проще реорганизовывать выкупленные финансовые организации. Это дает возможность существенно укрепить внешний контроль над банками со стороны госкомпаний. Возможности по усилению внешнего контроля над финансовыми организациями получил и Банк России, поскольку он наделен правом делегировать в органы управления банков своих спецпредставителей. Соответствующее положение имеется во втором блоке Антикризисного плана.

Таким образом, роль ключевых контролеров санации банковского сектора оказалась закреплена за ВЭБом (крупные банки), АСВ (средние и малые банки) и Банком России (общее руководство санацией).

Кроме того, в том же первом блоке оказалась прописана мера по рефинансированию внешних задолженностей. Она позволяет в упрощенном режиме взыскивать и реализовывать заложенное имущество. Данное положение также активно лоббировал ВЭБ. Дело в том, что рефинансирование внешней задолженности российских частных компаний осуществляется, как правило, под залог их ценных бумаг. Через год госкорпорация сможет в упрощенном (внесудебном) порядке изъять имущество должника в случае невозвращения кредита.

Еще одна мера, предложенная в первом блоке, обеспечит ВЭБ дополнительной ликвидностью. Госкорпорация финансирует крупнейшие инфраструктурные проекты, причем за счет собственных средств. Для того, чтобы привлечь дополнительные инвестиции, ВЭБ предложил альтернативную схему. Речь шла о выпуске инфраструктурных облигаций под госгарантии. Причем, в ценные бумаги было предложено вложить пенсионные накопления граждан. Долгое время данному положению активно противостоял Минфин, однако ввиду проблем с ликвидностью у ВЭБа мера все же оказалась зафиксирована в Антикризисном плане Правительства.

Во втором блоке Антикризисного плана («Поддержка внутреннего спроса») значительные преференции предоставляются отечественным производителям в рамках экспортных контрактов и системы госзаказа. Так, согласно документу, на ближайшие два года для резидентов-поставщиков российских товаров устанавливаются ценовые преференции (от 5 до 25%) при размещении государственного заказа. Данное решение было распространено на ряд отраслей. Однако наибольшие льготы в рамках этой инициативы получили автомобилестроительные компании («КАМАЗ», Sollers, «ГАЗ» и другие).

Также во втором блоке предусматривается возможность корректировки инвестпрограмм естественных монополий и госкорпораций. Данное положение уже отразилась на предприятиях ТЭК, железнодорожного транспорта и др. Причем, как показала практика последних месяцев, инвестпрограммы были пересмотрены в сторону уменьшения.

Важнейшим положением второго блока Антикризисного плана стал механизм госгарантий. Именно с ним связан третий пакет антикризисных мер Правительства РФ, который будет введен в действие в первой четверти 2009 года.

Отдельным мероприятием второго блока является уточнение ставок таможенных пошлин. Изменение ставок произошло как в сторону уменьшения (для экспорта), так и в сторону увеличения (для импорта). Снижение пошлин коснулось нефти, и было пролоббировано крупнейшими нефтяными компаниями во главе с «Роснефтью». Однако бонусы от увеличения пошлин на импортную продукцию получили также сельское хозяйство и автомобилестроение.

Третий блок Антикризисного плана («Поддержка рынка труда и социальная поддержка граждан») курирует Минздравсоцразвития. Большинство мероприятий блока имеет достаточно «размытый» характер. Наиболее конкретным положением является увеличение максимального размера пособия по безработице.

Четвертый блок («Жилищное строительство») полностью пролоббирован строительными компаниями. В нем обозначены мероприятия по приобретению готового и стоящегося жилья в рамках действующих федеральных целевых программ (ФЦП). Выкупая квартиры, Правительство РФ рассчитывает наполнить ликвидностью строительный рынок, который испытывает сложности с финансированием. Ключевым вопросом данных мер является стоимость квадратного метра жилья. Здесь был применен дифференцированный подход в зависимости от региона. При этом максимальную активность в лоббировании интересов строительных компаний проявило правительство Москвы.

Пятый блок («Сельское хозяйство») существенно укрепил позиции российских аграриев. Согласно тексту документа, сельхозпроизводители сохранили основные преференции, предоставленные в рамках ФЦП «Развитие АПК». Речь идет, прежде всего, о субсидировании процентной ставки по отдельным видам инвестиционных и краткосрочных кредитов.

Кроме того, в Антикризисном плане был поддержан необходимый объем кредитования в рамках реализации Государственной программы развития сельского хозяйства на 2008-2012 годы. Основным каналом предоставления госфинансирования стал ВЭБ. Для этого предполагается изменение меморандума о финансовой политике госкорпорации. Отметим, что ранее все госфинансирование сельского хозяйства шло через подконтрольный Минсельхозу «Россельхозбанк». Выход ВЭБа на этот рынок существенно ослабил позиции «сельчан».

Шестой («Автомобилестроение и сельскохозяйственное машиностроение») и седьмой («Оборонно-промышленный комплекс») блоки Антикризисного плана Правительства были пролоббированы, судя по всему, «Ростехнологиями». Этот вывод можно сделать с учетом того, что госкорпорация владеет «АвтоВАЗом» и крупнейшими активами ОПК.

Ключевым положением шестого блока стала корректировка ввозных таможенных пошлин в отношении автомобильной техники, хотя изменение таможенной политики было анонсировано еще во втором блоке Антикризисного плана.

Положения седьмого блока позволили существенно укрепить позиции «дочки» «Ростехнологий» – компании «Оборонпром».

Здесь ключевой мерой стало предоставление предприятиям ОПК субсидий из федерального бюджета на погашение части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным в 2008-2009 годах, в том числе для пополнения оборотных средств.

Восьмой блок («Сырьевой комплекс») был пролоббирован Игорем Сечиным. Первый вице-премьер выдвинул единственную инициативу, которая, тем не менее, является ключевой для российского ТЭК. Речь идет о сокращении сроков мониторинга и периода, на который устанавливается вывозная таможенная пошлина на нефть и нефтепродукты, а также возможность корректировки самой ставки. Основным противником данного решения являлся Минфин, однако в условиях падения цен на энергоносители Алексею Кудрину пришлось пойти на уступки в данном вопросе.

Девятый блок («Транспортный комплекс») предполагает содействие авиакомпаниям. Раньше интересы отрасли лоббировал в основном «Аэрофлот», однако указанные положения Антикризисного плана инспирировала не компания Валерия Окулова, а опять же «Ростехнологии». Именно в интересах своей структуры Сергей Чемезов пролоббировал включение в Антикризисный план недискриминационного доступа топливных и авиационных компаний к объектам инфраструктуры топливо-заправочных комплексов в аэропортах. Кроме того, в документе имеется положение об отсрочке уплаты таможенных платежей на срок до 6 месяцев в отношении ввозимых иностранных воздушных судов и комплектующих к ним. Данная мера поможет относительно безболезненно обновить парк авиакомпаний.

Последний десятый блок («Малый бизнес») носит предельно общий характер. Единственной реальной мерой является отсрочка на 2 года положений пункта 2.2 статьи 346.26 Налогового кодекса в отношении аптечных организаций. Остальные инициативы блока существенного развития не получили.

Второй пакет мер предоставил преференции отдельным отраслям, однако, до конкретных бизнес-структур господдержка так и не дошла. Однако, компаниям были необходимы «живые деньги» для реализации инвестпроектов. Для решения данных проблем был подготовлен третий пакет антикризисных мер.

Третий пакет финансирования предназначался для конкретных компаний. Таковым должны быть представлены госгарантии по кредитам. Соответствующие суммы должны быть зарезервированы в бюджете 2009 года. Список компаний готовит Правительственная комиссия по повышению устойчивости развития российской экономики под руководством Игоря Шувалова. На март в федеральный список вошли 295 структур. Еще около 1000 компаний были выдвинуты регионами.

Формальными критериями отбора стали производственные и социальные показатели: численность сотрудников – свыше 5 тысяч человек и годовой оборот, который должен быть не меньше 15 млрд. рублей.

Составить список «системообразующих» предприятий премьер Владимир Путин поручил Правительству РФ 15 декабря 2008 года, а спустя восемь дней правительственная комиссия под руководством Игоря Шувалова одобрила список из 250 компаний. В дальнейшем Минэкономразвития добавило еще 45 бизнес-структур. Окончательный вариант, состоящий из 295 компаний, был обнародован в конце декабря.

