Главная > Книги > Россия 2007. Часть 2. Экономика

Россия 2007. Часть 2. Экономика

( Фрагмент книги «Россия 2007. Тенденции развития» )

Содержание:

2.1. Стратегические приоритеты РФ

В 2007 – начале 2008 года одним из основных приоритетов экономического развития РФ стало снижение инфляции. Для реализации данного решения был использован механизм моратория на рост цен. Его введение стало «яблоком раздора» между Алексеем Кудриным и Алексеем Гордеевым[17]. Противостояние между министрами обусловлено разным предметом компетенции и экономическими приоритетами чиновников.

Ранее основным оппонентом главы Минсельхоза по вопросу введения моратория в Правительстве являлся Герман Греф[18]. Причем интересы министров пересекались именно в вопросе инфляции на зерновом рынке. Так, к началу осени рост цен на данную продукцию существенно ускорился, что стало результатом сравнительно невысокого предложения на внутреннем рынке. Кроме того, на руку сельхозпроизводителям сыграла конъюнктура на внешних рынках РФ, прежде всего, в странах ЕС.

Именно рост стоимости зерна спровоцировал высокие темпы инфляции в сентябре2007 г., что поставило крест на планах правительства удержать этот показатель в границах 8%.

Также рост стоимости зерна спровоцировало заявление министра сельского хозяйства Алексея Гордеева о том, что в 2007 году в России будет собрано всего 76 миллионов тонн, или на 2,4 миллиона тонн меньше, чем в прошлом.

В результате основные потребители зерна обратились к Правительству с просьбой запретить экспорт пшеницы и приступить к госинтервенциям, что позволило бы несколько снизить его стоимость. Кроме того, рост цен на зерновые из сугубо экономической плоскости перешел в политическую. Дело в том, что повышение стоимости пшеницы угрожало вызвать подорожание хлеба, что было чревато определенными социальными рисками в преддверие парламентских выборов.

В результате активного давления Гордеев согласился на введение пошлин и интервенции на зерновом рынке. Более того, глава Минсельхоза стал готовить соглашение с ведущими сельхозпроизводителями и розничными сетями о введении моратория на рост цен на продовольственные товары. Соглашение было подписано в конце января 2008 г., в перечень «регулируемых» вошли продукты питания, дорожающие быстрее всего.

Тем не менее, решительно против «замораживания» цен выступил Алексей Кудрин. Дело в том, что мораторий окажет исключительно краткосрочный эффект и в дальнейшем сельхозпроизводители компенсируют выпадающие доходы.

В пользу этого говорят и интересы самого Алексея Гордеева. Его ведомство давно реализует политику в интересах крупных агрохолдингов. Кроме того, глава Минсельхоза готовит плацдарм для перехода на должность губернатора Рязанской области или Ставропольского края, и поддержка крупнейших бизнес-структур регионов может оказаться немаловажной для него

Однако, галопирующий рост инфляции, который может начаться через несколько месяцев после снятия моратория, не входит в планы главы Минфина. Так, помимо того, что по результатам года Правительство не уложится в прогнозные показатели по инфляции, кабинету придется бороться с высокой динамикой потребительских цен зимой-весной следующего.

А, если учесть, что Алексей Кудрин несет личную ответственность за этот показатель, позиция министра относительно ограничения цен становится вполне обоснованной.

Тем не менее, несмотря на противодействие главы Минфина, мораторий был введен. Соглашение сроком действия до конца января 2008 года предусматривало фиксацию стоимости на целый ряд продуктов питания - хлеб белый и черный, молоко, кефир, сметану, масло подсолнечное, яйца - на уровне, на котором они находились 15 октября 2007 года. Максимальная наценка ритейлеров на эти продукты не должна была превышать 10%. Документ был подписан при участии МЭРТа (разработчик проекта), Минсельхоз и ФАС.

В результате динамика роста потребительских цен действительно снизилась.

Однако удержать инфляцию в прогнозных показателях Правительству РФ так и не удалось. Дело в том, что вместо продовольственных товаров основными катализаторами роста потребительских цен стали энергоносители, тарифы для населения и транспортные услуги.

Тем не менее, в середине января 2008 г. стартовали переговоры относительно продления моратория до 1 мая. Договоренности достигались сложно: согласно проекту нового соглашения, повышение цен сельхозпроизводителей должно быть ограничено 5-6% от октябрьского уровня. Сами сельхозпроизводители настаивали на 10-15% повышении. В результате социально значимые продукты подорожают в среднем на 6-9%. Кроме того, новое соглашение существенно укрепило позиции региональных администраций, которым были делегированы функции контроля.

В итоге, усилиями Минсельхоза вопрос высокой инфляции был снят с повестки президентских выборов. Тем самым в ходе избирательной кампании оппозиция, прежде всего, лидер КПРФ Геннадий Зюганов лишилась своего «козыря» - критики правительства за рост цен. Однако, неизбежный рост цен после 1 мая 2008 г. Может сильно ударить по имиджу нового президента РФ, каковым, судя по всему, станет Дмитрий Медведев.

Кроме того, помимо отмены моратория, на первую половину 2008 года запланированы значительные выплаты по нацпроектам, существенные расходы предусмотрены в рамках программ повышения зарплат бюджетникам и стипендий студентам. Готовятся выплаты по «жилищным сертификатам», материнским пособиям и др. Все вышеперечисленные процессы приведут к значительному росту потребительских цен.

2.2. Энергетический проект Владимира Путина

В 2007 году руководство РФ форсировало развитие своего основного энергетического проекта - «газовых клещей».

Так в ноябре председатель Правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер и Президент N.V. Nederlandse Gasunie Марсел Крамер в присутствии главы России Владимира Путина и премьер-министра Нидерландов Яна Петера Балкененде подписали Комплексное соглашение по вопросам взаимного участия компаний в проектах газопроводов Nord Stream и BBL, а также использования газотранспортных мощностей Gasunie на территории Нидерландов[19].

N.V. Nederlandse Gasunie – 100-процентная государственная газовая инфраструктурная и транспортная компания, расположенная в Нидерландах. В собственности Gasunie находится одна из крупнейших газораспределительных сетей в Европе общей протяженностью свыше 12000 км, объем поставок по которой достигает около 100 млрд. куб. м газа в год, что составляет значительную часть общеевропейского потребления газа. В октябре 2006 года стороны подписали Меморандум о взаимопонимании по вопросам сотрудничества в проектах Nord Stream и BBL. Нидерландская компания BBL Company (Balgzand Bacton Line) отвечает за строительство и эксплуатацию недавно построенного газопровода BBL (соединяющего Нидерланды и Великобританию). Доля «Газпрома» в уставном капитале BBL Company в случае реализации опциона составит 9%, Gasunie сохранит за собой 51%, E.ON Ruhrgas и Fluxys – по 20%. Компания Nord Stream AG (первоначальное название – North European Gas Pipeline Company) была образована в декабре 2005 года для проектирования, строительства и эксплуатации магистрального газопровода Nord Stream.

С подписанием документа закончился первый этап формирования «широкой коалиции» партнеров газовой монополии в ЕС. Однако путь к стратегическому альянсу с ведущими энергетическими компаниями был тернист и долог[20].

Реализации проекта по поиску европейских партнеров началась несколько лет назад. Тогда за основу была принята модель обмена «ресурсов на рынки», в соответствии с которой российские компании (и «Газпром» в частности) пускали нерезидентов на отечественные месторождения и инфраструктуру при условии предоставления эквивалентной доли в компаниях, имеющих доступ к конечному потребителю. Впервые названная схема была апробирована именно на проекте Северо-Восточного газопровода (Nord Stream). Тогда BASF и E.ON в обмен на участие в российском проекте пообещали предоставить «Газпрому» доли в европейских сетевых компаниях.

В 2005 году «Газпром» приступил к строительству газопровода «Северный поток» (Nord stream) из России в страны Западной Европы через акваторию Балтийского моря. Проектная мощность – 55 млрд. куб. м газа в год. Сухопутный участок газопровода протяженностью 917 км пройдет по территории Российской Федерации от Грязовца до Выборга. Морской участок протяженностью 1198 км планируется проложить по дну Балтийского моря до побережья Германии с ответвлением в Швецию. Отличительной особенностью газопровода является отсутствие на его пути транзитных государств, что снижает риски транспортировки газа и его стоимость, одновременно повышая надежность экспортных поставок. Партнерами «Газпрома» в проекте Nord Stream выступают немецкие компании «BASF AG» и «E. ON AG», с которыми 8 сентября 2005 года в Берлине было подписано принципиальное соглашение о строительстве газопровода Nord Stream. В соответствии с документом партнеры создали совместное германо-российское предприятие Nord Stream AG, в капитале которого «Газпрому» принадлежит 51%, а компаниям «BASF AG» и «E ON AG» — по 24,5%. В соответствии с договоренностями по согласованию сторон возможно привлечение в проект других компаний.

Параллельно нерезидентов допустили к сырьевой базе Nord Stream - Южно-Русскому месторождению, которое расположено в Красноселькупском районе Ямало-Ненецкого АО. Его запасы оцениваются более чем в 1 трлн кубометров, из них доказанных — более 700 млрд кубометров. Лицензией на геологическое изучение и разработку Южно-Русского месторождения владеет ОАО «Севернефтегазпром», которое на 100% принадлежит «Газпрому». С выходом на проектную мощность на нем будет добываться порядка 25 млрд. кубометров газа ежегодно. Объем инвестиций по проекту разработки Южно-Русского месторождения оценивается в 1 млрд. евро.

Причем, если с BASF соглашение об обмене активами было заключено сравнительно быстро, переговоры с E.ON затягивались. Дело в том, что нерезидент предоставлял активы, неэквивалентные доли в Южно-Русском месторождении. Это, однако, не помешало «Газпрому» и E.ON подписать контракт на поставку газа по Nord Stream 29 августа 2007 года. Соглашение предполагало транспортировку до 4 млрд. кубометров «голубого топлива» в год. При этом общий объем поставок с 2010–2011 по 2036 годы должен был составить до 100 млрд. кубометров. Более того, стороны продлили действующие контракты на поставку природного газа через г.Вайдхаус на 15 лет (с 2020 по 2035 г.). Поставки газа составят порядка 20 млрд. кубометров в год, при общем объеме – до 300 млрд. кубометров.

Позднее аналогичная схема «обмена рынков на ресурсы» была распространена на Штокмановское газоконденсатное месторождение, и Алексей Миллер приступил к поиску стратегического партнера, который смог бы обеспечить выход газовой монополии на конечного потребителя в Европе. Причем, ключевую роль здесь сыграл и политический фактор. Так, прежде всего, пришлось отказаться от услуг компаний США. Это было связано как с общим охлаждением российско-американских отношений, так и рядом конкретных недружественных шагов в отношении РФ со стороны американской элиты. В качестве примера можно привести торпедирование договоренностей по вступлению в ВТО. Переговоры с Statoil, Hydro и Total были более продолжительными, но также не увенчались успехом. Предметом дискуссии с норвежскими компаниями стало возможность допуска «Газпрома» к их транспортной инфраструктуре. С французским холдингом рассматривались перспективы вхождения в энергокомпании ЕС.

Не достигнув необходимых результатов, «Газпром» заявил, что освоение Штокмана будет осуществлять самостоятельно, и приготовился к консервации стратегического месторождения до 2015 года. Тем более, что до этого срока основной ресурсной базой Nord Stream станут запасы Южно-Русского и Бованенковского месторождений (Ямал).

Кроме того, по расчетам монополии через 8 лет ориентировочно стоимость Штомпанского месторождения может увеличиться более чем в три раза. Также, снизится цена технологии сжиженного природного газа(СПГ), что позволит нивелировать основные расходы газовой монополии. Это в свою очередь значительно усилит позиции РФ на рынках Европы, США и Китая, где к 2015 году будет иметься дефицит СПГ.

Однако впоследствии ввиду осложнений с реализацией Nord Stream механизм вхождения в Штокман был изменен: в обмен на политическую поддержку и транспортную инфраструктуру к стратегическому месторождению были допущены французская Total и норвежская StatoilHydro.

Таким образом, «Газпром», наконец, завершил создание на территории ЕС стратегических групп влияния, которые станут основными лоббистами инфраструктурных проектов монополии в Европе. Собственно к обмену с партнерами «Газпром» предлагал три актива: помимо доли в Nord Stream (BASF, E.ON и Gasunie) и Штокмановском месторождении (Total, StatoilHydro), это южный аналог СЕГ - «Голубом потоке-2» (Enel и Eni).

Более того, помимо эффективных лоббистов в лице иностранных компаний «Газпром» получает доступ к инфраструктурным мощностям Gasunie и StatoilHydro, что позволит «компании Миллера» выйти на британский энергетический рынок.

2.3. Группы влияния в российской экономике 2007 г.

В 2007 г. на федеральном уровне наиболее активно в экономике действовали семь крупных групп влияния, которые, правда, обладали различным статусом и ресурсами для проведения в жизнь стратегических проектов.