В большинстве случаев определяющим для включения в «список Шувалова» явился критерий величины компаний. Преимущественно, в список попали лидеры отраслей. Больше всего мест в «реестре помощи» досталось предприятиям ТЭК, агропромышленного комплекса (АПК), металлургии, ракетно-космической промышленности и транспорта

Наиболее значимой является поддержка двух отраслей - транспорта и металлургии.

В транспорте позиции укрепили ведущие «игроки».

Из железнодорожных компаний в список стратегических предприятий вошло только ОАО «РЖД». При этом госкомпании удалось «оттеснить» от госфинансирования независимых железнодорожных операторов, которым без доступа к госгарантиям придется сокращать присутствие в регионах.

Включение в «реестр» «Аэрофлота» вместе с базовым аэропортом «Шереметьево» пролоббировал близкий к госкомпании глава Минтранса Игорь Левитин. Также кандидатами на госгарантии стали крупнейшие аэропорты. Из авиакомпаний в список не вошла ГТК «Россия», которая в скором времени будет интегрирована в состав новой объединенной АК «Авиалинии России». Последняя же оказалась представлена в списке через свое юридическое лицо - ООО «Авиакомпания».

В металлургии и добывающей промышленности «сохранили» места все мэйджоры без исключений.

Именно на эти компании пришелся основной удар кризиса. Причем, в отличие от финансовых или строительных бизнес-структур, «металлурги» в случае возникновения проблем начнут массово увольнять сотрудников. А учитывая, что большинство их «профильных» предприятий являются градообразующими, проблемы с финансированием могут негативно отразиться на социально-политической обстановке в регионах и спровоцировать в некоторых из них протестные настроения и радикальные действия.

Тем не менее, после включения в список системообразующих компаний борьба за госфинансирование не закончится. Не всем удастся получить госгарантии под кредитование. Так, только 295 «предусмотренным» бизнес-структурам в ближайший год потребуется до 3,2 трлн рублей на замещение дефицита кредитных ресурсов. И это, не считая госгарантий для еще 1000 компаний, которые войдут в список по региональной квоте.

Правительством же в бюджете 2009 года на господдержку системообразующих предприятий зарезервировано только 625 млрд. рублей: 300 млрд. рублей на госгарантии по кредитам и 325 млрд. рублей в виде прямого госфинансирования.

Таким образом, борьба за бюджетные средства продолжится, но уже во втором квартале 2009 года.

Причем, распределение финансирования во многом будет зависеть от позиций вице-премьеров, которые существенно усилили свой статус с начала экономического кризиса. Аппаратный вес министров, напротив, существенно снизился. Больше всего преференций получил Игорь Шувалов, который до декабря являлся номинальным координатором антикризисных программ Правительства РФ.

Импровизированный антикризисный штаб был создан под руководством Игоря Шувалова еще в сентябре 2008 году, когда отечественная экономика столкнулась с первыми ударами мирового финансового кризиса. В него вошли все профильные члены Правительства РФ. Ключевую роль в стабилизации ситуации тогда сыграли три ведомства: ФСФР Владимира Миловидова, Минфин Алексея Кудрина и ЦБ Сергея Игнатьева.

ФСФР было поручено оперативное управление торговыми площадками и отсечение спекулятивных игроков. Со своими задачами ведомство Миловидова в целом справилось. Именно ФСФР жестким решением остановила торговлю на фондовых биржах. Для «выдавливания» спекулянтов служба запретила проводить на биржевом рынке маржинальную торговлю, а также заключать короткие продажи с ценными бумагами без обеспечения.

Минфину РФ было поручено поддержать фондовый рынок, нивелировать эффект «дешевого сырья» и наполнить ликвидностью финансовую сферу. Ведомство Алексея Кудрина также проявило себя достаточно эффективно.

Центробанку было поручено «расшивать» ликвидность на финансовом рынке. Здесь возникли некоторые проблемы, но определенных благоприятных результатов достигнуть также удалось.

До осени 2008 г. Шувалов отвечал в основном за стратегические проекты РФ. Так, первый вице-премьер курировал организацию саммита АТЭС во Владивостоке, отвечал за вступление России в ВТО. Большинство подконтрольных ему комиссий были либо откровенно проблемными (например, комиссия по развитию жилищного строительства или комиссия по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности), либо «малозначимыми» (комиссия по обеспечению безопасности дорожного движения или комиссия по обеспечению российского присутствия на архипелаге Шпицберген). Из относительно «ресурсоемких» структур, курируемых Шуваловым, можно отметить две - комиссию по техническому регулированию и комиссию по развитию малого и среднего предпринимательства.

При этом в соответствии с функционалом Игорь Шувалов курировал значительное число отраслей. Это стало решающим фактором осенью 2008 года. В самом начале кризиса первый вице-премьер провел ряд содержательных совещаний с участием «отраслевиков» и именно в ходе этих встреч были выработаны основные меры по поддержке отечественной экономики.

В декабре 2008 года «неформальный» статус Шувалова был закреплен официально: он возглавил комиссию по повышению устойчивости развития российской экономики. Помимо первого вице-премьера в ее состав вошли еще 16 человек.

Примечательно, что после назначения главой правительственной комиссии по повышению устойчивости развития российской экономики Шувалов возглавит уже десятый орган Кабмина. Остальные вице-премьеры оказались куда «скромнее»: Собянин контролирует только 5 комиссий и советов, Иванов – 6, Зубков - 4, Сечин – 2, Жуков 2, Козак -1.

Более того, новая комиссия стала одной из наиболее «весомых» в Правительстве. Например, именно ею был подготовлен список из 295 компаний для получения госгарантий.

Однако полного контроля над всеми ведущими отраслями Шувалов так и не получил. ТЭК и промышленность остались за Игорем Сечиным, сельское хозяйство курируется Виктором Зубковым, ВПК - Сергеем Ивановым, олимпийский проект - Дмитрием Козаком.

В то же время, по некоторым данным, именно Игорь Шувалов рассматривается как наиболее вероятный кандидат на должность премьер-министра России в случае возможных аппаратных изменений в 2009 году.

2.2. Госкорпорации укрепляют позиции

2008 год ознаменовался усилением государственного присутствия в экономике. Госкомпании и госкорпорации, организованные в предыдущие годы, активизировали свою деятельность. Большинство бизнес-структур завершили консолидацию переданных им активов, учредили управляющие органы, получили необходимую нормативно-правовую базу. Всего в российской федерации насчитывается «чистых» 7 госкорпораций. В их числе «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ), «Внешэкономбанк» (ВЭБ), «Росатом», «Роснано», «Ростехнологии», «Олимпстрой», «Фонд содействия реформированию ЖКХ».

Госкомпаниями в форме ОАО, близкими по функционалу к госкорпорациям, являются Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) и Объединенная судостроительная корпорация (ОСК). Также готовится создание «Автодора» - соответствующий законопроект находится на рассмотрении в Госдуме.

Перечисленные компании существенно отличаются по размерам, капитализации и аппаратному ресурсу. Наиболее сильные бизнес-структуры представлены в рейтинге влияния.

Роль государственных резидентов существенно возросла на фоне экономического кризиса. Именно на госкорпорации и госкомпании были возложены функции по господдержке отдельных отраслей, санации финансовых организаций, контролю импорта и сопровождению ключевых инфраструктурных проектов.

Так господдержкой отдельных отраслей стали заниматься «Ростехнологии». К этой госкорпорации перешло кураторство над автомобилестроением и ВПК. Именно усилиями «Ростехнологий» были повышены пошлины сначала на ввоз автокомпонентов, а следом и на подержанные иномарки. Также «Ростехнологии» получили доступ к ключевым сырьевым проектам (Удокан, монгольские месторождения). Именно через госкорпорацию будет распределяться значительная часть оборонзаказа в 2009 году.

Второй госкорпорацией, активизировавшей поддержку профильных отраслей, стал Росатом. Бизнес-структура Сергея Кириенко консолидировала разрозненные активы и получила заказ со стороны Правительства по возведению энергоблоков.

Карт-бланш на поддержку отраслей получили также ОАК и ОСК. Причем, ОАК договорилась с Правительством о возможности контролировать импорт иностранных самолетов.

Эксклюзивные права санирования финансовых организаций были переданы ВЭБу и АСК. Госкорпорации уже выкупили несколько банков. ВЭБ приобретает в основном крупные финансовые активы, а АСК специализируется на средних и малых региональных банках. Также ВЭБ получил право рефинансировать иностранные кредиты резидентов, как правило, под залог акций. Через год именно госкорпорация станет собственником активов, если владельцы не смогут погасить займ.

«Роснано» стал основным оператором распределения госфинансирования в сфере нанотехнологий. Через госкомпанию проходят все заявки на господдержку данного направления исследований.

Отдельные проекты курируют «Фонд содействия реформированию ЖКХ» и «Олимпстрой». Первая госкорпорация отвечает за капитальный ремонт многоквартирных домов. Благодаря данному ресурсу бизнес-структуре удалось успешно закрепиться в субъектах РФ и получить значительные преференции от региональных элит. Вторая госкорпорация контролирует проект «Сочи-2014». Олимпийский проект является стратегическим для РФ. А в контексте проблем на строительном рынке именно «Олимпстрой» сможет активизировать рост стройиндустрии. Более того, олимпийский проект позволит поддержать рынки труда Юга России в период сокращения производства.

Бизнес-структуры получили значительные объемы бюджетных средств и внебюджетных фондов: госкомпании являются основными реципиентами федеральных целевых программ (ФПЦ), имеют льготные линии кредитования или управляют значительными федеральными средствами (пенсионные накопления, ЗВР, бюджетные активы).

Практически каждая госкорпорация и госкомпания имеет «свою» ФЦП. ОАК получает финансирование в рамках программы «Развитие гражданской авиационной техники России». ОСК является реципиентом ФЦП «Развитие гражданской авиационной техники России». «Роснано» контролирует ФЦП «Развитие инфраструктуры наноиндустрии». Деятельность «Олимпстроя» финансируется из ФЦП «Развитие г. Сочи как горноклиматического курорта на период до 2014 г.».

Крупнейшим получателем госфинансирования в рамках ФЦП является Росатом. Бизнес-структура является реципиентом как минимум трех целевых программ: «Развитие атомного энергопромышленного комплекса России», «Развитие ядерного оружейного комплекса», «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности».

Только одна производственная корпорация не обладает отдельной ФЦП. Это «Ростехнологии». Однако «взамен» эта госкорпорация уже получила ряд финансовых преференций в автомобилестроении (компенсация транспортировки). Кроме того, «Ростехнологии» имеют льготные кредитные условия в ряде госбанков (ВТБ и др.).

Три госкорпорации ведут фактически финансовую деятельность. Это ВЭБ, «Фонд содействия реформированию ЖКХ» и АСВ. Первые два получают финансирование за счет увеличение уставного капитала. Также ВЭБ имеет прямой доступ к госсредствам и пенсионным накоплениям «молчунов». АСВ финансирует свою деятельность из отчислений банков.

Все производственные госкорпорации и госкомпании вошли в список 295 стратегических компаний, подготовленный Игорем Шуваловым. В результате бизнес-структуры получили доступ к госгарантиям по кредитам.

Таким образом, именно госкорпорации и госкомпании стали основными каналами распределения госфинансирования в ситуации экономического кризиса. Более того, им были делегированы ряд правительственных функций по поддержанию ликвидности экономики.

Параллельно с усилением роли госкомпании и госкорпораций и увеличением их финансирования, активизировалась борьба за контроль над ними. 2008 год прошел в противостоянии за стратегические активы со стороны ведущих элитных групп влияния. Их борьба разворачивалась на различных уровнях госуправления и привела к ряду аппаратных конфликтов. Часть из них выплеснулась в информационное пространство.

Борьба шла по двум направлениям - за контроль над советом директоров (наблюдательным советом) и за контроль над правлением. Борьба за контроль над советом директоров (наблюдательным советом) шла между сильнейшими аппаратными игроками. Как правило (за исключением «Ростехнологий»), большинство конфликтов вокруг советов директоров закончились в первой половине 2008 года. Основная борьба развернулась за позиции в правлении и ревизионных комиссиях госкомпаний и госкорпораций.

Все корпорации имеют как возможности, так и риски развития. Условно их можно разделить на две группы: экономические и политические.

«Ростехнологии» являются наиболее сильной госкорпорацией по политическому влиянию и по экономическому потенциалу. Из политических возможностей госкорпорации следует отметить сильный лоббистский ресурс бизнес-структуры. Представители госкорпорации присутствуют на всех уровнях пирамиды Правительства: на уровне вице-премьеров, в Минпромторговли и Минфине. Также «команда Чемезова» контролирует профильный комитет Госдумы. Кроме того, «Ростехнологии» активно представлены в профильных организациях. В частности, Сергей Чемезов возглавляет Союз машиностроителей России. К экономическим ресурсам «Ростехнологий» относятся возможности по привлечению значительного финансирования. Компания имеет сильные позиции в ВЭБ и ВТБ. Политические риски «Ростехнологий» связаны с многочисленными противниками госкорпорации. Среди ключевых оппонентов Сергея Чемезова значатся президент РЖД Владимир Якунин, вице-премьер Сергей Иванов, глава Минобороны Анатолий Сердюков. К экономическим рискам относится, прежде всего, значительная задолженность активов «Ростехнологий». Также следует отметить разрозненность компаний госкорпорации: есть дублирующие производства, консолидация окажется продолжительной.

ВЭБ является основным каналом распределения государственных средств в РФ. Также госкорпорация получила возможность рефинансировать внешнюю задолженность резидентов и санировать банки. Политическими возможностями госкорпорации является прямой доступ в профильные ведомства (Минфин, Минэкономразвития) и участие в правительственных комиссиях. К экономическим возможностям относится доступ к госфинансированию, пенсионным накоплениям, промышленным активам. Политические риски связаны с госфункциями (пенсионные накопления, управление долгом), жестким контролем и смежным подчинением. ВЭБ управляет пенсионными средствами, что налагает на него ряд обязательств. Кроме того, компания - это единственная госкорпорация, Наблюдательный совет которой возглавляет Владимир Путин. ВЭБ как госкорпорация изначально создавался по инициативе Минэкономразвития, однако в дальнейшем в деятельность госкорпорации стал активно вмешиваться Минфин, ЦБ и Минздравсоцразвития. К экономическим рискам относятся проблемы ВЭБа с балансом. Выкупая плохие активы (банки, пакеты акций), госкорпорация существенно ухудшает свое собственное финансовое положение.

К политическим возможностям Олимпстроя относится поддержка проекта на уровне вице-премьеров. Только госкорпорация имеет профильного замглавы Правительства в лице Дмитрия Козака. Чиновник отличается сильным аппаратным ресурсом. Также госкорпорация обладает необходимой нормативно-правовой базой для реализации проекта. Среди экономических ресурсов следует выделить отдельную ФЦП и возможность эксплуатировать олимпийские объекты после их возведения. Основным политическим риском является международный контроль за госкорпорацией (по линии МОК), проблемы с земельными участками и региональными протестами. Основным экономическим риском является спад на строительном рынке, рост сметы и проблемы дополнительного внешнего финансирования.

Первые три квартала 2009 года российская экономика будет пребывать на понижающей волне экономического кризиса. Это позволит госкорпорациям как основным каналам госфинансирования и ключевым базам отраслевой интеграции расширить свою деятельность. Компании преступят к активной экспансии на внутреннем рынке РФ. Причем, компании форсируют захват смежных отраслей. «Ростехнологии» сосредоточатся на сырье. ОСК и ОАК активизируют работу с лизингом и импортом. «Роснано» углубится в образовательные проекты. ВЭБ и АСВ займутся реальной экономикой. На фоне сокращения ресурсов аппаратная борьба за ключевые активы в лице госкорпораций и госкомпаний продолжится. Причем, группы влияния прибегнут к стратегическим союзам.