«Юридическая» группа влияния («Газпром»)

Ее лидерами являлись председатель совета директоров госмонополии Дмитрий Медведев и председатель правления компании Алексей Миллер. У основного производственного актива группы можно отметить ряд преимуществ и недостатков (риск-факторов). К плюсам можно отнести то, что компания является эксклюзивным поставщиком российского газа на международный рынок. Данное положение было закреплено в законе «Об экспорте газа», подписанном летом 2006 г. Президентом РФ. В долгосрочной перспективе цены на «голубое топливо» будут расти, что приведет к значительному росту финансовых показателей «Газпрома» (капитализации и прибыли). Кроме того, он диверсифицирует направления деятельности и активно развивает нефтяное производство, практически безболезненно интегрировав в свой состав «Сибнефть» и активно наращивая добычу и переработку на внутреннем рынке. Помимо этого газовая монополия занимается планомерным поглощением основных конкурентов на внутреннем рынке газа. Она получила крупный пакет независимого производителя газа ОАО НОВАТЭК (основной бенефициар компании - председатель ее правления Леонид Михельсон) и намеревается увеличивать там свое присутствие. Помимо этого, Миллер проявляет интерес в электроэнергетике: он пролоббировал, в частности, проект допэмиссии ОГК-5.

У «юристов» было весьма сильное политическое «прикрытие». Это, прежде всего, первый вице-премьер Дмитрий Медведев, который курирует в Правительстве России национальные проекты. Кроме того, к группе близки глава Министерства природных ресурсов Юрий Трутнев и замглавы Росприроднадзора Олег Митволь, которые отстаивают интересы компании в проекте «Сахалин-2». В «экономическом блоке» Миллер периодически вступал в тактические альянсы с бывшим главой МЭРТ Германом Грефом, который, тем не менее, не являлся прямым «агентом влияния» данного сообщества. Более того, периодически Греф критически высказывался относительно высоких внутренних цен на газ. В «силовом блоке» с «юристами» сотрудничает Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка. За то непродолжительные время, которое он возглавляет ведомство, Чайка поучаствовал в ключевых проектах газовой монополии - Ковыкте и «Сахалине-2».

Но наиболее мощным ресурсом группы является вхождение Миллера и Медведева в «пул Президента РФ», с которым они сотрудничали еще в мэрии Санкт-Петербурга. Миллер работал там в комитете по внешним связям (КВС), в управлении внешнеэкономических связей. Начальником управления был тогда Александр Аникин, председателем комитета - Владимир Путин. Весной 1992 года Аникин был уволен и его должность занял Миллер. Позднее он стал заместителем Путина.

В плане политического позиционирования серьезным преимуществом «Газпрома» и ориентированной на него элитной группы является наличие стратегического проекта по усилению позиций РФ в Западной Европе. Так, летом 2006 г. Миллер анонсировал проект строительства «Голубого потока-2» (ЮЕГ). Совместно с СЕГ новый газопровод должен создать обходные маршруты для экспорта российского газа. При этом СЕГ «напрямую» выходит на конечного потребителя, а «Голубой поток-2» проходит по территории достаточно лояльных стран (особенно Болгария и Греция). Кроме того, будет разгружено центральное направление, зависимость от которого часто использовалось странами-транзитерами для политического давления на РФ. В дополнение ко всему, вступая в кооперацию с крупными европейскими компаниями (ENI, Е.ОN AG, BASF), Россия получает серьезную поддержку со стороны ведущих бизнес-структур ЕС. Основным союзником в рамках данного проекта фигурирует Германия, которой будет предложена роль европейского распределительного центра.

Информационное сопровождение деятельности группы ведется через «Газпром-Медиа». Основные и наиболее влиятельные активы: НТВ, «Эхо Москвы», «Известия», «Итоги». Причем, в «Известиях» и «Итогах» наиболее активно представлена позиция газовой монополии.

Однако в 2007 г. бизнес-деятельность «Газпрома» не являлась «безоблачной». Определенное давление со стороны конкурентов он испытал в первой половине года, когда аппаратные проблемы возникли у патронов монополии из «юридической» группы влияния (особенно после февральского выдвижения в качестве «главного преемника» Сергея Иванова).

В частности, тогда это проявилось в противодействии ряду стратегических проектов «Газпрома». Так, например, 8 февраля Председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер и Генеральный директор ОАО «Сибирская угольная энергетическая компания» (ОАО «СУЭК») Владимир Рашевский подписали Протокол о намерениях. В соответствии с документом, стороны намерены создать совместную компанию на основе имеющихся у них электроэнергетических и угольных активов. Доли участников в совместной компании предполагалось распределить следующим образом: ОАО «Газпром» - 50% плюс 1 акция, ОАО «СУЭК» - 50% минус одна акция. Партнеры были намерены разработать детальную стратегию новой компании, цель которой - стать одним из лидеров российской электроэнергетики и занять ведущие позиции в мировой энергетической и угледобывающей отрасли. Деятельность совместной бизнес-структуры была ориентирована на существенное повышение экономической эффективности и сбалансированности использования угля и газа в электрогенерации и должна была способствовать экономии поставок газа на нужды электроэнергетики.

Однако против планов монополии выступил ряд государственных и бизнес-структур. Прежде всего, традиционно критиком предложений «Газпрома» по консолидации стратегических активов на рынке электроэнергетики выступает глава РАО «ЕЭС России». Позиция Анатолия Чубайса вполне объяснима. Он последние полгода продвигал проект увеличения инвестиционной программы РАО. На этом пути Чубайс встретил серьезное сопротивление. Так, первое время против него играл экс-глава МЭРТ. В частности, Герман Греф убрал с поста главы комиссии по инвестициям монополии близкого к Чубайсу Михаила Абызова. В итоге на ключевую должность был назначен «компромиссный руководитель» - Андрей Задернюк.

Тем не менее, значительные сложности в реализации своих планов глава РАО связывал именно с «Газпромом». Инвестпрограмма Анатолия Чубайса финансировалась за счет размещений акций «дочек» монополии, которые были запланированы на этот год. Однако в случае создания СП «Газпрома» с СУЭК, продать ОГК и ТГК с существенной премией ему уже не удалось бы, так как нерезиденты не пойдут в монополизированную отрасль. И это практически неизбежно, так как позиции на рынке обеих компаний достаточно сильны.

В случае сокращения Инвестпрограммы финансовые средства не достанутся аффилированным с РАО бизнес-структурам. Речь идет о Федеральной сетевой компании (ФСК), ГидроОГК, «Системном операторе» (СО), «Севзапэлектросетьстрое» и других. Тем не менее, самостоятельно Анатолий Чубайс не смог бы торпедировать сделку по созданию СП, тем более, что административный ресурс «юристов», контролирующих «Газпром», существенно выше. Однако здесь поддержку топ-менеджеру неожиданно оказал Герман Греф, отношения с которым у главы РАО, мягко говоря, были не самые дружественные. Позиция руководителя МЭРТ стала решающей для выстраивания оппозиции проекту «юристов» в электроэнергетике. Ему, предположительно, принадлежит инициатива заблокировать СП «Газпрома» и СУЭК через государственных представителей в совете директоров монополии. Активность бывшего главы МЭРТ на данном направлении была обусловлена имиджевыми рисками. Он пользуется репутацией «умеренно либерального экономиста» и в этом амплуа лоббировал проект вступления в ВТО, снижения НДС, приход нерезидентов в отечественный автопром и другие. Для того чтобы сохранить сложившуюся репутацию, министр был вынужден выступить против создания СП.

Именно с позицией главы МЭРТ связана активизация деятельности еще одного ведомства - Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Его глава традиционно достаточно сдержан в критике деятельности госкомпаний. Тем не менее, создание СП Игорь Артемьев охарактеризовал как попытку «попытку монополизации электроэнергетики». Демарш ФАС вполне объясним. Ведомство давно сотрудничало с Германом Грефом и достаточно чутко реагировало на инициативы министра. Собственно, сам пост руководителя службы достался Артемьеву во многом благодаря главе МЭРТ.

Уязвимыми позиции «Газпрома» нередко делает «враждебная» активность со стороны «дочерних» структур. Здесь особо следует отметить «Газпром-банк». Правление этой структуры возглавляет Андрей Акимов, который находится в весьма сложных отношениях с руководством монополии. В конце 2004 года Акимов хотел увеличить собственное влияние в «Итере», однако Миллер фактически перехватил управление активом. До конца 2006 года аналогичную позицию занимала еще одна «дочка» компании - «Газпром нефть». Причем, основным инициатором «недружественной» деятельности в отношении «материнской компании» был Александр Рязанов, который попал в «дочернее» предприятие «Газпрома» из кресла главы «Сибнефти». За 2006 год топ-менеджер осуществил целый ряд демаршей в отношении Миллера. Наиболее ярким было участие Рязанова в проекте Богданчикова с известным «письмом Фрадкову».

По большому счету, «Газпром» никогда не отличался корпоративным единством. Ключевые направления бизнеса контролировались различными «подгруппами» влияния, которые порой выступали в роли конкурентов. Всего их было четыре.

Первая - «подгруппа Дмитрия Медведева» защищает интересы «материнской» компании. В нее помимо первого вице-премьера входит и Алексей Миллер. Глава «Газпрома» давно пытается перевести под контроль все направления бизнеса монополии, однако полностью это реализовать не удается. Сильнее всего позиции подгруппы в профильной деятельности компании - газовой. Кроме того, «человек Миллера» Кирилл Селезнев контролирует «Межрегионгаз», на который в последнее время возложена функция консолидации электроэнергетических активов. Это, прежде всего, создание СП с СУЭК. Также на повестке дня значится приобретение 13% «Мосэнерго» у «Газпром-банка». Интерес представляет и пакет в ОГК-5. Помимо этого, в рамках «Межрегионгаза» осуществляется объединение территориальных компаний. Несколько месяцев назад Совет директоров ОАО «Газпром» согласовал приобретение ООО «Межрегионгаз» долей в уставных капиталах 12 региональных газовых компаний («Брянскрегионгаз», «Волгоградрегионгаз», «Вологдарегионгаз», «Ингушрегионгаз», «Кироврегионгаз», «Костромарегионгаз», «Краснодаррегионгаз», «Кузбассрегионгаз», «Курскрегионгаз», «Липецкрегионгаз», «Мордоврегионгаз», «Пермрегионгаз», «Петербургрегионгаз», «Псковрегионгаз», «Ростоврегионгаз», «Рязаньрегионгаз», «Тамбоврегионгаз»).

Вторая подгруппа представляет интересы банка «Россия». Она активизировала свою деятельность по получению контроля над финансовой составляющей монополии. Для этого осенью 2006 года страховая группа «Согаз» приобрела у «Газпрома» более 75% УК «Лидер», которая управляет активами НПФ «Газфонд» (167,6 миллиарда рублей) и владеет 3% акций самой монополии. Позднее стало известно о покупке «Газфондом» 49% «Газпром-банка». Данное решение было принято на совете директоров «Газпрома» осенью 2006 года. Кроме того, определенный интерес группа проявляет и к нефтехимии. Похоже, что в русле этого интереса «Газпром-банк» консолидирует 100% «Сибура». ОАО «Сибирская-Уральская нефтегазовая компания» создано постановлением правительства РФ от 7 марта 1995 года, в него входит 26 предприятий, объединенных в единую технологическую цепочку. Основные акционеры компании - «Газпром-банк» (75% минус 1 акция) и «Газпром» (25% плюс 1 акция). Выручка «Сибура» в 2004 году составила 85,055 млрд. рублей, в 2005 - 96,2, за первое полугодие 2006 по МСФО - около 54 млрд. рублей.

Третью подгруппу условно можно назвать «подгруппой Голубева». Новый зампред правления монополии Валерий Голубев пришел на место Александра Рязанова. Как и предшественник, он стал курировать вопросы экспорта газа в СНГ. Причем, Голубев считается фигурой, приближенной к Владимиру Путину, то есть представляющей в монополии стратегические интересы федерального Центра.

Четвертая подгруппа является скорее тактическим альянсом, в который входят глава «Газпром экспорта» Александр Медведев и владелец Gunvor Геннадий Тимченко. Первый контролирует экспорт газа, а второй - нефти «Газпрома». Во многом именно в интересах данной группы и проводился проект перевода каналов сбыта на «Газпром экспорт». В результате Тимченко достанется нефтяное направление, а Медведеву - газовое.

«Силовая» группа влияния («Роснефть»)

Основным оппонентом «юристов» является группа влияния, сформированная на базе другой госкомпании - «Роснефти». Ее возглавляют заместитель руководителя Администрации Президента (АП) РФ и по совместительству председатель совета директоров компании Игорь Сечин, а также президент НК Сергей Богданчиков. Еще одним важным представителем группы является Николай Патрушев, глава ФСБ РФ. Условно группу можно назвать «радикально силовой». При этом не следует ее путать с другими группами силовых элитных сообществ, о которых речь пойдет ниже.

Преимущества основного актива «силовиков» очевидны. «Роснефть» после поглощения основного добывающего актива «Юганскнефтегаза» нацелилась на последующее освоение «наследства ЮКОСа», реализовав проект по его банкротству. В марте прошлого года «Роснефть» выкупила 482-миллионный долг НК у консорциума банков во главе с Societe Generale и рассчитывала приобрести интересующие активы в качестве погашения кредитных обязательств. Для этого на пост конкурсного управляющего компанией был назначен Эдуард Ребгун, который, с одной стороны, должен был значительно интенсифицировать процедуру банкротства, а с другой - максимально снизить стоимость активов «опальной» компании. Так, Ребгун оценил ЮКОС в 477 млрд. рублей, то есть чуть меньше совокупного долга компании (491 млрд. рублей). Перспективными активами ЮКОСа оказались восточносибирский лот и самарские НПЗ. Их покупателями и стала «Роснефть».