Как показала мировая практика, госкорпорации могут стать как эффективными «драйверами роста» целых отраслей экономики, так и «ручным тормозом» для экономики. Во многом роль бизнес-структур будет определяться позицией государства в отношении госкомпаний. Если Правительству РФ удастся создать эффективный механизм контроля за деятельностью госкорпораций, ограничить и сбалансировать активность ключевых групп влияния, то на базе стратегических активов может вырасти сеть инновационного развития. Если же экономическая и политическая конъюнктура не позволит выстроить эффективный механизм контроля, одна группа влияния получит контроль над ключевыми органами управления, то бизнес-структуры могут стать центрами торможения экономического развития. Долги бизнес-структур станут увеличиваться, а господдержка не будет доходить до производства.

2.3. Частный сектор консолидирует активы

Если госсектор в 2008 году активно рос, то частные компании испытали на себе всю силу кризисных явлений. Для того, чтобы выжить, отрасли начали консолидироваться. «Первой ласточкой» стала металлургия.

Так, в начале 2009 года Игорь Сечин провел совещание. В нем приняли участие акционеры «Норникеля» - участие акционеры «Норникеля» - Владимир Потанин, Олег Дерипаска и Алишер Усманов.

В рамках совещания было предложено несколько проектов создания единой горно-металлургической компании на базе «Норникеля».

Напомним, что борьба за стратегический актив идет около года, однако основные события противостояния пришлись на лето 2008 года. Борьба развернулась между тремя группами влияния.

Первая группа – это «Интеррос» Владимира Потанина. Поддержку предпринимателю оказал также «Металлоинвест» Алишера Усманова.

Усманов активизировал скупку ценных бумаг «Норникеля» в прошлом году и смог консолидировать около 5% акций ГМК. Партнеры прорабатывали возможность объединения активов «Норникеля» и «Металлоинвеста». Причем, по некоторым данным, к слиянию проявляли интерес и «Ростехнологии». Тем более, что госкорпорация Сергея Чемезова уже имеет ряд совместных проектов с Усмановым (Удокан, монгольские месторождения).

Ключевым противником слияния «Норникеля» и «Металлоинвеста» является основной акционер «Русала» Олег Дерипаска.

Свой интерес к «Норникелю» предприниматель обозначил еще в 2007 году, когда инциировал переговоры с партнером Потанина Михаилом Прохоровым. Они закончились подписанием соглашения о покупке Дерипаской блокпакета «Норникеля». Сразу после презентации сделки акционер «Русала» предложил объединить ГМК с алюминиевой компанией. В поддержку инициатив Дерипаски выступили его младшие партнеры по «Русалу» - Виктор Вексельберг и Glencore.

Для того, чтобы защититься от враждебного поглощения, Владимир Потанин провел в августе 2008 года на пост генерального директора «Норникеля» Владимира Стржалковского. Топ-менеджер, ранее возглавлявший Ростуризм, считается человеком (особенно в силу былой принадлежности к спецслужбам) достаточно близким к некоторым членам Правительства РФ.

За последние полгода новый гендиректор «Норникеля» Владимир Стржалковский существенно укрепил свои позиции в компании. Топ-менеджер вывел стратегические направления деятельности ГМК из-под контроля Владимира Потанина. Представитель последнего Сергей Батехин остался лишь куратором производства и социальных вопросов. В то время как бюджет «Норникеля» и экспортные контракты достались «человеку» Стржалковского - Олегу Пивоварчуку.

Параллельно с ослаблением представителей Потанина гендиректор «Норникеля» активизировал переговоры с Игорем Сечиным и Сергеем Чемезовым.

Позиции гендиректора компании ГМК существенно укрепились осенью 2008 года. Тогда в связи со сложным финансовым положением ВЭБ предоставил «Русалу» $4,5 млрд. под залог акций как самого «Норникеля», так и заводов алюминиевой компании. Кроме того, совет директоров ГМК возглавил представитель ВЭБа Александр Волошин. Уже тогда впервые появились слухи о скорой консолидации в металлургии. Уже в январе основные акционеры «Норникеля» обсудили перспективы объединения ГМК, «Металлоинвеста» и «Русала» с Дмитрием Медведевым. Потом аналогичное совещание состоялось у Игоря Сечина.

В принципе масштабное объединение компаний выгодно Владимиру Стржалковскому. Дело в том, что в случае слияния активов доля крупных акционеров окажется размыта. В этом случае решающую роль в деятельности ГМК станет играть топ-менеджмент «Норникеля» и глава совета директоров компании. Последнего будут назначать по линии Правительства.

Олегу Дерипаске и Владимиру Потанину размывание собственных долей ниже контрольных и блокирующих весьма невыгодно. Поэтому предприниматели приготовились к обороне собственных активов.

Первым выстраивать эшелонированную оборону принялся Олег Дерипаска. Предприниматель вновь стал генеральным директором «Русала». Ранее занимавший эту должность Александр Булыгин возглавит Совет директоров группы En+ - основного акционера алюминиевой компании. На этой должности Булыгин станет курировать вопросы, связанные с интеграцией горно-металлургических активов в России.

Олег Дерипаска уже возглавлял «Русал» на протяжении трех лет с момента создания компании в 2000 году. Возвращение предпринимателя на данную должность призвано усилить контроль над бизнес-структурой со стороны основного акционера.

Параллельно Олег Дерипаска подготовил свои предложения по погашению задолженности перед ВЭБом и объединению с «Норникелем». Предприниматель предложил конвертировать задолженность «Русала» перед госбанками в привилегированные, а не голосующие акции. В результате Дерипаска сохранит операционный контроль над стратегическим активом.

Кроме того, предприниматель высказался против слияния на данном этапе алюминиевой компании с «Металлоинвестом» и «Норникелем».

Не сидел, сложа руки, и Владимир Потанин. Владелец «Интерроса» активизировал скупку акций «Норникеля» через саму ГМК. По состоянию на 14 января 2009 года бизнес-структура приобрела в рамках оферты около 8 млн собственных обыкновенных именных акций, на общую сумму в 48 млрд. рублей.

Решение о приобретении ОАО «ГМК «Норильский никель» собственных размещенных акций было принято Советом директоров компании еще 22 августа 2008 года. Однако усилиями Дерипаски выкуп ценных бумаг был приостановлен. Соответствующее решение владелец «Русала» провел через Красноярский арбитражный суд. Однако уже 10 декабря 2008 года указанные обеспечительные меры были отменены. Спустя два дня, 12 декабря совет директоров «Норникеля» принял решение о возобновлении выкупа собственных акций.

Если выкупленные бумаги будут погашены, то доля Владимира Потанина в «Норникеле» увеличится до 35%. Причем, если учесть, что параллельно в интересах предпринимателя акции бизнес-структуры скупает Алишер Усманов, долю может оказаться еще выше. Всего владелец «Металлоинвеста» рассчитывает консолидировать 5% ГМК. Это гарантирует Потанину перевес в совете директоров компании, а Усманову позволит форсировать переговоры по объединению «Норникеля» и «Металлоинвеста».

В вопросе приобретения акций своей компании Потанин оказался не одинок. В 2008 году стало известно о выкупе собственных акций (buy back) крупнейшими игроками РФ. Бизнес-структуры решили воспользоваться падением ценных бумаг для увеличения долей основных акционеров. Помимо «Норникеля» особую активность на данном направлении проявили два эмитента - «Лукойл» и «Северсталь».

Так, менеджмент «Лукойла» еще в начале сентября 2008 года принял решение о выкупе акций компании с рынка для поддержания ее в условиях финансового кризиса.

Напомним, ОАО «Лукойл» является второй крупнейшей частной нефтяной компанией в мире по размеру доказанных запасов углеводородов. Ее основные виды деятельности — операции по разведке и добыче нефти и газа, производство и реализация нефтепродуктов. Компания также является шестой среди крупнейших мировых частных НК по объему производства углеводородов. Доля «Лукойла» в общемировых запасах нефти составляет 1,3%, в общемировой добыче нефти — 2,3%. Компания играет ключевую роль в энергетическом секторе России, на ее долю приходится 18,6% общероссийской добычи нефти и 18,1% общероссийской переработки нефти. «Лукойл» владеет значительными нефтеперерабатывающими мощностями в России и за рубежом. Чистая прибыль Группы «Лукойл» в I квартале 2008 г. составила $3 163 млн., что на $1 864 млн., или на 143,5%, больше, чем за аналогичный период 2007 г. Показатель EBITDA (прибыль до вычета процентов, налога на прибыль, износа и амортизации) вырос на 99,3% и составил $4 846 млн.

По словам президента НК Вагита Алекперова, активной скупкой акций занимались представители руководства бизнес-структуры. Сам глава «Лукойла» приобрел 200 тыс. акций компании за общую сумму 305 107 556 рублей. Акции покупались двумя траншами – 15 сентября президент компании выкупил 100 тыс. акций на сумму 162 373 742 рубля, 16 сентября – еще 100 тыс. акций за 142 733 814 рублей. В результате, Алекперов увеличил свою долю в компании с 20,58% до 20,6%. Всего же организации, входящие в группу «Лукойл», приобрели в последнее время около 1,4 млн обыкновенных акций, что составляет 0,165% от уставного капитала.

Отметим, что последние несколько лет Алекперов целенаправленно скупает акции НК. Так в июне 2007 года предприниматель приобрел крупный пакет (16 149 тыс. акций за $1,23 млрд.) у партнера Николая Цветкова. Цель интервенций Алекперова - консолидировать блокпакет «Лукойла».

Решил поддержать свою компанию и Алексей Мордашов. Так, еще 16 сентября «Северсталь» объявила о начале программы выкупа собственных акций на сумму $400 млн., что составляет приблизительно 2,8% от всего акционерного капитала компании (исходя из цены в $14,04 за глобальную депозитарную расписку). Программа выкупа будет продолжаться в течение 6-10 месяцев – в зависимости от текущей цены на акции, GDR «Северстали» и условий на фондовом рынке.

ОАО «Северсталь» - международная горно-металлургическая компания, акции которой представлены в Российской торговой системе (РТС) и на Лондонской фондовой бирже (LSE). Акционированная в 1993 г., компания концентрирует свое производство на продуктах высокой добавленной стоимости и уникальных нишевых продуктах. Компания обладает опытом успешного приобретения и интеграции активов в Северной Америке и Европе. «Северстали» также принадлежат горнодобывающие предприятия в России, обеспечивающие сырьем производства компании. В 2007 г. «Северсталь» произвела 17,5 млн. т стали и зафиксировала выручку в размере $15,2 млрд. EBITDA компании в 2007 г. составила $3,7 млрд., доход на акцию равняется $1,92. Чистая прибыль компании в I полугодии 2008 г. по МСФО увеличилась на 69% по сравнению с аналогичным периодом позапрошлого года и составила $1 млрд. 940 млн. Выручка за отчетный период составила $10,547 млрд. (+36,3%), прибыль от операционной деятельности - $2,254 млрд. (+34,3%), EBITDA - $2,784 млрд. (+34,4%)

В 2008 году компания Мордашова объявила, что уже приобрела 156 040 глобальных депозитарных расписок (GDR) по цене ниже рассчитанной месяц назад ($13,65 за штуку). Сделка общей стоимостью $2,13 млн. была осуществлена дочерним предприятием компании Severstal Overseas Limited. Компания выкупила с рынка около 0,015% своего акционерного капитала. Как и в ситуации с «Норникелем», ценные бумаги могут достаться собственнику в лице Алексея Мордашова.

2.4. Ограничение допуска на российский рынок иностранных компаний

Параллельно с консолидацией на отечественном рынке, усложнились условия для «входа» в РФ иностранных компаний. Так, в 2008 году была существенно изменена соответствующая нормативно-правовая база. В результате условия работы нерезидентов на российском рынке стали намного жестче, а их доступ к госкомпаниям и госкорпорациям оказался максимально затруднен.

Соответствующие законодательные инициативы прошли через Госдуму в 2008 году. Речь идет о небезызвестном законопроекте «О порядке осуществления иностранных инвестиций в коммерческие организации, имеющие стратегическое значение для национальной безопасности Российской Федерации».

Законопроект содержал 39 видов деятельности, в которые нерезиденту могут запретить инвестировать. Условно их можно сгруппировать в 5 блоков: производство специальной техники (Ростехнологии); производство вооружения и военной техники (Ростехнологии), авиастроение (ОАК), космическая деятельность, деятельность в области использования атомной энергии (Росатом). Кроме того, в «проскрипционный список» включены виды деятельности, осуществляемые в условия естественной монополии.

Принятие решений о согласовании или отказе в согласовании отнесено на уровень правительственной комиссии, под руководством Председателя Правительства РФ.

В разрешении на совершение сделки иностранным инвестором может быть отказано при наличии у стратегических организаций следующих критериев: права на проведение работ с использованием сведений, составляющих государственную тайну, права на ввоз в Российскую Федерацию и вывоз за ее пределы продукции военного назначения, права на осуществление внешнеэкономических операций с контролируемыми товарами и технологиями, факта выполнения работ по государственному оборонному заказу в течении последних пяти лет, предшествующих году обращения за согласованием сделки, наличия в использовании исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности в области критических для национальной безопасности государства технологий и ряду других критерием перечисленных в законопроекте. В случае, если коммерческая организация не соответствует ни одному их этих критериев, согласие на совершение сделки должно быть дано в безусловном порядке.

Кроме того, в случае, если коммерческая организация соответствует одному или нескольким из указанных критериев, то согласие на совершение сделки может быть дано только при условии принятия инвестором на себя обязательств, из числа перечисленных в законопроекте, например, обязательства о полном или частичном формировании органов управления коммерческой организации из числа граждан Российской Федерации, имеющих право на проведение работ с использованием сведений, составляющих государственную тайну, обязательства о продолжении работ по государственному оборонному заказу и т.д. и при отсутствии возражений со стороны федерального органа исполнительной власти в области безопасности.

Закон также содержит норму, согласно которой инвестору отказывается в согласовании сделки по приобретению контроля над стратегической организацией, если таким инвестором является иностранное государство или юридическое лицо, контролируемое иностранным государством, а приобретение таким инвестором блокирующего пакета в стратегической организации подлежит согласованию с государством.

Тем не менее, у иностранных компаний осталось множество возможностей, которые позволяют обходить законодательные преграды. Проще всего нерезидентам будет приобрести доли в ОАК и ОСК, которые по правовой форме являются не госкорпорациями, а ОАО.

Собственно, прецеденты такого проникновения уже имеются. Так, в середине января прошлого года экс-президент России Владимир Путин в целях осуществления сотрудничества между российскими и итальянскими организациями по проекту российских региональных самолетов SuperJet-100 разрешил компании Alenia Aeronautica (Италия) иметь блокирующий пакет (25% плюс одна акция) в ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» (ГСС). Последняя бизнес-структура является дочерней компанией холдинга «Сухой». Последний входит ОАК Разрешение Президента было необходимо ввиду принадлежности ГСС к стратегическим компаниям, доступ к которым для нерезидентов ограничен.

Данное решение было пролоббировано «иркутским кланом», контролирующим ОАК. Дело в том, что от участия в деле итальянской компании зависят перспективы реализации проекта Sukhoi Superjet-100. Так, ГСС является основным интегратором этой программы. Торжественная церемония выкатки самолета Sukhoi Superjet-100 состоялась 26 сентября 2007 года в Комсомольске-на-Амуре. Поставки стартовому заказчику - крупнейшей российской авиакомпании «Аэрофлот» - новых самолетов ожидаются уже в конце 2009 года, и без альянса с нерезидентом дальнейшее продвижение лайнера могло оказаться под вопросом.

SuperJet-100 является флагманским проектом «Объединенной авиастроительной корпорации». К его реализации бизнес-структура готовилась весь 2007 и 2008 года. Причем, ключевым здесь стал авиасалон в «Ле Бурже». Так, именно в его рамках был подписан контракт между итальянской компанией ItAli и российскими ГСС на закупку 10 отечественных лайнеров Superjet-100. Согласно договоренностям, СП итальянской и российской компании будет заниматься дистрибуцией SSJ на рынках Западной Европы и США. Именно этот аргумент стал решающим для допуска нерезидента в «дочке» ОАК.

В отличие от ОАК и ОСК, доступ к классической госкорпорации несколько сложнее. Однако и здесь при условии поддержки со стороны российской компании нерезидент неразрешимых проблем не встречает.