В 2007 г. группа активно «подталкивает» «дочерние» структуры «Роснефти» к материнской компании. Так весной было принято решение о переводе 12 основных «дочек» на единую акцию. После процедуры обмена они получат порядка 11,85% «Роснефти». Согласно графику, предлагалось до конца сентября провести допэмиссию, а в октябре конвертировать бумаги. Данная мера направлена на консолидацию основных активов накануне аппаратного и бизнес-противостояния с группой «юристов».

Традиционно группа опирается на поддержку силовых ведомств, прежде всего, ФСБ. Ранее, до отставки Владимира Устинова она контролировала Генпрокуратуру, активно используя возможности этого ведомства для продвижения своих интересов в бизнесе и давления на конкурентов. Однако после перевода Устинова в Минюст, «радикальные силовики» потеряли ключевой ресурс влияния. Тем не менее, у них сохраняются достаточно серьезные позиции в основных силовых ведомствах. Прежде всего, они контролируют Федеральную таможенную службу, которая была выведена из-под влияния МЭРТ в 2007 году. Их «союзниками» считаются руководство Федеральной миграционной службы и Федеральной налоговой службы (ФНС). Кроме того, в первой половине 2007 г. «силовики» укрепили свои позиции в «экономическом блоке» Правительства. В частности, им удалось «продавить» через Алексея Кудрина, как минимум, две значимых инициативы. Первая - это повторная подготовка законопроекта «О внесении изменений в статьи 20 и 40 первой части Налогового кодекса». Данный документ предоставляет ФНС значительные рычаги влияния на крупные национальные компании. Вторая - введение системы обязательной регистрации плательщиков НДС. Названная мера позволит налоговым органам контролировать основных экспортеров РФ.

Формальный глава «Роснефти» Богданчиков входит в сферу влияния Игоря Сечина, а последний, будучи заместителем главы Администрации Президента, располагает широкими связями в российской элите, и пользуется личным доверием Владимира Путина. Сечин знаком с Президентом РФ с начала 1990-х гг. Он в те годы работал в мэрии Санкт-Петербурга, сначала помощником руководителя, потом начальником аппарата заместителя мэра. И, наконец, главой аппарата первого заместителя мэра - председателя Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Владимира Путина. По словам президента РФ, он лично отбирал Сечина в свою «команду».

В 2007 г. группа «радикальных силовиков» презентовала проект экспансии «Роснефти», основными направлениями которой станут на внешнем рынке - Китай, на внутреннем - Башкирия. Так, компания Богданчикова намерена обменять доли в своих месторождениях на участие в китайских НПЗ и АЗС. Кроме того, «Роснефть» приобрела вышеназванные самарские НПЗ «ЮКОСа» и может стать владельцем блокпакета в «Башнефти».

Практически весь 2006 г. группа «Сечина-Богданчикова» находилась «в партере», испытывая мощное давление со стороны политических конкурентов. Однако, в феврале 2007 г. ей удалось перейти в «контратаку» и провести мощную аппаратную и бизнес-экспансию, которая «захлебнулась» фактически лишь после определения Дмитрия Медведева «преемником» Владимира Путина.

Укрепление позиций позволило «силовикам» Сечина интенсифицировать лоббирование проекта трубопровода «Восточная Сибирь - Тихий океан». В марте тогдашний премьер-министр РФ Михаил Фрадков посетил с рабочей поездкой Якутию. Основная цель его поездки и была связана с продвижением указанного проекта. Первый пусковой комплекс трубопровода ВСТО предполагает строительство нефтепровода пропускной способностью 30 млн. тонн нефти в год от Тайшета до Сковородино (Амурская область) и спецморнефтепорта «Козьмино». После решения о корректировке маршрута в апреле 2006 года строительство разделилось на два самостоятельных проекта: ранее спроектированная трасса и расширение ВСТО, отодвинувшее нефтепровод на 400 км севернее озера Байкал. В настоящее время строительно-монтажные работы ведутся на участках «Тайшет - Усть-Кут», «Тында - Сковородино» и «Усть-Кут - Талаканское месторождение» (1-й участок расширения). Общая протяженность нефтепровода составляет около 2,8 тыс. км.

Из-за данного инфраструктурного проекта развернулась борьба между основными группами влияния, а «Роснефть» вступила в конфликт с бывшим главой «Транснефти» Семеном Вайнштоком. Несмотря на то, что Вайншток использовал ВСТО для наращивания своего политического «капитала», строительство нефтепровода значительных дивидендов ему не сулило. Более того, форсирование проекта было связано с определенными рисками для «Транснефти». Так, на фоне медленного освоения углеводородных ресурсов Восточной Сибири и падения добычи в Западной, ввод новых транспортных мощностей привел бы к уменьшению наполняемости трубопроводной системы, что значительно снизило бы рентабельность госкомпании. Более того, в этом случае «Транснефть» не смогла бы выполнять в полном объеме экспортные контракты.

Однако медленные темпы строительства не устраивали «силовую» группу влияния, контролирующую «Роснефть». Дело в том, что в условиях прессинга со стороны «Газпрома» экспорт нефти из Восточной Сибири в азиатском направлении является наиболее перспективным путем развития госкомпании. Для этого «силовики» активизируют деятельность по разведке базовых месторождений, с которых пойдет нефть по ВСТО. Речь идет, прежде всего, о Ванкорском месторождении.

Также разведывательная деятельность ведется на Верхнечонском месторождении, расположенном непосредственно в начале строящегося нефтепровода. Верхнечонское нефтяное и газоконденсатное месторождение расположено в Восточной Сибири, в Катангском районе Иркутской области, на расстоянии примерно 420 километров к северо-западу от города Усть-Кут. Лицензия на поисково-разведочные работы и разработку месторождения принадлежит компании «Верхнечонскнефтегаз» и действительна до 2017 года. «Роснефть» является держателем 25,94% акций предприятия «Верхнечонскнефтегаз». Контрольным пакетом акций, или 62,71%, владеет компания ТНК-BP. Остальная доля принадлежит администрации Иркутской области. К настоящему моменту на месторождении пробурено более 100 разведочных скважин. В результате были открыты три продуктивных горизонта - Осинский (газовый конденсат), Преображенский (нефть) и Верхнечонский (нефть).

С учетом вышесказанного, визит Михаила Фрадкова в Якутию имел основной целью форсировать процесс строительства нефтепровода ВСТО. Прежний председатель Правительства считался союзником «силовой» группы влияния и не раз участвовал в ее стратегических проектах.

Наиболее слабым местом группы является отсутствие мощной лоббистской группы в Государственной думе РФ. Так, законопроекты проходят через профильные комитеты и комиссии практически без участия «силовиков». Позднее конкурирующие структуры (прежде всего, «юристы» и «старомосковские») обеспечивают принятие документов в трех чтениях, полностью проводят их через парламент. В результате большинство законопроектов вступает в силу, и бороться с ними «силовики» могут лишь на ведомственном (правительственном) уровне. Еще одним уязвимым местом группы является отсутствие сильного информационного ресурса, без чего ей весьма сложно проводить масштабные экономические проекты. Ну а после того, как Владимир Путин выбрал в качестве «преемника» Дмитрия Медведева - лидера конкурентов «Роснефти», позиции «силовиков» оказались под ударом и в настоящее время их главной задачей является не столько продвижение новых инициатив, сколько достижение договоренностей о сохранении за ними уже «накопленных» активов.

Акционеры банка «Россия» (банк «Россия», «Сургутнефтегаз»)

Помимо первых двух в 2007 году стала все активнее заявлять о себе еще одна группа влияния. Основным ее сырьевым активом является, согласно ряду источников, «Сургутнефтегаз», а «базовой структурой» - банк «Россия». По состоянию на 1 января 2005 г., его крупнейшими акционерами были Юрий Ковальчук (37,6%), Николай Шамалов (9,7%), Дмитрий Горелов (9,7%) и ЗАО «Северсталь-групп» (8,8%). По данным ЦЭА «Интерфакс», в 2004 г. активы банка выросли на 54% до 10,3 млрд. руб. (74-е место), а собственный капитал - на 90% до 1,2 млрд. руб. (98-е). Прибыль банка в 2004 г. до уплаты налогов составила 264,4 млн. (73-е).

Среди основных представителей данной группы привлекает к себе внимание фигура Виктора Мячина. Он является крупнейшим акционером банка «Россия» (до 2004 года у него был второй по величине пакет акций после Юрия Ковальчука), а с 1995 по 2004 гг. - председателем правления, генеральным директором банка (с перерывом в 1998-1999 гг.). Сам Ковальчук, будучи крупнейшим акционером АКБ «Россия» (37,6% по данным на 1 января 2005), занимает пост председателя совета директоров. Ключевым игроком этого элитного сообщества выступает и Геннадий Тимченко, совладелец входящих в группу «Кинэкс» офшорных компаний - нефтетрейдеров: финско-швейцарской International Petroleum Products и зарегистрированной на Британских Виргинских островах фирмы Gunvor International. Кроме того, он - основной бенефициар фирмы ООО «Трансойл СНГ». Условно группу можно назвать «россиянами».

Изначально «Сургутнефтегаз» предназначался «силовой» группе влияния. Существовало соглашение о том, что глава компании Владимир Богданов к 2008 году должен был покинуть «СНГ». Об этом свидетельствовали, в том числе, и крупные финансовые ресурсы, которые оседали на счетах компании. Сейчас их сумма превышает 10 млрд. долл. Предполагалось, что Богданов в случае продажи готовится «вывести» из компании всю финансовую наличность. Однако в начале 2006 года «Сургутнефтегаз» стал рассматриваться как база новой группы влияния. Это, в свою очередь, не устроило «конгломерат» Богданчикова-Сечина, которые усилили давление на Богданова по линии профсоюзов. Предположительно, именно представители Богданчикова инициировали массовые акции протеста летом 2006 года на производствах «Сургута».

Тем не менее, «россияне» продолжают аккумулировать значительные финансовые средства. В конце августа 2006 г. стало известно о покупке Страховой группой «Согаз» у «Газпрома» более 75% акций компании «Лидер», которая управляет активами негосударственного пенсионного фонда (НПФ) «Газфонд» (в его ведении находится 167,6 млрд. рублей) и 3% акций самого «Газпрома».

Более того, «Сургутнефтегаз» объявил о планах развития нефтепереработки - наиболее проблемного направления бизнеса данной группы. Здесь представлены два проекта: первый - строительство собственного НПЗ на восточной ветке нефтепровода Восточная Сибирь - Тихий Океан (ВСТО), второй связан с покупкой Ангарской нефтехимической компании (АНХК). Ресурсной базой для обоих проектов НПЗ станут месторождения «Сургута» в Восточной Сибири. При этом в осуществлении проектов по развитию нефтепереработки «Сургутнефтегаз» начинает активно противостоять «Роснефти». Глава последней, Сергей Богданчиков, не раз отмечал, что рассматривает активы «ЮКОСа» в качестве основного направления развития. АНХК же являлась для госкомпании наиболее вероятным объектом для поглощения. Кроме того, «Роснефтью» планировалось строительство НПЗ рядом с конечной точкой ВСТО. А при предположительных объемах заполнения нефтепровода на два дополнительных завода нефти может и не хватить.

Помимо этого, «россияне» консолидируют медийные активы. Сейчас они контролируют ТРК «Петербург». В ноябре прошлого года телерадиокомпания совершила дополнительную эмиссию своих акций (на сумму в 25 млн. долл.). Бумаги были, по всей видимости, выкуплены структурами, близкими к указанной группе влияния. В конечном итоге 38% акций ТРК «Петербург» оказались под контролем инвесткомпании «Аброс» (структура, близкая к банку «Россия»), 25% - ООО «Волна» (структура, аффилированная с главой «Балтийской медиа группы» Олегом Рудновым), по 18,5% достались «Северсталь-групп» и администрации Санкт-Петербурга. Позднее, 25 января 2007 г., ТРК «Петербург» выиграла конкурс на частоты вещания в 41 городе. В результате аудитория канала увеличилась в среднем на 200 тыс. человек. Кроме того, «россияне» оказывают влияние и на работу канала «Рен ТВ». Канал является основным активом ООО «Медиа-холдинг Ren TV». Объединяет 354 телекомпании в России и СНГ. Средняя общероссийская доля канала - 4,5-5%. 30% «Рен ТВ» принадлежит немецкой RTL Group, и по 35% контролируют «Северсталь-групп» и «Сургутнефтегаз». Причем, уже в 2007 г. рассматривалось возможное слияние «Рен ТВ» и «Петербурга» с целью получения последним московских частот.

В правительственных структурах у «россиян» достаточно сильные позиции. Например, глава ОАО «Российские железных дороги» Владимир Якунин в прошлом входил в совет директоров банка «Россия». Министр образования и науки Андрей Фурсенко был членом его ревизионной комиссии. А бывший зампредседателя правления «Газпрома», замминистра экономического развития Виталий Савельев, некогда вообще возглавлял эту финансовую организацию.

Эта группа достаточно близка к президенту и имеет значительный ресурс его доверия. Однако, у «россиян» есть и слабые места. Так, группа изначально была непубличной и строилась, скорее, как сетевая организация. В 2008 году ей придется выходить в информационное пространство, что может нанести вред бизнесу некоторых ее членов, например, Геннадию Тимченко и Юрию Ковальчуку. Кроме того, против этой группы активно играют «радикальные силовики», которые имеют действенные рычаги воздействия на компанию Богданова.

«Группа Якунина» (ОАО «РЖД»)

Несмотря на то, что глава железнодорожной монополии аффилирован с акционерами банка «Россия», на отечественном рынке Владимир Якунин продвигает собственные интересы и реализует свои проекты.

Они связаны, прежде всего, с ОАО «РЖД». Это одна из крупнейших транспортных компаний мира, 100% ее акций - у государства. Компания владеет 85 500 км железнодорожного полотна. В 2006 г. перевезла 1,3 млрд. т грузов и 1,35 млрд. пассажиров. Выручка по РСБУ за девять месяцев 2006 г. составила 623,28 млрд. руб., чистая прибыль - 27,57 млрд. руб.

Стратегических инициатив у Владимира Якунина четыре.

Первая - это реализация ряда инфраструктурных проектов на территории РФ. Здесь стратегическим направлением является расширение и модернизация Транссиба. По этой магистрали перевозится более 50% внешнеторговых и транзитных грузов. В настоящее время ОАО «РЖД» уже готово увеличить объемы контейнерных перевозок на этом участке в 2-2,5 раза, а при условии увеличения парка специализированных вагонов и мощностей портовых терминалов - в 3-4 раза. С 1999 года объемы контейнерных перевозок по Транссибу постоянно увеличиваются в среднем на 30-35% в год. За 2004 год суммарный объем контейнерных перевозок составил 386,95 тыс. в двадцатифутовом эквиваленте (ДФЭ), в т.ч. транзит 155,4 тыс. ДФЭ, экспорт - 118,6 тыс. ДФЭ, импорт - 113 тыс. ДФЭ. В международном сообщении за 2004 г. проследовало 3247 контейнерных поездов. Общий объем перевозок грузов в контейнерах из стран АТР в Западную Европу составил 155,7 тыс. контейнеров в ДФЭ против 117,2 тыс. в 2003 году и 70,6 тыс. в 2002 году. В 2005 г. суммарный объем перевозок составил 388,3 тыс. контейнеров ДФЭ (в том числе 139,2 тыс. - импорт, 124,8 тыс. - транзит и 124,3 тыс. - экспорт). В сообщении Россия - Китай перевезено 134,9 тыс. контейнеров (2004 г. - 121,1 тыс. контейнеров). Более 65% из них перевезено через порт Восточный, 25% - через погранпереход Забайкальск.

Развитие данного маршрута несет существенные экономические дивиденды. Так, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке форсируется ряд стратегических проектов. Это развитие Нижнего Приангарья, пролоббированный ключевыми группами влияния (РАО «ЕЭС России», «Росал» и другие). Данный проект интенсивно лоббирует глава Красноярского края Александр Хлопонин. Кроме того, готовятся к реализации проекты развития транспортной инфраструктуры Якутии (лоббируется главой республики Вячеславом Штыровым, Минфином и компанией АЛРОСА) и Читинской области (предложен «Норильским никелем»). Кроме того, в рамках Федеральной целевой программы (ФЦП) развития Дальнего Востока готовятся существенные инвестиции в развитие промышленного комплекса региона. Причем, большинство из перечисленных проектов будут реализованы на основе государственно-частного партнерства. В рамках данной формы отношений из федерального бюджета финансируется именно инфраструктурная составляющая.

Вторая инициатива Якунина - укрепление позиции «РЖД» на внешних рынках. Здесь магистральным направлением является азиатское. Так, Юго-Восточная Азия интересна монополии с точки зрения организации экспортных поставок российских энергоресурсов. Здесь основным конкурентом Якунина является «Транснефть». После банкротства ЮКОСа и продажи «Юганскнефтегаза» экспортом «черного золота» в Китай стала заниматься «Роснефть». Причем, НК пыталась существенно увеличить поставки за счет использования нефтепровода через Казахстан (Омск - Павлодар - Атасу - Алашанькоу). Компания Богданчикова даже подала заявку на транспортировку в 2007 году 1,2 млн. т нефти, однако усилиями Якунина данный проект был торпедирован (экспортные графики не были утверждены). В итоге «Роснефти» пришлось увеличивать поставки по железной дороге.

Третье направление - это приобретение смежных активов. Прежде всего, это проект покупки «Трансмашхолдинга», ведущего производителя подвижного состава. На его базе может быть выстроена госкорпорация транспортного машиностроения, контроль над которой получит Владимир Якунин.

Наконец, последний и основной проект Якунина - это создание «Грузовой компании «РЖД». Его значение для группы сложно переоценить. Данная бизнес-структура должна стать ключевым активом железнодорожного оператора, став источником прибыли всей группы. Кроме того, реализация 49% пакета «Грузовой компании «РЖД» призвана служить ресурсом финансирования инвестпрограммы монополии в долгосрочной перспективе. Однако здесь Владимир Якунин встретил серьезное сопротивление со стороны конкурирующих групп влияния в лице главы Минтранса.

Игорь Левитин в данном конфликте лоббирует интересы частных транспортных операторов. Прежде всего, ООО «Независимая транспортная компания», ОАО «Новая перевозочная компания», ООО «Фирма «Трансгарант», ООО «Трансойл». Представитель последней и возглавляет Росжелдор. Открытое столкновение руководителя Минтранса и президента «РЖД» произошло 23 октября 2006 г. на межведомственной комиссии по вопросам реализации структурной реформы на железнодорожном транспорте. Тогда консолидированными усилиями Левитину и частным операторам удалось приостановить проект создания «Грузовой компании». Однако в дальнейшем Якунин реализовал ряд стратегических проектов, которые существенно усилили его позиции в данном противостоянии. В результате прошедшая в марте межведомственная комиссия (МВК) Минтранса по реформированию железнодорожного транспорта утвердила проект целевой модели рынка железнодорожных транспортных услуг до 2010 года. Таким образом, был дан старт проекту создания «Грузовой компании «РЖД».

В ее уставный капитал будет внесено около 260 тысяч вагонов - практически весь специализированный подвижной состав и часть универсальных вагонов, которые могут использоваться в конкурентных сегментах рынка. В парке ОАО «РЖД» кроме универсального подвижного состава планируется сохранить весь подвижной состав, связанный с обеспечением воинских перевозок и мобилизационной готовности. В 2009-2010 годах часть акций дочерней грузовой компании может быть продана путем первичного размещения их на фондовых рынках, а вырученные средства использованы для модернизации инфраструктуры и обновления подвижного состава. Вторая грузовая «дочка» появится в 2008-2009 годах, после того как будут получены и проанализированы результаты деятельности первой дочерней компании. На этот же период отложено решение вопроса о Федеральной пассажирской компании - с учетом изучения опыта работы ФПД и дирекции вокзалов ОАО «РЖД».

Фактически, решение МВК - стратегическая победа Владимира Якунина, так как начало создания грузовых компаний на условиях «РЖД» и последующее IPO, с одной стороны, позволит сохранить позиции монополии на внутреннем рынке, а с другой - обеспечить финансовым ресурсом ее стратегические проекты.

Преимуществом группы выступает близость Якунина к Президенту РФ и, в дополнение к этому, его существенный политический ресурс (глава «РЖД», например, является председателем попечительского совета «патриотического» Фонда Андрея Первозванного). Немаловажен и электоральный потенциал группы. ОАО «РЖД» - один из крупнейших работодателей РФ, а это делает Владимира Якунина выгодным стратегическим союзником для всех иных элитных групп.

Среди основных уязвимых позиций - противостояние с профильным ведомством - Минтрансом, которое носит особо ожесточенный характер. Ослабляют позиции «РЖД» и конфликты с частными транспортными компаниями, крупнейшая из которых «Северстальтранс» давно ведет против Якунина информационную и ведомственную борьбу.

«Группа Чемезова» (ФГУП «Рособоронэкспорт»)

Последние несколько лет глава ФГУП «Рособоронэкспорт» лоббирует проекты, связанные с формированием в российской экономике крупных госкорпораций. Всего существует пять таких профильных проектов, к реализации которых причастен Сергей Чемезов.

Первый - укрепление созданного в 2002 году на базе ОПК «Оборонпром» вертолетного холдинга. Сейчас ФГУП занимается выстраиванием единой производственной цепи и специализацией основных предприятий компании.

Второй предполагает консолидацию компаний, занимающихся двигателестроением. Основой новой госкомпании станет НПО «Сатурн». Впоследствии с большой долей вероятности в него войдут Уфимское моторостроительное производственное объединение и Пермский моторостроительный комплекс.

Третий проект связан с созданием бронетанковой госкорпорации. Он активно обсуждался в середине 2006 года, однако значительного развития все же не получил. Сейчас обсуждаются возможные участники бизнес-структуры и базовое предприятие. По-видимому, на эту роль претендует ФГУП «ПО Уралвагонзавод».

Четвертый проект должен объединить производителей на металлургическом рынке РФ. Причем, здесь можно обозначить два направления: укрепление позиций титановой корпорации «ВСМПО-Ависма» и создание госкомпании по производству спецсталей. Если говорить о последнем направлении, то здесь ключевым событием стала покупка ЗАО «РусСпецСталь» («дочерняя» структура «Рособоронэкспорта») у «Midland steel industries limited» 100% акций Металлургического завода «Красный Октябрь», расположенного в Волгограде.

Компания ЗАО «РусСпецСталь» была создана в августе 2006 года. Стратегическая цель компании - создание металлургического холдинга через консолидацию и развитие активов по производству специальных сталей и сплавов. 25,3% акций ЗАО «РусСпецСталь» принадлежит ЗАО «Промимпекс», учредителем которого является ФГУП «Рособоронэкспорт».

Согласно договору, ЗАО «РусСпецСталь» приобретает 49696953 обыкновенных акций и 2800 привилегированных акций в ОАО «Металлургический завод Красный Октябрь» (МЗКО), что составляет 100% уставного капитала ОАО «МЗКО», которому в свою очередь принадлежит 99,99% акций ЗАО «Волгоградский металлургический завод Красный Октябрь» («ВМЗКО»).

Наконец, пятый проект предполагает консолидацию военной электроники. Несколько месяцев назад на имя Сергея Иванова (тогда еще министра обороны), поступило обращение, в котором предлагалось на базе «дочки» «Рособоронэкспорта» компании «Оборонпром» создать ОАО «Электронные системы».

Предположительно, в состав госкомпании войдут следующие предприятия с государственным капиталом. ОАО «Лыткаринский завод оптического стекла» (38%), НИИ полупроводниковых приборов (Томск, 100%), НИЦ электронной вычислительной техники (Москва, 60,26%), Институт электронных управляемых машин (Москва, 38%), «Счетмаш» (Курск, 30,38%), Московский завод счетно-аналитических машин имени Калмыкова (Москва, 12,88%), ФГУП «Исток» (г. Фрязино, Московская область), ФГУП «НПП Торий» (Москва), ФГУП «НИИ Полюс» им. М. Ф. Стельмаха (Москва), ФГУП «НИИ Аргон» (Москва), ФГУП «НИИ вакуумной техники им. С. А. Векшинского» (Москва), ФГУП «НИИ микроэлектронной аппаратуры Прогресс» (Москва), ФГУП «НПП Пульсар» (Москва), ФГУП «Государственный завод Пульсар» (Москва), ФГУП «Альфа» (Москва), ФГУП «НИИ Платан» с заводом при НИИ» (г. Фрязино, Московская область), ФГУП «НПП Салют» (Нижний Новгород), ФГУП «ПО Новосибирский приборостроительный завод» (Новосибирск), ФГУП «Центральное конструкторское бюро точного приборостроения» (Новосибирск), ФГУП «НПП Полет» (Нижний Новгород), ФГУП «Государственный институт прикладной оптики» (Казань).

Судя по составу, значительной производственной целостности активы не представляют. Однако, подобно проекту в вертолетостроении, Чемезов намеревается, прежде всего, обозначить свое присутствие в военной электронике. Впоследствии структура госкомпании будет значительно отформатирована.

Чемезов, так же как и Якунин, достаточно близок к Президенту РФ. При этом он имеет сильные позиции в Оборонно-промышленном комплексе (ОПК) РФ. Кроме того, «люди Чемезова» присутствуют во всех профильных структурах и ведомствах: Минпромэнерго, Минобороны, Генштабе и других.

К недостаткам группы можно отнести традиционное противостояние с министром обороны. Причем, это касается как бывшего (Сергея Иванова), так и нынешнего (Анатолия Сердюкова) глав МО. Кроме того, у Чемезова была проблема с корпоративной структурой активов. В частности, глава ФГУП должен согласовывать с собственником любые сделки, превышающие 5 млн. руб. Для того, чтобы существенно расширить свои возможности Сергей Чемезов и пролоббировал в итоге превращение своего ФГУП в госкорпорацию. Управлять ею стало намного проще, кроме того, «Рособоронэкспорт» избавился от обременительной обязанности согласовывать большинство своих действий с государством.

«Группа Дерипаски» («Русал»)

Стратегических активов у Олега Дерипаски много, однако ключевым является «Российский алюминий». Создание объединенной компании было завершено 27 марта 2007 г. В результате появился крупнейший производитель алюминия в мире.