Классический пример «Ростехнологии». Глава бизнес-структуры презентовал целый ряд IPO своих «дочерних» структур еще в августе позапрошлого года. «Дочки» госкорпорации должны были выйти на фондовые биржи до 2012 года. Причем, в ближайшие два года первичное размещение рассчитывал провести «АвтоВАЗ», ВСМПО-Ависма и «Оборонпром».

Выход на фондовый рынок гендиректор «Ростехнологий» Сергей Чемезов презентовал еще в 2006 году. Несмотря на то, что компании представляют различные отрасли и ориентированы на разные рынки, причины их IPO схожи. Условно можно выделить три группы причин.

Первая причина – привлечение стратегического инвестора. Впервые о желании разделить возможные риски с иностранным партнером объявила ВСМПО-Ависма. Дело в том, что крупнейший производитель титана изначально ориентирован на крупные авиастроительные компании. На мировом рынке их две - Boeing и Airbus. Причем, последний год выбор партнера являлся, скорее, политическим вопросом. «АвтоВАЗ» также анонсировал приход стратегического инвестора осенью 2006 года. В конце 2007 года стало известно, что им стал Renault. Нерезидент планирует наладить сборку автомобилей в Тольятти. Что касается «Оборонпрома» здесь речь идет о приходе скорее крупных финансовых организаций, открывающих дорогу «дочке» ФГУПа к «длинным» и дешевым деньгам.

Вторая причина – нехватка средств для реализации стратегических проектов Сергея Чемезова по созданию крупных холдингов ВПК. Причем оборонные предприятия обладают задолженностью, одной из самых серьезных в отрасли.

Первичное размещение «дочек» госкорпораций законодательством разрешается, и именно в их капитал (а не госкорпорации) будут привлекать иностранных инвесторов.

Тем не менее, несмотря на серьезные ограничения, ряд мэйджоров все же объявили о «вхождении» в РФ. Так, De Beers подтвердила намерение создать СП с «Лукойлом» для разработки месторождения «Верхотинское». До 2008 года партнеры не могли договориться о совместном освоении стратегического актива. Противостояние НК и нерезидента началась в 1998 году, когда канадская Archangel Diamond Corp попросила арбитраж взыскать $4,8 миллиарда с ОАО «Архангельскгеолдобыча» (АГД), 100% акций которого принадлежат «Лукйолу». Дело в том, что Archangel Diamond Corp (ее владельцем является De Beers) еще в 1994 году создала совместно с АГД компанию «Алмазный берег». Она выиграла конкурс на Верхотинское месторождение, однако из-за жесткости российского законодательства лицензия до 2018 года на месторождение была оформлена на АГД. Соглашение между сторонами предполагало, что «Алмазный берег» получает лицензию в том случае, если нерезидент инвестирует в разведку.

Спустя несколько лет на Верхотинском участке была открыта трубка Гриба с запасами в 67 млн. каратов ювелирных алмазов, оцениваемых примерно в 5,5 млрд. долларов.

При этом De Beers объявила, что выполнила все инвестиционные обязательства. Следовательно, имеет право получить лицензию на освоение Верхотинского месторождения. В свою очередь, компания Вагита Алекперова настаивала на том, что пункты соглашения выполнены не были. После этого начались пятнадцатилетнее судебные разбирательства между компаниями.

Процессы оказались резонансными, особенно для «Лукойла». Дело в том, что компания Вагита Алекперова готовила выход на рынок США и появление негативной информации в американской прессе (процесс проходил в штате Колорадо) обеспечило компании значительные имиджевые издержки.

Тем не менее, в апреле 2008 года De Beers и «Лукойл» заключили соглашение о совместной разработке в Архангельской области Верхотинской амазоносной площади.

Компании еще не определились наземным (открытым) или подземным (закрытым) способом того, как будет разрабатываться месторождение. Планируется, что после предоставления технических планов, работы по его эксплуатации продлятся 20-25 лет. Технического проекта пока не существует. Трубка была открыта в 1996 году. Запасы были защищены в 2005 году. Месторождение расположено в 130 км от Архангельска к северо-востоку, в Мезенском районе, в 30 км от месторождения имени Ломоносова. Условия месторождения традиционные, горнотехнические условия сложные из-за большого количества подземных вод. На месторождении предусмотрено бурение нескольких скважин глубиной до 450 метров. Лицензия оформлена на 400 квадратных километров, поэтому продолжаются геологоразведочные работы для того, чтобы выявить новые месторождения. Поисковая часть лицензии продлена до 2009 года, в проведение разведочных работ будут вкладываться дополнительные средства.

Причем, обеим компаниям пришлось пойти на компромисс. «Лукойл» продал долю в АГД нерезиденту, а De Beers согласилась на неконтрольный пакет 49,99%. Теперь компании могут создать СП.

Причина активизации проекта освоения месторождения «Верхотинское» - неблагоприятная конъюнктура. Так, в 2008 году по требованию Еврокомиссии прекращается действие торгового соглашения между De Beers и АЛРОСА о закупках необработанных алмазов в России. В результате нерезидент может лишиться российских алмазов. Проект СП с «Лукойлом» должен компенсировать дефицит сырья. При этом экспансия De Beers на отечественный рынок станет неприятным сюрпризом для АК АЛРОСА, которую контролирует Алексей Кудрин.

Однако у министра финансов остается эффективное средство для защиты интересов российской компании на федеральном уровне. Речь идет об упоминаемом выше законе об ограничении иностранных инвестиций.

Согласно документу, обязательному согласованию с федеральными органами подлежат сделки по приобретению 5% голосующих акций хозяйственных обществ в области геологического изучения недр, разведки и добычи полезных ископаемых на участках недр федерального значения. К последним, согласно закону «О недрах», относятся и месторождения алмазов.

Принимать решение о допуске нерезидентов на стратегические месторождения будет Правительственная комиссия по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в РФ. Постановление о ее образовании 6 июля прошлого года подписал премьер-министр РФ. Несмотря на то, что Алексей Кудрин в ее состав не вошел, председатель комиссии Владимир Путин будет прислушиваться к предложениям министра финансов в данной сфере.

2.5. Проект «Энергетическая сверхдержава»

Несмотря на неблагоприятную экономическую конъюнктуру, РФ продолжила реализацию проекта «Энергетическая сверхдержава». Основным событием здесь стало активное обсуждение создания так называемой «газовой ОПЕК». Напомним, на очередной встрече в Москве Иран, Россия и Катар договорились о координации своих действий в вопросах экспорта газа. В результате министр нефти Ирана Голямхоссейну Нозари даже объявил о том, что достигнуто соглашение о создании «газовой ОПЕК».

Сама идея учреждения газового картеля принадлежит Ирану. Именно усилиями этой ближневосточной страны в 2001 году в Тегеране состоялось первое заседание Форума стран-экспортеров газа (Gas Exporting Countries Forum), в работе которого приняли участие Иран, Россия, Туркменистан, Катар, Оман, Алжир, Нигерия, Бруней, Индонезия и Малайзия.

Позднее, в ноябре 2006 года эксперты комитета по экономике стран НАТО опубликовали конфиденциальный доклад, в котором его авторы выразили опасение по поводу возможности России создать «газовой ОПЕК», куда могли бы войти многие сторонники данной идеи.

В целом участие Ирана и Катара в указанном проекте неудивительно. Последние несколько лет «Газпром» активно сотрудничает с Тегераном и Дохой.

Политика газовой монополии в отношении Ирана во многом определяется стремлением минимизировать участие ИРИ в проекте Nabucco, который может стать альтернативой «Южному потоку». Именно Иран должен стать основным источником заполнения нового газопровода. Однако Алексей Миллер еще летом 2006 года подготовил проект договора с исламской республикой о создании совместного предприятия по строительству межконтинентального маршрута Иран-Пакистан-Индия протяженностью 2,7 тыс. км и стоимостью $4,1 млрд. Помимо доступа к рынкам Юго-Восточной Азии трубопровод позволит оттянуть весь добываемый газ из Nabucco. Для поддержки данного проекта в конце 2007 года Иран выступил с предложением создать с Россией совместную газовую компанию. Об этом на заседаниях межправительственной комиссии по сотрудничеству в 2008 году не раз напоминали представители Тегерана.