В состав Объединенной компании «Российский алюминий» (United Company RUSAL) вошли 4 предприятия по добыче бокситов, 10 глиноземных и 14 алюминиевых заводов, а также 3 фольгопрокатных предприятия. Активы компании расположены на 5 континентах в 17 странах мира. Ежегодный оборот «Росала» составляет около 12 млрд. долларов. На предприятиях компании работает более 100 000 сотрудников. Производственные мощности Объединенной компании позволяют ежегодно производить около 4 млн. тонн алюминия и 11 млн. тонн глинозема в год. Кроме того, компания обладает богатыми запасами высококачественных бокситов и доступом к энергоресурсам. Председателем Совета директоров Объединенной компании стал Виктор Вексельберг, занимавший пост Председателя Совета директоров компании СУАЛ. Возглавил созданную корпорацию генеральный директор Александр Булыгин, ранее являвшийся генеральным директором компании «Русал». Акционеры «Русала» владеют 66 процентами объединенной компании, «СУАЛа» - 22 процентами, а акционерам швейцарской Glencore достанется 12 процентов «Российского алюминия». В течение ближайших трех лет компания проведет IPO.

Официально процесс объединения активов шел полгода. Так, непосредственно соглашение об «унии» между «Русалом», «СУАЛом» и Glencore было подписано 9 октября 2006 г. Большую часть времени заняло согласование сделки с антимонопольными органами стран, в которых располагались активы компаний. Наименее болезненно данный процесс происходил в РФ. Так, о предварительном согласии на объединение со стороны Федеральной антимонопольной службы (ФАС) стало известно еще в начале осени, однако официальный запрос был подан лишь 13 ноября 2006 г. Сложнее было с европейскими контролирующими органами, однако положительное решение по сделке все же было вынесено 14 февраля 2007 г. Во многом это было обусловлено сильными позициями Glencore в Еврокомиссии.

Тем не менее, основные сложности в создании «Российского алюминия» были связаны с борьбой акционеров внутри компании. Причем, все три стороны придерживались своей собственной стратегии в развитии бизнес-структуры. Во многом окончательные параметры сделки стали компромиссом между партнерами.

Первоначально глава «Реновы» не был заинтересован в сделке, и во многом это был вынужденный шаг Вексельберга. Он давно пытался продать свою долю стратегическому инвестору, прежде всего иностранным компаниям. Так, Вексельберг вел продолжительные, но крайне неудачные переговоры с лидерами рынка Alcoa, Alcan, Hydro и Anglo American. Позднее, в первой половине 2006 года был разработан проект по выводу «Суала» на IPO, где бизнесмен намеревался расстаться с мажоритарным пакетом в компании.

Когда же стало ясно, что слияние неминуемо и получило одобрение федерального Центра (предположительно предварительные параметры сделки были согласованы на встрече Олега Дерипаски и Владимира Путина в августе 2006 года), глава «Реновы» сконцентрировался на максимизации собственно прибыли и выведении части производственного направления собственного бизнеса из-под контроля консолидированной компании.

Олегу Дерипаске пришлось пойти на существенные уступки Вексельбергу в этой сделке. Так, главе «Реновы» удалось провести достаточно высокие дивиденды по акциям «Российского алюминия». По его словам, новая компания будет выплачивать акционерам порядка 50% своей прибыли. Также Вексельбергу удалось договориться о проведении IPO консолидированного холдинга, которое должно состояться в среднесрочной перспективе. Согласно договоренностям, совладельцы «Росала» должны будут продать на рынке 20% своих акций. Причем, доля Glencore не должна упасть ниже 10%, а Дерипаска - сохранить контрольный пакет. Если же по каким-либо причинам первичное размещение не сможет состояться в течение трех лет, владелец «Русала» должен будет выкупить акции своих партнеров по цене, предварительно оговоренной в соглашении.

Взамен Олег Дерипаска получил фактически полный операционный контроль над компанией. Так, из 14 представителей в правлении компании только два принадлежат к бизнес-структурам «СУАЛа». Более того, оба заняли не ключевые посты - директора по стратегии и директора по сбыту, в то время как представители Дерипаски возглавили все дивизионы.

Стратегия главы «Базэла» в отношении алюминиевого актива сводится к консолидации основных производств и форсированию процесса модернизации компании. Существенные политические риски Олегу Дерипаске не грозят. Бизнесмен имеет значительный административный ресурс, участвует в стратегических госпроектах (Олимпиада в Сочи, Нижнее Приангарье). Кроме того, структура собственности основных активов главы «Базэла» достаточно хорошо защищена. Большинство активов находятся у управляющих компаний за границей.

Иная ситуация у Вексельберга. Бизнесмен последнее время подвергается давлению со стороны «Газпрома» по Ковыкте и электроэнергетике. Поэтому его основная стратегия - продать активы со значительной премией. Таким образом, глава «Реновы» с большой долей вероятности реализует свой пакет в «Росале».

Отдельные планы относительно будущего компании имеет и Glencore. Большинство активов бизнес-структуры были разрознены и имели плохую корпоративную защиту. Кроме того, производственные мощности швейцарской компании располагались достаточно далеко от перспективных рынков сбыта, к которым относятся страны Юго-Восточной Азии и, прежде всего, Китай. Также следует отметить, что Glencore первоначально развивалась как трейдинговая бизнес-структура. Поэтому основной стратегией компании станет усиление дистрибуции объединенной компании за счет своих представителей.

Преимуществом группы являются сильные региональные позиции «Российского алюминия» («Росал») в регионах базирования. Отдельно следует отметить Красноярский и Краснодарский края. Кроме того, «Росал» - классический пример «национального чемпиона», создание которых поддерживается федеральным Центром. Причем, статус лидера в отрасли (утраченный, правда, в результате слияния Alcoa и Alcan) давал Дерипаске дополнительные преференции.

О недостатках группы частично говорилось выше. Это - противостояние Олега Дерипаски и Виктора Вексельберга в рамках «Росала». Кроме того, у главы «Базэла» имеются трения с некоторыми представителями регионов. Например, губернатор Иркутской области Александр Тишанин не раз критиковал стратегию развития Братского алюминиевого завода и настаивал на увеличении налогообложения бизнес-структур Дерипаски.

«Группа Абрамовича» (Evraz Group)

Ключевым активом группы в РФ является металлургическая компания Evraz, на базе которой Роман Абрамович собирался консолидировать черную металлургию РФ. Об этом в начале сентября 2006 г. объявил глава Millhouse Евгений Швидлер. Губернатор Чукотки приобрел 41% акций Evraz Group, во многом воспользовавшись благоприятной конъюнктурой. Как известно, экс-глава Evraz’а Александр Абрамов находился в весьма натянутых отношениях с главой «Металлоинвеста» Алишером Усмановым. Причиной конфликта стала борьба за Михайловский ГОК, акции которого Абрамов попытался приобрести через Олега Киселева. Таким образом, Evraz нажил себе опаснейшего противника. В этом плане продажа компании Абрамовичу и стала выходом из ситуации.

На активизацию деятельности Абрамовича мгновенно отреагировали основные металлургические компании РФ. Бизнес-структуры анонсировали стратегические планы развития, которые должны были обеспечить их защиту от враждебных действий со стороны Evraz’а. ММК в качестве таковой избрала внешнюю экспансию. Так, «Магнитка» рассчитывает закрепиться на рынке Северной Африки. Причем, глава совета директоров и основной владелец компании Виктор Рашников имеет наиболее слабую политическую поддержку в федеральных структурах. Противоположной стратегии придерживается НЛМК во главе с председателем совета директоров Владимиром Лисиным, который, напротив, стал развивать добычу и модернизировать имеющееся производство. Кроме того, в конце ноября 2006 г. НЛМК и швейцарская Duferco объявили о создании СП.

Значительную активность на внешних рынках стал проявлять и Алишер Усманов. Основной владелец «Металлоинвеста» презентовал проект консолидации активов и построения нового транснационального холдинга на базе металлургических предприятий СНГ (в первую очередь, Украины и Казахстана). Также в начале декабря прошлого года «Металлоинвест» приступил к реализации проекта создания сталепрокатного производства в ОАЭ Hamriyah Steel. Новое предприятие станет работать в режиме СП, которое будет располагаться в свободной экономической зоне эмирата Шарджа и выпускать 1 млн. т арматуры в год. «Северсталь» также анонсировала ряд проектов на внешних рынках, но дальше переговоров дело не пошло.

Однако Evraz опередил конкурентов, приобретя активы за рубежом. Речь идет об американской Oregon Steel Mills. В результате чего российская компания может занять 50% рынка рельсов в США и получить «пропуск» на трубный рынок Америки. Более того, Абрамович претендует на поглощение Магнитогорского металлургического комбината (ММК) и «Северстали».

Преимущества группы заключаются в поддержке планов Абрамовича по консолидации черной металлургии РФ со стороны федерального Центра. Кроме того, губернатор Чукотки поддерживает тесные контакты с «юридической» группой влияния.

«Проблемные моменты» группы - активное противодействие со стороны прямых конкурентов, прежде всего, главы НЛМК Владимира Лисина, у которого есть мощные лоббистские возможности в федеральных госструктурах.

2.4. Государственные корпорации как основа путинской экономики

Ключевым трендом 2007 года стало усиление государственных бизнес-структур в экономике РФ. Причем, основной формой их деятельности стала государственная корпорация.

На начало февраля в РФ образовано 9 госкорпораций, учитывая Объединенные авиастроительную и судостроительную корпорации. Следует отметить, что формально ОАК и ОСК госкорпорациями (ГК) не являются: они образованы в форме ОАО. Тем не менее, модель их функционирования близка ГК, что позволяет рассматривать эти бизнес-структуры в рамках данного доклада.

Название ГК Дата создания (принятие соответствующего закона) Руководитель Глава Наблюдательного Совета (Совета директоров)
Агентство по страхованию вкладов 23 декабря 2004 года Александр Турбанов Алексей Кудрин
Объединенная авиастроительная корпорация 20 февраля 2006 года Алексей Федоров Сергей Иванов
Объединенная судостроительная корпорация 21 марта 2007 года Юрий Яров Сергей Нарышкин
Банк Развития 17 мая 2007 года Владимир Дмитриев Виктор Зубков
Роснанотех 23 июня 2007 года Леонид Меламед Андрей Фурсенко
Росатом 12 декабря 2007 года Сергей Кириенко Сергей Собянин
Олимпстрой 31 октября 2007 года Семен Вайншток Дмитрий Козак
Ростехнологии 23 ноября 2007 года Сергей Чемезов Анатолий Сердюков
Фонд содействия реформированию ЖКХ 21 июля 2007 года Константин Цицин Дмитрий Козак

Сам правовой статус госкорпорации был впервые обозначен в поправках к Федеральному закону «О некоммерческих организациях» и предполагал достаточно интересный с политэкономической точки зрения формат[21].

Согласно Федеральному закону «О некоммерческих организациях», государственной корпорацией признается не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная Российской Федерацией на основе имущественного взноса и созданная для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций. Государственная корпорация создается на основании федерального закона. Имущество, переданное государственной корпорации Российской Федерацией, является собственностью государственной корпорации. Государственная корпорация не отвечает по обязательствам Российской Федерации, а Российская Федерация не отвечает по обязательствам государственной корпорации, если законом, предусматривающим создание государственной корпорации, не предусмотрено иное. Государственная корпорация использует имущество для целей, определенных законом, предусматривающим создание государственной корпорации. Государственная корпорация может осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана, и соответствующую этим целям. Государственная корпорация обязана ежегодно публиковать отчеты об использовании своего имущества в соответствии с законом, предусматривающим создание государственной корпорации. Особенности правового положения государственной корпорации устанавливаются законом, предусматривающим создание государственной корпорации. Для создания государственной корпорации не требуется учредительных документов, предусмотренных статьей 52 Гражданского кодекса Российской Федерации. В законе, предусматривающем создание государственной корпорации, должны определяться наименование государственной корпорации, цели ее деятельности, место ее нахождения, порядок управления ее деятельностью (в том числе органы управления государственной корпорации и порядок их формирования, порядок назначения должностных лиц государственной корпорации и их освобождения), порядок реорганизации и ликвидации государственной корпорации и порядок использования имущества государственной корпорации в случае ее ликвидации. 4. Положения настоящего Федерального закона применяются к государственным корпорациям, если иное не предусмотрено настоящей статьей или законом, предусматривающим создание государственной корпорации.

Однако, несмотря на то, что документ (поправки) был принят еще 8 июля 1999 года, до последнего времени необходимости в использовании формы госкорпорации не было, ввиду особенностей политической и экономической конъюнктуры РФ. В 2001 - 2005 годах ее вполне успешно «заменяли» ФГУП и ОАО. Обе эти формы собственности позволяли верховной власти с высокой степенью эффективности контролировать стратегические активы страны, в то же время, они имели и свою специфику.

Основным преимуществом ФГУП был полный номинальный контроль над активом. Так, собственником коммерческой организации всегда остается государство. Гендиректора унитарного предприятия назначает Правительство РФ, ему же бизнес-структура подотчетна в рамках хозяйственной деятельности и кадровых решений.

Кроме того, к преимуществам ФГУП следует отнести и характерную «закрытость»: предприятие не обязано публиковать отчетность. Это позволяет скрыть ключевые аспекты хозяйственной деятельности от стратегических конкурентов. Наиболее яркими примерами крупных российских ФГУП являются «Рособоронэкспорт», «Почта России» и др.

Напомним, унитарным предприятием признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на имущество, закрепленное за ней собственником. В форме унитарных предприятий могут быть созданы только государственные и муниципальные предприятия. Имущество унитарного предприятия принадлежит на праве собственности Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию. От имени Российской Федерации или субъекта Российской Федерации права собственника имущества унитарного предприятия осуществляют органы государственной власти Российской Федерации или органы государственной власти субъекта Российской Федерации в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов. От имени муниципального образования права собственника имущества унитарного предприятия осуществляют органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов. Имущество унитарного предприятия принадлежит ему на праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления, является неделимым и не может быть распределено по вкладам (долям, паям), в том числе между работниками унитарного предприятия. Унитарное предприятие не вправе создавать в качестве юридического лица другое унитарное предприятие путем передачи ему части своего имущества (дочернее предприятие). Унитарное предприятие может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Унитарное предприятие должно иметь самостоятельный баланс.

Тем не менее, у этой организационно-правовой формы есть и свои недостатки. Полный контроль со стороны правительства не давал группе влияния, контролирующей ФГУП, пространства для маневра. Кроме того, не обладая правами собственности на имущество (принадлежит государству), унитарное предприятие сталкивалось со сложностями в организации «дочерних» бизнес-структур.

Противоположной унитарным предприятиям формой является открытое акционерное общество (ОАО). Причем, за последние несколько лет здесь ставка была сделана на вертикально-интегрированные корпорации. К таковым можно отнести «Газпром», «Роснефть», «РЖД», «Транснефть», «Аэрофлот» и др.

Преимуществ у ОАО также немало. Прежде всего, акционерные общества менее зависимы от решений «всего» Правительства. Здесь принципиальное значение имеет разве что позиция Росимущества (управляет госдолями в компаниях) и профильных ведомств (Минпромэнерго, МЭРТ, Минфин и др.).

Кроме того, значительные преференции ОАО получают ввиду своей публичности. Группы влияния, контролирующие данные активы, получают большую автономию, играя на противоречиях основных акционеров. Классическим примером является «Аэрофлот», президент которого Валерий Окулов лавирует между НРК (30%) и Виктором Ивановым (представляет интересы Правительства РФ).

Также следует отметить, что группы влияния, как правило, имеют доли в подконтрольных ОАО, что невозможно в случае существования ФГУП. Это позволяет перестраховать риски изменения политической конъюнктуры.

Однако и у акционерных обществ есть свои недостатки. Например, это уже упоминавшаяся публичность - значительный пакет акций большинства отечественных ОАО зачастую принадлежит миноритариям. Часть из них - нерезиденты, что накладывает на топ-менеджмент компании определенные обязательства и осложняет деятельность групп влияния.

Классический пример - «Газпром», где миноритарии контролируют около 49%.

Так, один из частных акционеров монополии, фонд Hermitage Capital Management, в 2005 году начал информационную кампанию против руководства компании, в результате которой бизнес-структура понесла значительный имиджевый и репутационный ущерб[22].

Отдельную «головную боль» ОАО доставляет публикация отчетов по МСФО (или РСБУ). Это требует привлечения аудиторов и сторонних компаний, что создает предпосылки для инсайда и многочисленных утечек информации.

Процесс создания госкорпораций был форсирован в России с 2006 году, когда заработала «Объединенная авиастроительная корпорация» (ОАК), позднее аналогичная бизнес-структура была учреждена в судостроении (ОСК), атомной энергетике (Атомпром) и на финансовом рынке (ВЭБ). Наконец, появилась информация о госкорпорации «Российские технологии», которые объединят активы ФГУП «Рособоронэкспорта».

Данная форма организации представляется наиболее эффективной в стратегических отраслях РФ. Она совмещает преимущества ОАО и ФГУП. Прежде всего, госкорпорации по своей правовой структуре являются НКО, что позволяет им весьма эффективно обходить ряд заградительных барьеров как на внутренних, так и на внешних рынках.

В качестве примера можно привести торговые представительства ФГУП «Рособоронэкспорт». Большинство из них располагается на территории дипломатических миссий РФ. В то время как, согласно международным правовым требованиям, коммерческие учреждения не могут располагаться на территории иностранных представительств. Кстати, данное положение существенно сдерживает развитие ФГУП на внешних рынках и, прежде всего, в странах Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. А «некоммерческий» статус госкорпорации позволяет обходить эти ограничения.

Кроме того, госкорпорация унаследовала от ФГУП определенную «закрытость». Она не обязана публиковать отчетность по МСФО и РСБУ, но при этом получает возможность свободно формировать «дочерние» бизнес-структуры и выходить из-под прямого контроля Правительства РФ. Фактически, осуществление надзора за деятельностью ее топ-менеджмента переходит к наблюдательному совету, который лишь отчасти формируется исполнительной властью. Наконец, генерального директора госкорпорации назначает Президент РФ без согласования с нижестоящими органами на достаточно продолжительный срок.

Еще одним важным аспектом деятельности госкорпораций является право собственности на имущество, находящееся в ее управлении. В ситуации ФГУП оно принадлежит государству, а топ-менеджмент существенно ограничен в возможностях по распоряжению им (продажа, аренда, ликвидация и т.д.). Противоположная ситуация у ОАО, где собственность является частной. Конечно, и здесь топ-менеджмент несколько ограничен в правах, что фиксируется в уставе. Однако оно не столь существенно. Активы госкорпораций фактически выводятся из госсобственности (появляется ряд имущественных прав), но при этом это и не частная собственность в полном объеме.

Таким образом, организационно-правовая форма госкорпорации скорее удобна для групп влияния, контролирующих стратегические активы, чем для Правительства и будущего президента России. Возникает закономерный вопрос, зачем в настоящий момент федеральному руководству форсировать создание заведомо слабо контролируемых государством структур, которые будут обладать значительной самостоятельностью? Причем, еще и предоставлять им долгосрочное финансирование в рамках федеральных программ.

Причина - старт проекта по «распылению» стратегических активов между основными группами влияния и ослаблению потенциального преемника. Кроме того, с учетом возможного ухода президента РФ в отставку в марте 2008 г. на стратегические должности ведомствах и госкомпаниях стали назначаться люди, лояльные лично Владимиру Путину. Это позволит действующему главе государства контролировать ключевые должности и бизнес-активы и после «переформатирования власти». Параллельно с этим группы влияния получают некоторую автономию, что также усложнит преемнику консолидацию экономических и политических ресурсов

Всего можно выделить пять крупнейших госкорпораций, активное развитие которых пришлось на 2007 год.

Объединенная судостроительная корпорация

Прежде всего, это Объединенная судостроительная корпорация (ОСК). Напомним, уставный капитал ОСК формируется из находящихся в федеральной собственности 60% акций ОАО «Невское проектно-конструкторское бюро» (Санкт-Петербург) и денежных средств в размере 25 миллионов рублей. Уставный капитал ОАО «Западный центр судостроения» формируется из находящихся в федеральной собственности 100% минус одна акция ОАО «Светловское предприятие »ЭРА« (город Светлый Калининградской области) и денежных средств в размере 25 миллионов рублей. Уставный капитал ОАО »Северный центр судостроения и судоремонта« формируется из находящихся в федеральной собственности 100% минус одна акция ОАО »Конструкторское бюро «Рубин-Север» (город Северодвинск Архангельской области) и денежных средств в размере 25 миллионов рублей. Уставный капитал ОАО «Дальневосточный центр судостроения и судоремонта» формируется из находящихся в федеральной собственности 100% минус одна акция ОАО «Научно-исследовательский институт «Берег» (Владивосток) и денежных средств в размере 25 миллионов рублей

Форсирование данного проекта связано с двумя новыми игроками, которые вступили в борьбу за судостроение в 2007 году.

Прежде всего, это Сергей Иванов. Первый вице-премьер, как известно, возглавляет Морскую коллегию, где год назад анонсировал проект создания трех пароходных госкомпаний – на северо-западе («Совкомфлот»), на юге («Новошип») и на востоке («Дальневосточное морское пароходство»). И, несмотря на то, что наблюдательный совет госкорпорации возглавил Сергей Нарышкин, первый вице-премьер продолжает курировать судостроительное направление.

Второй игрок - это Объединенная промышленная компания (ОПК), владельцем которой является Сергей Пугачев. Группе принадлежат два ключевых актива - «Северная верфь» и «Балтийский завод». Обе компании претендуют на существенные госинвестиции. Напомним, в рамках проекта развития судостроения предполагается выделение средств на организацию производства высокотоннажных танкеров в РФ. С большой долей вероятности базой для него станут мощности «Северной верфи».

Обе группы выдвинули своих представителей на должность главы ОСК. За этот пост развернулась ожесточенная борьба, так как именно руководитель монополии будет отвечать за расходование госфинансирования, выделяемого в рамках ФЦП «Развитие гражданской морской техники» на период 2009-2016 годы, объемы которого составят 140 млрд рублей

Долгое время основным претендентом на пост главы ОСК значился советник Президента РФ по военно-технической политике Александр Бурутин[23]. Однако в начале осени чиновник занял должность первого заместителя начальника Генштаба РФ, что спровоцировало очередной виток борьбы за стратегический актив.

Причем, после перехода Бурутина в Генштаб существенно укрепились позиции Сергея Пугачева в борьбе за кресло главы ОСК. Именно его представителю Андрею Дутову прочили эту должность. Ранее топ-менеджер возглавлял дружественные Пугачеву бизнес-структуры – «Северную верфь» и «Северо-западное пароходство». Тем не менее, Дутов также ушел на «смежную» должность, став руководителем Федерального агентства по промышленности (Роспром).

В результате преимущественные шансы в борьбе за ОСК получила третья группа влияния в лице Виктора Зубкова. Новый премьер-министр стал активно лоббировать на эту должность своего человека - Юрия Ярова[24], который в свое время был коллегой Зубкова по работе в Леноблисполкоме. Собственно он и стал главой новой ОСК

Ростехнологии

В 2007 году, наконец, сформировалась одна из наиболее долгожданных госкорпораций «Ростехнологии». Основным лоббистом проекта является экс-глава «Рособоронэкспорта» Сергей Чемезов.

Летом 2007 года проект создания госкорпорации был согласован в Администрации президента. 9 ноября закон «О государственной корпорации «Ростехнологии» принят Госдумой, 16 ноября - Советом Федерации, а 24 ноября подписан президентом. По закону корпорация создана для содействия «разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции» и «привлечения инвестиций в организации различных отраслей промышленности, включая оборонно-промышленный комплекс». Как ожидается, «Ростехнологиям» будут переданы пакеты акций, которыми сейчас владеет ФГУП «Рособоронэкспорт» (активы в автомобиле-, вертолетостроении, металлургии и ряде других отраслей). Органами управления «Ростехнологий» являются наблюдательный совет (по четыре члена от президента и правительства, а также гендиректор), правление (11 членов, назначаемых наблюдательным советом) и генеральный директор (назначается президентом). В настоящее время активы «Рособоронэкспорта» и дочерних структур оцениваются в $25 млрд., еще примерно $5,5 млрд. ежегодно проходит через его счета в виде экспортных контрактов, портфель заказов составляет более $23 млрд.

Впервые о проекте создания госкорпорации стало известно в конце 2005 года. Его разработку Сергей Чемезов поручил Алексею Алешину. Усилиями заместителя главы ФГУП был составлен вариант законопроекта, направленный на согласование в Правительство. Согласно документу, гендиректором госкорпорации должен был стать Чемезов, а наблюдательный совет бизнес-структуры возглавить Сергей Иванов. Вице-премьер, занимая аналогичную должность в ОАК, зарекомендовал себя как эффективный лоббист, который, тем не менее, фактически не участвует в управлении компанией. На должность преемника Чемезова стали готовить Алексея Алешина - топ-менеджер досконально знал механизм создания «Ростехнологий» и мог эффективно организовать деятельность ее основного актива.

Тем не менее, проект столкнулся с целенаправленным противодействием со стороны целого ряда групп влияния, что несколько изменило первоначальные планы Чемезова.

Противников было четыре. Сначала против «расширения» сферы деятельности госкорпорации выступили экс-премьер-министр Михаил Фрадков и глава Минпромэнерго Виктор Христенко. Однако после осенних перестановок в Правительстве их противодействие было минимизировано: Фрадков покинул должность, а Христенко получил в замы представителя Чемезова в лице Дениса Мантурова. Также в Минпромэнерго был «десантирован» близкий к «Рособоронэкспорту» Андрей Дутов.

Третья угроза появилась в процессе прохождения законопроекта через Госдуму. В качестве очередного противника консолидировано выступили комитеты нижней палаты, контролируемые «Единой Россией». Парламентарии потребовали уточнить функции контролирующих органов госкорпорации и сферу ее деятельности. Здесь представителям «Рособоронэкспорта» при поддержке руководства РФ также удалось договориться.

Самым серьезным противником Сергея Чемезова стал новый глава Правительства Виктор Зубков. Так, в октябре на имя премьер-министра гендиректором ФГУП было написано письмо. В документе предлагалось существенно расширить сферу деятельности «Ростехнологий», передав ей функции Федерального агентства по поставкам военной, специальной техники и материальных средств (Рособоронпоставка). Последняя структура занимается обеспечением российской армии.

Побороться было за что: в 2007 году план поставок вооружений «Рособоронэкспортом» составит $5,5 млрд, сумма же расходов за аналогичный период на закупку, разработку и ремонт вооружений для Минобороны равна $12,4 млрд. (по текущему курсу). В целом же госпрограмма вооружения российской армии до 2015 года предусматривает траты в размере 4,93 триллиона рублей (или $202,5 млрд. по текущему курсу). Виктор Зубков согласился на передачу функций Рособоронпоставки госкорпорации, однако взамен премьер-министр стал лоббировать своего зятя Анатолий Сердюкова на пост гендиректора «Ростехнологий»[25]. В качестве альтернативы Чемезову предлагалось возглавить Минобороны.