Катар привлек внимание «Газпрома» по схожей причине. Как известно, он является вторым в регионе (25 трлн. кубометров) по доказанным запасам «голубого топлива». В отличие от Ирана, в европейских трубопроводных проектах он не участвует, однако является одним из лидеров по производству СПГ (сжиженного природного газа). Последний может экспортироваться на территорию ЕС по водным маршрутам, именно в связи с этим визит российского Президента РФ в Катар был встречен в Объединенной Европе с настороженностью. И, несмотря на то, что предметных договоренностей заключено не было, угроза возможной координации деятельности Катара и России на данном направлении стала сильным козырем в руках «Газпрома».

Собственно сам проект создания «газовой ОПЕК» активизирован исключительно для укрепления позиций РФ, Катара и Ирана во взаимодействии со своими внешнеэкономическими партнерами. В результате РФ укрепила позиции на европейском направлении, Катар и Иран – на американском.

Показательно, что присоединиться к «газовой ОПЕК» отказались Алжир и Ливия. Компании именно этих стран являются потенциальными конкурентами «Газпрома» в Южной Европе. И это несмотря на совместные проекты газовой монополии в этих странах.

Максимальных успехов «компании Миллера» удалось достичь в двух из и них - Ливии и Алжире. Указанные страны традиционно поставляют «голубое топливо» в ЕС. Пока непосредственно с «Газпромом» они не конкурируют. Тем не менее, после строительства «Южного потока», газораспределительный центр которого будет расположен в Италии, ситуация кардинально поменяется. Для того, чтобы исключить ненужную конкуренцию, газовая монополия заключила рамочное соглашение с Алжиром о координации собственных действий на энергетическом рынке в Европе.

Доказанные запасы природного газа Алжира составляют 4,55 трлн куб. м (второе место в Африке после Нигерии - 5 трлн куб. м). Основная часть запасов природного газа сосредоточена в центральной и восточной частях страны. Алжир экспортировал природный газ трубопроводным транспортом в Италию, Испанию, Португалию, Тунис, Словению, в виде СПГ - во Францию, Испанию, США, Турцию, Бельгию, Италию, Грецию и Южную Корею. Доказанные запасы нефти страны составляют 1,5 млрд т (третье место в Африке после Ливии и Нигерии). В этом регионе уже работают Shell, Chevron и ExxonMobil, а ежегодная добыча составляет около 28 млрд куб. м.

В Ливии «Газпрому» удалось получить доступ к газовым месторождениям. Компании достались три блока в бассейне Гадамес на юге Ливии общей площадью почти 4 тыс. кв. км. Причем, его конкурентами в борьбе за этот периметр являлись «Газ де Франс», японская «Инпекс» и «Полиш ойл энд газ компани».

Экспансия «Газпрома» в Северную Африку вызвала бурную реакцию в ЕС, особенно во Франции. В ответ Николя Саркози активизировал переговоры с Алжиром. В результате российская компания была фактически «выдавлена» с месторождений этой страны. Аналогичный проект был осуществлен президентом Франции в отношении Ливии, однако позиция Триполи оказалось жестче. Тем не менее, именно усилиями Франции (при поддержке США) Алжир и Ливия дистанцировались от проекта создания «газовой ОПЕК».

Кроме того, в 2008 году продолжилось строительство нефтепроводов. Помимо ВСТО, России активизировала строительство БТС-2.

Напомним, первая очередь Балтийской трубопроводной системы (БТС), предназначенной для транспортировки нефти из Тимано-Печорской и Западно-Сибирской нефтегазоносных провинций, а также из Казахстана, мощностью 12 миллионов тонн в год была введена в эксплуатацию в декабре 2001 года. В настоящее время мощность этого трубопровода составляет 75 миллионов тонн. Проект строительства БТС-2 возник во время нефтяного конфликта России и Белоруссии в начале января 2007 года. Тогда РФ четыре дня не поставляла нефть в Европу по нефтепроводу «Дружба» из-за отказа Белоруссии пропускать транзитные потоки без уплаты российской стороной пошлины за транзит сырья по белорусской территории. Нефтепровод БТС-2 протяженностью 1016 км и мощностью 50 млн т нефти в год пройдет от Унечи до Усть-Луги с ответвлением на НПЗ «Сургутнефтегаз» в Киришах.

Само строительство будет осуществлялся двумя этапами. Сначала планируется сооружение первого пускового комплекса с пропускной мощностью до 30 миллионов тонн. Нефть должна пойти по этому участку в III квартале 2012 года. На следующем этапе будет осуществлено строительство второго пускового комплекса с доведением пропускной способности нефтепровода до 50 миллионов тонн в год. Минэнерго совместно с Минэкономразвития, ФСТ, ОАО «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы» и ОАО «Холдинг МРСК» поручено предусмотреть в инвестиционных программах строительства объектов электроэнергетики, необходимых для электроснабжения объектов БТС-2. Предварительная стоимость его строительства, по расчетам «Транснефти», составит 80 млрд. рублей.

Данный проект позволит укрепить позиции Геннадия Тимченко и «Сургутнефтегаза», которые последние несколько лет форсировали развитие трубопроводной системы. Однако, несмотря на все усилия предпринимателя и НК, до 2007 года значительных подвижек по данному вопросу не было.

Интенсификация проекта связана с именем нового главы «Транснефти» Николая Токарева. Отставку его предшественника Семена Вайнштока пролоббировала «Роснефть», недовольная медленными темпами строительства трубопровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО).

ВСТО строится для транспортировки нефти на перспективный рынок Азиатско-Тихоокеанского региона. Реализацию проекта предполагается осуществить в два этапа. На первом предусматривается строительство участка нефтепровода Тайшет (Иркутская область) - Сковородино (2,4 тысяч километров) и сооружение нефтеналивного терминала на побережье Тихого океана мощностью 30 миллионов тонн нефти в год. От Сковородино до Тихого океана нефть планируется перевозить по железной дороге. На втором этапе предполагается строительство участка нефтепровода Сковородино - побережье Тихого океана и увеличение мощности морского терминала. В случае строительства ответвления на Китай в этом направлении будет поставляться 30 миллионов тонн в год, по маршруту Сковородино - Тихий океан - 50 миллионов тонн.

Тем не менее, и Николай Токарев не стал интенсифицировать работы по строительству нефтепровода. Напротив, новый президент «Транснефти» развернул деятельность в противоположном направлении. Им было форсировано возведение БТС-2.

Но «Роснефть» сдаваться не собиралась. Дело в том, что нефти одновременно и на ВСТО, и на БТС-2 могло не хватить. В итоге НК инициировала ряд предложений. Прежде всего, вбросила идею создания рабочей группы по расчету сетевого тарифа. По замыслу НК, стоимость транспортировки «черного золота» в восточном направлении должна быть субсидирована за счет повышения прокачки в западном.

Ответом «Транснефти» и стала заявка в Минпромэнерго на увеличение сроков строительства ВСТО.

Поддержка «Роснефть» в борьбе с Токаревым пришла с неожиданной стороны, от давнего оппонента НК - Дмитрия Медведева. В феврале 2008 г., тогда еще первый вице-премьер потребовал закончить строительство первой ветки ВСТО до конца года. Соответствующие распоряжения он отдал главе Минпромэнерго и президенту «Транснефти». Виктор Христенко и Николай Токарев должны были подготовить доклады о принятии всех необходимых для этого мер.

Поддержать Токарева вызвался Сергей Шматко. Для этого новый глава Минэнерго начал укреплять свои позиции в ведомстве и «десантировать» в министерство представителей со своей бывшей работы. Так, например, заместителем министра был назначен Владимир Азбукин (ранее занимал должность вице-президента «Атомстройэкспорта»). В дальнейшем стратегические должности получили еще несколько человек.

Однако даже «десант» из «Атомстройэкспорта» и активная поддержка Николая Токарева не позволяли интенсифицировать проект строительства нефтепровода до декабря 2008 года. Причиной форсирования строительства БТС-2 стала позиция Белоруссии по ключевым экономическим и политическим вопросам. Так, несмотря на поддержку идеи Союзного государства, Александр Лукашенко последние несколько лет «торпедировал» все инициативы Москвы на данном направлении. Именно усилиями Минска с повестки дня исчезли вопросы о переходе на единую валюту и создании единой финансовой инфраструктуры. Последней каплей стало «блокирование» предложений Москвы по Конституции Союзного государства и рассогласованность внешней политики.