Понимая, что он рискует потерять контроль над стратегическим проектом, гендиректор ФГУП, активизировал все имеющиеся ресурсы, чтобы сохранить контроль над «Ростехнологиями». Прежде всего, он отказался от планов получить функции Рособоронпоставки. Кроме того, на пост главы «Рособоронэкспорта» стал готовиться наиболее лояльный Чемезову Анатолий Исайкин. Последний должен был защитить базовый актив госкорпорации от представителей Зубкова.

Однако несмотря все усилия Чемезова, премьер-министру все же удалось провести своего человека в «Ростехнологии»: наблюдательный совет бизнес-структуры вместо Сергея Иванова возглавил Анатолий Сердюков.

Параллельно Виктор Зубков нанес удар по смежным активам Сергея Чемезова. Так, глава Правительства выступил с жесткой критикой программы поддержки автопрома, подготовленной Денисом Мантуровым. Документ предполагает госинвестиции в $6 млрд., большая часть которых будет направлена на развитие «Автоваза».

Роснанотех

Также в 2007 году была учреждена госкорпорация по нанотехнологиям (Роснанотех).

Проект создания Роснанотеха стартовал год назад. Одним из его инициаторов является глава «Курчатовского института». Во многом именно благодаря Михаилу Ковальчуку и его брату Юрию удалось форсировать реализацию данного проекта и обеспечение его необходимым финансированием.

Братья Ковальчуки контролируют одну из наиболее закрытых групп влияния в РФ, которая сложилась вокруг банка «Россия». Причем, в последнее время эта финансовая организация занимается приобретением ключевых активов на внутреннем рынке.

Так, в августе 2006 года стало известно о покупке Страховой группой «Согаз» у «Газпрома» более 75 процентов акций компании «Лидер», которая управляет активами негосударственного пенсионного фонда (НПФ) «Газфонд» и 3 процентами акций самого «Газпрома». Сделка, судя по всему, состоялась во втором квартале прошлого года. Ранее, в 2004 г., «Согаз» был выкуплен у «Газпрома» банком «Россия». Государственная монополия оставила у себя только по 20% пакета акций как в «Согазе», так и в «Лидере».

Группа «Россия» располагает достаточно мощным административный ресурсом, который позволил ей форсировать создание «Роснанотеха». Так, президент ОАО «РЖД» Владимир Якунин в прошлом входил в совет директоров банка. Бывший зампредседателя правления «Газпром», замминистра экономического развития Виталий Савельев некогда вообще возглавлял эту финансовую структуру. А министр образования и науки Андрей Фурсенко являлся членом ее ревизионной комиссии. Последний, кстати, и возглавил наблюдательный совет Роснанотеха.

С учетом вышесказанного, именно Михаилу Ковальчуку пророчили пост главы «Роснанотеха». Тем не менее, эта должность досталась Леониду Меламеду[26]. Назначение последнего на этот пост существенно не изменило расстановку сил в госкорпорации: гражданские нанотехнологии остались под контролем директора «Курчатовского института».

Продвижение же Леонида Меламеда стало «бонусом» главе РАО «ЕЭС России». Новый гендиректор госкорпорации считается «человеком Чубайса» и даже после ухода из РАО руководитель монополии продолжал помогать своему протеже. Так, например, энергетическая госкомпания инвестировала значительные средства в ПИФы Меламеда. Его базовым активом является ИК «Алемар». Бизнесмену принадлежит 78% ее акций. Еще 17% компании принадлежит другому менеджеру монополии Дмитрию Журбе. Как следует из отчета РАО за первый квартал 2006 года, в ПИФ «Реформа», управляемый «Алемаром», бизнес-структура Анатолия Чубайса вложила 3 млрд. руб., а самому «Алемару» на несколько месяцев было доверено управление имуществом РАО. Причем, услуги по управлению энергетическими активами оплачивались монополией и стоили 100 млн. руб.

«Благосклонность» федерального руководства к «команде Чубайса» связана со скорой ликвидацией энергомонополии, которая состоится летом 2008 года.

В течении этого года ключевым проектом Анатолия Чубайса являлось изменение схемы реорганизации компании. В общем виде предложения топ-менеджера сводятся к следующему. Пакеты акций 5 тепловых ОГК и 13 ТГК, приходящиеся на долю государства, перейдут на баланс «промежуточным» компаниям - «Государственному холдингу» и «Государственному холдингу ГидроОГК», которые одновременно с их созданием будут присоединены к «Федеральной сетевой компании» («ФСК») и «ГидроОГК» соответственно. Таким образом, госпакеты «дочек» РАО получат эти две компании, контроль над которыми сохранит государство. Впоследствии ценные бумаги ОГК и ТГК будут проданы, а вырученные средства пойдут на инвестпрограммы ФСК и «ГидроОГК», с развитием которых Анатолий Чубайс и связывает свое аппаратное будущее.

А, учитывая, что топ-менеджер РАО «ЕЭС» имеет в своем распоряжении еще и политический ресурс (партия СПС), то с целью избежать накануне выборов дополнительных конфликтов федеральное руководство стремится «трудоустроить» наиболее «ценных» людей

Росатом

Кроме того, в 2007 году было форсировано создание госкорпорации «Росатом».

Она будет учреждена в форме некоммерческой организации, станет управлять 100 процентами акций «Атомэнергопрома» и его имуществом от лица государства. Все ключевые решения по головной компании и ее дочерним структурам должны получать предварительное согласие президента. Он также будет назначать гендиректора «Атомэнергопрома». В дальнейшем эта функция перейдет к совету директоров корпорации. Утвердить устав и размер уставного капитала, а также сформировать совет директоров новой компании должно правительство. Ряду юридических лиц, также с разрешения президента, будет разрешено владеть ядерными материалами, установками и пунктами хранения. В «Атомэнергопром» должны быть включены корпорация по производству ядерного топлива «ТВЭЛ», строитель АЭС за рубежом - Атомстройэкспорт, эксплуатирующая российские АЭС компания «Росэнергоатом» и другие предприятия. Стоимость активов, вносимых в «Атомэнергопром», составит не менее 40-50 миллиардов долларов

«Росатом» является стратегическим проектом Сергея Кириенко. Руководитель Федерального агентства по атомной энергии (Росатом) с момента своего вступления в должность активно проводил несколько инициатив по значительному усилению собственного ведомства. Однако основным из них являлся проект построения единой госкомпании, которая объединит ключевые активы на рынке атомной энергии.

Идею создания объединенной компании предложил еще экс-глава Росатома Евгений Адамов. В качестве формы было выбрано открытое акционерное общество. Проект был реанимирован в начале 2006 года, когда Сергей Кириенко предложил образовать в гражданской атомной энергетике вертикально-интегрированный холдинг. Первоначально предполагалось, что новая естественная монополия получит имя «Атомпром». Однако впоследствии название было изменено на «Атомэнергопром».

Для консолидации добывающих и перерабатывающих активов главе Росатома понадобились значительные финансовые средства и поддержка на федеральном уровне. Для этого, Кириенко предложил Владимиру Путину план по строительству 40 атомных энергоблоков в течение ближайших 25 лет. Инвестиции должны были составить 60-70 миллиардов долларов. Однако проект столкнулся со значительным противодействием среди участников рынка. К последним следует отнести крупнейшего производителя атомного топлива компанию «ТВЭЛ». Совет директоров последнего возглавляет руководитель Администрации Президента РФ Сергей Собянин. Во многом именно его противодействие не позволяло продвигать проект создания госхолдинга[27]. Тем не менее, Сергею Кириенко удалось заручиться поддержкой Федерального Центра и форсировать проект создания госхолдинга.

В результате в июле 2007 года Правительство утвердило устав, гендиректора «Атомэнергопрома» и совет директоров бизнес-структуры. Последний, как и ожидалось, возглавил Сергей Кириенко.

Позднее Кириенко было предложено создать «надстройку» в форме госкорпорации, которая станет управлять атомными госактивами. Ей и стал «Росатом». Причем в конце 2007 года Кириенко получил гарантии со стороны Президента РФ, согласно которым именно он возглавит госкорпорацию.

Форсированное создание госкорпораций таит в себе определенные угрозы, которые обусловлены их автономией. Дело в том, что активы бизнес-структур не являются собственностью РФ, следовательно, и прав по ограничению их продажи у Правительства немного. В результате топ-менеджмент госкорпораций может реализовывать «дочерние» предприятие в интересах дружественных бизнес-структур, форсируя, таким образом, процесс приватизации стратегических активов. В результате основные предприятия стратегических отраслей могут быть сконцентрированы в монопольных бизнес-структурах.

В ближайшие несколько лет основным трендом развития госкорпораций как раз и станет консолидация ключевых активов и выстраивание внутренней структуры компаний. Создание новых госкорпораций будет приостановлено.

Наибольшие шансы получить этот правовой статус есть у четырех проектов. Это госкорпорация в сфере ДЛО, «Автодор», корпорация по улучшению имиджа РФ на внешних рынках и Росрыбфлот.

Из всех четырех проектов сильнее всего позиции у Госкорпорации по ДЛО и у «Автодора».

Собственно о проекте создания государственного «Фармацевтического логистического комплекса» (ФЛК), который станет основным дистрибутором программы дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО), стало известно осенью 2007 года.

Рынок ДЛО всегда был достаточно проблемным в РФ. Так, Программа дополнительного лекарственного обеспечения реализуется в России с 1 января 2005 года и является частью правительственной реформы «монетизации льгот». Механизм выполнения программы выглядит следующим образом: государственные структуры составляют список лекарств, жизненно необходимых для социально незащищенных слоев населения (ветеранов, инвалидов, малообеспеченных граждан и пр.). Эти «льготники» могут по рецепту врача бесплатно получить в аптеках лекарства из данного списка. Граждане, не желающие участвовать в программе, имеют право на компенсацию наличными деньгами (в 2006 году - 350 руб. в месяц, в 2007 году - 477 руб.) и покупать лекарства сами. Государство в лице Федерального фонда обязательного медицинского страхования, со своей стороны, выбирает на конкурсной основе поставщиков «бесплатных» лекарств и в конце года компенсирует им затраты на эти поставки. В 2005 году на финансирование программы из бюджета выделено 50,8 млрд. руб., в 2006 году - 29 млрд., в 2007 году - 34,9 млрд.

Конфликт вокруг программы ДЛО разгорелся еще осенью 2006 года, когда по обвинению в коррупции были задержаны чиновники Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФФОМС), основного оператора программы. Тогда главе ФФОМС Андрею Таранову и его подчиненным Генпрокуратура предъявила обвинения в нецелевом использовании бюджетных средств.

Первое время полагали, что атака на фонд была инициирована «силовой» группой влияния. Однако ведущая роль Генпрокуратуры говорила об обратном. Дело в том, что в ведомстве Юрия Чайки до весны 2007 года были сильны позиции «юридической» группы влияния, контролирующей «Газпром». Позднее появилась информация, что за деятельностью Генпрокуратуры стоят крупные фармацевтические дистрибуторы. В дальнейшем эта информация получила подтверждение. Так, в начале августа 2007 года ведомство Юрия Чайки предъявило обвинения президенту компании «Протек» в рамках дела ФФОМС.

Бизнес-структура (ЗАО «Центр внедрения «Протек»») была создана в 1990 году выпускниками Московского физико-технического института Вадимом Якуниным и Григором Хачатуровым. Занималась торгово-посреднической деятельностью, с 1993 года переключилась на фармацевтический рынок. В настоящее время является крупнейшим дистрибутором лекарств в России, доля рынка в 2006 году составила 23%. В коммерческом сегменте рынка по итогам 2006 года «Протек» занял 2-е место с 18,9%. Поставляет лекарства и иную фармацевтическую продукцию 900 производителей в 18 тыс. российских аптек и лечебных учреждений. Клиенты «Протека» - 80% аптек РФ. Имеет 40 филиалов и 39 представительств в регионах РФ. Владеет аптечными сетями «Ригла» и «O3». Выручка в 2006 году, по собственным данным, $2,38 млрд, из них $247 млн пришлось на розничное направление. Чистая прибыль, по данным системы СПАРК, 2,6 млрд руб. В рамках программы ДЛО в 2006 году «Протек» поставил препараты более чем на 19 млрд руб. в 32 региона РФ. По данным DSM Group, доля «Протека» в ДЛО-2006 - около 30%, а сейчас - 18-20%. Основные акционеры - Якунин и Хачатуров, 4% акций принадлежит венгерской фармкомпании Gedeon Richter. Президент - Виталий Смердов.

Как известно «Протек» являлся наиболее активным участником ДЛО, его доля в рамках программы составляла около 40%. Кроме того, дистрибутор был известен своей близостью к экс-главе Минздравсоцразвития Михаилу Зурабову.

Тогда целью атаки на компанию было желание ослабить роль частных дистрибуторов в системе ДЛО, аффилированных с министром. Теперь на их место придет госкорпорация ФЛК. Государственный дистрибутор может быть выстроен на базе «Фармимекс». Предположительно, президент последнего, Алексей Апазов и является одним из инициаторов кампании в отношении чиновников ФФОМС и главы «Протека».

Так, топ-менеджер «Фармимекса» в прошлом возглавлял аптечный комплекс СССР. С того времени у Апазова сохранились деловые связи в профильных ведомствах. Это позволило президенту дистрибутора стать заместителем председателя Межведомственной комиссии Совета Безопасности РФ по охране здоровья населения. Именно эта госструктура стала основным критиком деятельности Виктора Зурабова вообще, и ФФОМС – в частности. В январе 2008 года проект создания госкорпорации на рынке ДЛО поддержал Сергей Чемезов.

Второй госкорпорацией, созданной в 2008 году, может стать «Автодор».

Основным лоббистом проекта является глава Минтранса Игорь Левитин. Предположительно, создание бизнес-структуры получило предварительное одобрение Президента РФ.

Министерство к началу осенней сессии 2008 года Госдумы должно разработать и согласовать со всеми ведомствами федеральный закон о создании «Автодора». До этого должен быть также подготовлен перечень федеральных трасс, которые после принятия закона будут переданы на баланс госкорпорации. Тогда же будет решен вопрос относительно уставного капитала компании. Минтранс лоббирует передачу бизнес-структуре всей федеральной дорожной сети, а Правительство только тех трасс, которые станут платными. Окончательно активы госкорпорации будут сформированы к 2009 году.

Госкорпорацию «Автодор» также наделят функциями Федерального дорожного агентства (Росавтодор) по управлению федеральными автодорогами, которые занимают около 5 процентов автодорожной сети страны. Помимо проведения конкурсов на строительство платных автодорог, госкорпорации планируют передать доходы от установки наружной рекламы на федеральных трассах. В этом отношении проект Минтранса аналогичен «Росатому», после создания которого профильное ведомство будет ликвидировано.

Оставшиеся два проекта имеют невысокие шансы быть реализованными.

Так, проект Росрыбфлота принадлежит Андрею Крайнему. Глава Роскомрыболовства впервые презентовал планы по созданию госкорпорации осенью 2007 года. Бизнес-структура должна заниматься добычей рыбы в Мировом океане. Тем не менее, целенаправленной поддержки данного проекта «наверху» Крайний так и не добился.

Идея создания госкорпорации по оптимизации имиджа РФ на внешних рыках принадлежит Герману Грефу. Впервые о проекте стало известно осенью 2006 года в рамках предложных МЭРТ мер по поддержке отечественных экспортеров. Проект достаточно динамично продвигался и даже получил поддержку крупнейших бизнес-структур - «Сбербанка» и ВТБ. Однако после ухода Германа Греф с поста главы МЭРТ, предложения экс-министра стали «спускаться на тормозах».

2.5. Риски стабильности: социально-экономический фактор

Стратегия на поддержание стабильности в обществе, известная как «путинская стабильность», привела к заключению негласного пакта между элитами и обществом, единственным гарантом которого пока остается действующий президент. Согласно приоритетам этой политики, уровень жизни большей части населения должен постоянно повышаться, в обмен на что она поддерживает президента (пусть и пассивно) и не вмешивается активно в политику. Пока ситуация в стране стабильна, но все заметнее становятся косвенные признаки тех вызовов (преимущественно социально-экономического плана), с которыми придется столкнуться «преемнику», и высокая инфляция – лишь один из них, который проявился первым осенью уходящего года.

В начале октября буквально в течение недели тема роста цен на продукты «массового спроса» стала ведущей в отечественных СМИ. Фактически повышение цен началось еще в июне-июле и затрагивало в основном хлеб и производные продукты (например, макароны). Однако в сентябре, когда резко выросли расценки на другие продукты - в частности, на молоко и производные (сыр, масло, майонез), власти были вынуждены обратить на это свое внимание. Такая медлительность могла негативно сказаться как на электоральной поддержке ЕР, так и на степени доверия к государственным институтам в целом. Продукты первой необходимости являются базовыми для самых дисциплинированных категорий электората - пенсионеров и других страт с невысоким уровнем дохода, которые в основном посещают выборы.

При этом государственный аппарат продемонстрировал достаточно высокую степень инерционности - вместо незамедлительной реакции первоначально все ограничилось лозунгами о необходимости контроля над ценами и поиском виновных. Усугубляло ситуацию и то, что официальная статистика не в полной мере отражает темпы повышения цен. По данным Росстата, молоко подорожало на 7,2%, сливочное масло - на 9,4%, подсолнечное - на 13,5%, хлеб - на 1,6%. В то же время яйца в среднем подорожали с 30-35 до 50 рублей (около 40%), а ряд наиболее дешевых сортов сыра отечественного производства - со 120-130 до 200 с лишним рублей (рост около 80%). Расхождение официальных данных и обыденных практик населения усугубляет недоверие электората к государственным структурам. Однако следует отметить, что большинство недовольных пока критически настроены по отношению в чиновникам уровня министра и ниже, и в целом позитивно настроены по отношению к президенту и главе правительства. Некоторые считают повышение цен экономической «диверсией», направленной как раз против Виктора Зубкова и Владимира Путина.

По данным осенних соцопросов ФОМ, три четверти опрошенных (78%) заявили, что рост цен на продукты питания сильно сказывается на материальном положении их семьи, еще 13% сочли это влияние незначительным. Последнюю позицию чаще занимают представители «ресурсных» групп: лица с относительно высоким уровнем доходов (24%), респонденты с высшим образованием (22%), люди в возрасте до 35 лет (22%), жители Москвы (20%).

Две трети респондентов (64%) говорят о том, что в целях экономии им приходится отказываться от покупки некоторых повседневных продуктов питания. Среди таковых чаще всего упоминаются мясо (40%) и мясные (36%), а также молочные продукты (37%). Несколько реже включаются в этот ряд свежие фрукты (27%), рыба (22%) и рыбная гастрономия (19%). На других продуктах экономят 15% респондентов и меньше.

На повышение цен отреагировала как законодательная, так и исполнительная власть. Первая попыталась использовать этот факт в парламентской кампании, а вторая занялась поиском ответственных. «Партия власти» на удивление оперативно отреагировала на повышение цен, чего в первую очередь логично было бы ожидать от КПРФ. Заявление Бориса Грызлова о необходимости государственного вмешательства, а также реанимированная инициатива депутата от ЕР Елены Паниной о госрегулировании цен уходят корнями в советское прошлое плановой экономики. Если данные инициативы будут приняты в 2008 году в качестве «базовых», это способно отколоть часть «ностальгирующего» электората у КПРФ. Правда, действия властей, скорее всего, потерпят фиаско, поскольку повышенная инфляция во многом спровоцирована предвыборным увеличением социальных выплат.

Союз правых сил стал второй после ЕР партией, намеревающейся использовать тематику повышения цен в своей избирательной кампании. При этом подход был выбран весьма профессиональный. На фоне тотального доминирования «партии власти» в СМИ и упущенной инициативы, когда все слова уже сказаны, СПС избрал тактику флэш-мобов, организуя протестные акции непосредственно в супермаркетах. Такая тактика выглядит выигрышной как минимум по двум причинам. Во-первых, оригинальная форма является хорошим информповодом и привлечет внимание СМИ. Во-вторых, такое мероприятие не подпадает под действие российского законодательства и не требует согласований с властями.

Исполнительная власть также пыталась продемонстрировать оперативность и расторопность. На совещании у Владимира Путина премьер Виктор Зубков обещал предпринять все меры для срочного исправления ситуации, а глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина предложила ограничить экспорт зерна и снизить пошлины на ввоз молока и сыра. «Эстафету» подхватили глава ФАС Игорь Артемьев и министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. Ведомство первого стало активно искать признаки картельных сговоров владельцев розничных сетей в регионах и практически сразу доложило о наличии таковых. Гордеев сосредоточился на необходимости введения экспортных пошлин на зерновые, хотя еще летом сам выступал противником введения таких мер - в период пика роста цен на хлебобулочные изделия.

Также следует отметить инициативу региональных властей, которые за неимением других инструментов влиять на ситуацию сосредоточились на чисто административных методах. В частности, губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко вызвала на «профилактическую беседу» представителей крупнейших торговых сетей - летом аналогичные меры позволили остановить рост цен на хлеб. Администрация Краснодарского края установила предельный уровень розничной наценки в 25%, акцентируя внимание на нежелательности нарушения этих «рекомендаций».

Все вышеперечисленные меры принесли быстрые результаты, которые, тем не менее, будут носили краткосрочный характер - не более месяца, после чего рост цен возобновился. Таких мер вполне хватит, чтобы успокоить электорат во время парламентской кампании, но чревато новым, еще более серьезным кризисом во время кульминации «Транзита-2008» в начале следующего года.

Ситуация усугубляется «накачиванием» экономической системы ликвидностью. Это происходит как за счет предвыборных выплат бюджетникам, так и обещаний повысить социальные выплаты, что также приводит к росту цен. Кроме того, форсированное формирование бюджетов госкорпораций, а также, в ряде случаев, их увеличение с интервалом в 6 месяцев крайне негативно скажется на уровне инфляции, что создаст проблемы уже «преемнику» действующего президента. Вполне возможно, что обострение ситуации в следующем году и послужит тем негативным фоном, используя который, Владимир Путин по «просьбе трудящихся» вновь займет пост главы государства.

В ближайшее время власти сделают ставку на чисто административные методы воздействия, поскольку таможенно-тарифные ограничения существенных результатов не принесут. Это позволит выиграть время до президентских выборов, но затем проблема вновь обострится. После этого глава государства встанет перед серьезным выбором: либо стерилизовать избыточную ликвидность путем снижения жизненного уровня населения, либо продолжать реализовывать жесткие административные меры по сдерживанию цен. Последний вариант выглядит более оптимальным, однако в таком случае необходимо будет существенно расширить полномочия силовых структур.

Еще один серьезный социально-экономический риск – постепенное «наслоение» различных непопулярных среди населения реформ, которые затем надо будет проводить практически одномоментно (то есть в течение года-двух). Владимир Путин уже неоднократно давал понять, что в предвыборный год необходимо заморозить все непопулярные с социальной точки зрения реформы и инициативы. В эту предвыборную тактику укладывается и неоднократный перенос реформы ЖКХ (в особенности, «дедлайна» по сроку выбора и типу управляющей жильем компании), и приостановку роста тарифов на ЖКХ (32,7% и 17,9% по итогам 2005 и 2006 гг. соответственно), и перенос введения «рыночных» способов формирования внутрироссийской цены на газ для населения, и начало выплат по «материнскому капиталу» с 1 января 2010 года. В эту же логику укладывается предложение сохранить регулирование тарифов на ЖКХ на федеральном уровне лишь до 2010 года, а затем передать его на уровень муниципалитетов, озвученное на минувшей неделе главой Федеральной службы по тарифам Сергеем Новиковым.

Такая тактика «временной заморозки» может быть оправдана лишь в краткосрочной перспективе (до 2009-2010 гг.), однако затем ее плюсы неизбежно обратятся в минусы. Будущий преемник после своего вступления в должность может столкнуться со значительным количеством проблем, которые будут угрожать устойчивости государственной системы в целом.

Во-первых, он будет вынужден провести целую серию инфраструктурных реформ, требующих значительных капиталовложений. Во-вторых, при нем наступит срок выплат по различным государственным обязательствам (ипотечные и родовые сертификаты, финансирование пенсий и т.д.). Например, только в 2007 г. по прогнозам должно родиться около 600 тысяч детей, чьи родители будут иметь право на получение материнского капитала. Если все они оформят документы, то уже в текущем году сумма дополнительных обязательств государства составит около 6 млрд. долларов, а к 2010 г. - около 20 млрд. (без учета планируемого повышения рождаемости). Выполнение таких капиталоемких обязательств проблематично даже при нынешних высоких ценах на энергоносители. Кроме того, население может столкнуться с резким удорожанием жизни, которую спровоцирует, в частности, либерализация цен на энергоносители на внутреннем рынке и окончательный перевод на платную основу образования и здравоохранения. Такие «ножницы» могут привести к значительному обострению социальной ситуации в среднесрочной перспективе.

[17] Татьяна Зыкова, Михаил Чкаников Право на "заморозку". // Российская газета (Москва).- 15.11.2007.- 255.- C.1

[18] Филипп Стеркин Крайние меры в борьбе с ценами // Ведомости (Москва).- 07.09.2007.- 168.- C.А3

[19] Василий Кашин ВЕДОМОСТИ Третий не лишний. // Ведомости (Москва).- 06.11.2007.- 209.- C.А3

[20] Сообразят на троих // Эксперт (Москва).- 12.11.2007.- 042.- C.6

[21] Некоммерческая экономика // Ведомости (Москва).- 21.06.2007.- 112.- C.А1, А4

[22] "Газпром" как ЮКОС. // Ведомости (Москва).- 07.12.2005.- 230.- C.А4

[23] Макиенко К. Российские корабли сели на мель // Эксперт (Москва).- 12.11.2007.- 042.- C.108-110,112

[24] Бывший начальник Виктора Зубкова может возгласить судостроительную госкорпорацию // Opec.ru (Москва).- 11.10.2007

[25] Киселева Е. Корпорация особого назначения. // Коммерсантъ-Деньги (Москва).- 03.12.2007.- 047.- C.18

[26] Казьмин Д. и др. Плацдарм для Чубайса. // Ведомости (Москва).- 10.09.2007.- 169.- C.А1, А4

[27] Алена Корнышева "Атомэнергопром" получил руководителей. // Коммерсантъ (Москва).- 10.07.2007.- 119.- C.10

» Часть 3. Государственные финансы


Книги

Нефтегазовый фактор в мировой геополитике
Россия 2008. Отчет о трансформации
Россия 2007. Тенденции развития
Глобальная энергетическая война
Энергетическая сверхдержава
Мир нефти и газа очень тесно связан с политикой, и поэтому вокруг него существует огромное число сознательно создаваемых мифов. Отделить правду от вымысла и пытается Константин Симонов в