Кроме того, в ноябре 2008 года Минск организовал Белорусский инвестиционный форум в Лондоне. В рамках мероприятия премьер-министр РБ Сергей Сидорский провел переговоры с западными инвесторами на предмет приватизации ряда активов. Ранее же Лукашенко предлагал эти стратегические компании Москве.

Откровенно враждебные шаги Минска происходили на фоне финансовой помощи со стороны РФ. Так, в 2008 году Россия перечислила Белоруссии половину из обещанного ей стабилизационного кредита общим объемом в $2 млрд.

Позиция Минска заставила форсировать проект строительства БТС-2. Однако его реализация все еще остается под вопросом. Так, на фоне экономического кризиса наиболее уязвимой стороной проекта БТС-2 является финансирование. Ранее «Транснефть» привлекала под свои проекты кредиты. Теперь доступ к длинным и дешевым деньгам госкомпании заказан. Для того, чтобы решить проблему, профильным ведомствам (Минэнерго, Минэкономразвития, Минрегион, Минфин и ФСТ России) с участием ВЭБа предстоит в течение 3 месяцев, с даты получения от компании «Транснефть» финансово-экономического обоснования проекта строительства БТС-2, разработать механизмы финансирования строительства этого нефтепровода и реконструкции действующих магистральных трубопроводов за счет выпуска «Транснефтью» долгосрочных рублевых облигаций и их размещения по закрытой подписке среди финансовых организаций с преимущественным участием государства. Судя по всему, облигации будут выпускаться под госгарантии.

Первоначально предполагалось, что часть финансирования БТС-2 может пойти по линии Инвестфонда, соответствующую инициативу активно лоббировали Минэнерго и «Транснефть», против выступали Минрегионразвития и Минфин. Однако после секвестра бюджета на 2009 год, возможность финансирования по линии Инвестфонда исчезла.

2.6. Изменения внешнеэкономического курса

В 2008 году активизировалось сотрудничество России и Китая. Москва и Пекин подписали ряд экономических соглашений.

В частности, «Транснефть» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация CNPC заключили соглашение о принципах строительства и эксплуатации нефтепровода Сковородино — граница КНР. Соответствующий документ был подписан президентом «Транснефти» Николаем Токаревым и гендиректором CNPC Цзян Цзэминем.

Как отмечалось выше, основным инициатором строительства нефтепровода Сковородино-граница Китая является «Роснефть». Госкомпания форсирует взаимодействие с китайской стороной по вопросам экспорта энергоносителей.

Последние несколько лет были отмечены активной кооперацией «компании Богданчикова» с бизнес-структурами этой азиатской страны. Так, у Sinopec «Роснефть» получила опцион на приобретение 51% акций ОАО «Удмуртнефти». А позднее другая китайская госкомпания CNPC поучаствовала в IPO НК, выкупив акций компании на сумму $500 млн. Кроме того, после приобретения активов ЮКОСа, «Роснефть» является ключевым поставщиком нефти в Китай.

Для того, чтобы активизировать энергетическое сотрудничество с Пекином, НК форсировала строительство нефтепровода «Восточная Сибирь - Тихий океан» (ВСТО). Соглашения, подписанные в 2008 году с Пекином, позволят частично компенсировать расходы РФ по строительству ответвления до китайской границы и снять ряд сложностей с финансированием проекта.

Также в прошлом году были презентованы российско-китайские договоренности в финансовой сфере. Так, «Газпромбанк» и экспортно-импортный банк Китая подписали соглашение, предусматривающее открытие для российской компании кредитной линии на сумму $300 млн.

Напомним, «Газпромбанк» имеет рейтинги инвестиционного уровня крупнейших международных агентств. Присвоенный агентством Moody's рейтинг долгосрочных депозитов в иностранной валюте находится на уровне странового потолка - Ваа1, а рейтинг долговых обязательств один из наивысших в России - А3. Рейтинги инвестиционного уровня BBB- присвоены также агентством Standard & Poor's как для долгосрочных кредитов, так и для долговых заимствований банка. В составе разветвленной региональной сети «Газпромбанка» 36 филиалов и пять дочерних и зависимых российских банков. «Газпромбанк» также участвует в капитале двух зарубежных банков - Белгазпромбанка (Белоруссия) и Арэксимбанка (Армения).

Займы будут предоставлены для средне- и долгосрочного финансирования поставок в Россию китайского оборудования и сопутствующих услуг под страховое покрытие Китайской корпорации по страхованию экспортных кредитов «SINOSURE».

В настоящее время китайская сторона уже рассматривает вопрос предоставления «Газпромбанку» долгосрочного кредита на сумму более $110 млн. США для реализации проекта поставки в Россию китайских буровых установок. Такие финансовые инициативы Пекина существенно ослабят позиции отечественных машиностроительных компаний на внутреннем рынке. Субсидированные поставки китайских буровых установок составят серьезную конкуренцию отечественным компаниям.

Также в 2008 году госкорпорация «Росатом» подписала с китайской госкорпорацией ядерной промышленности соглашение о сотрудничестве в сооружении в КНР двух блоков проекта расширения Тяньваньской АЭС и демонстрационного реактора на быстрых нейтронах коммерческого назначения.

Напомним, межправительственное соглашение о сотрудничестве в сооружении в КНР атомной электростанции и предоставлении Россией Китаю государственного кредита было подписано 18 декабря 1992 года. Во исполнение этого соглашения 29 декабря 1997 года был заключен генеральный контракт с JNPC на сооружение Ляньюньганской АЭС (переименованной впоследствии в Тяньваньскую АЭС) в составе двух энергоблоков с реакторными установками ВВЭР-1000 электрической мощностью по 1000 МВт каждый. В сооружении Тяньваньской АЭС, помимо «Атомстройэкспорта» (генподрядчика), приняли участие Санкт-Петербургский институт «Атомэнергопроект» – генеральный проектировщик ТАЭС, ОКБ «Гидропресс» – разработчик реакторной установки, РНЦ «Курчатовский институт», осуществляющий научное руководство проектом, а также «Ижорские заводы», заводы концерна «Силовые машины» и другие предприятия, изготавливающие оборудование для АЭС. Всего в работах были задействованы более 150 российских предприятий и организаций.

Заключенные договоренности существенно укрепят позиции братьев Ковальчуков. Две компании, непосредственно аффилированные с предпринимателями, активно участвуют в строительстве Тяньваньской АЭС. Это «Курчатовский институт» Михаила Ковальчука и «Атомстройэкспорт», подконтрольный банку «Россия» Юрия Ковальчука.

Кроме того, с китайской стороной также было заключено еще одно соглашение на этот раз в интересах «РЖД» Владимира Якунина. Речь идет о договоре между правительствами России и Китая о совместном строительстве, эксплуатации, содержании и обслуживании железнодорожного мостового перехода через реку Амур. Мост должен быть построен на участке российско-китайской госграницы в районе поселения Нижнеленинское Еврейской АО.

Данный проект позволит монополии существенно увеличить трафик на китайском направлении путем расширения трансъевразийского транспортного коридора. Только до 2010 года «РЖД» предполагает вложить в развитие пограничных с Китаем и Северной Кореей станций 1,4 млрд. рублей.

» Часть 3. Государственные финансы


Книги

Нефтегазовый фактор в мировой геополитике
Россия 2008. Отчет о трансформации
Россия 2007. Тенденции развития
Глобальная энергетическая война
Энергетическая сверхдержава
Мир нефти и газа очень тесно связан с политикой, и поэтому вокруг него существует огромное число сознательно создаваемых мифов. Отделить правду от вымысла и пытается Константин Симонов в своей книге.
Автор не только стремится разобраться, что же стоит за термином «энергетическая сверхдержава», но и дает ответы на вопросы, — есть ли на самом деле у России конкуренты среди других производителей нефти и газа; — на сколько лет хватит наших запасов; — стоит ли России задумываться о длительном доминировании на углеводородном рынке или же мир и вправду скоро ждет новая энергетическая революция и переход на водород; — кто на самом деле определяет стоимость нефти; — как долго продержатся высокие цены на углеводороды и кому это выгодно; — способны ли США оставить Китай без сырья; — начнется ли война за энергоресурсы Центральной Азии.

Все книги »

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики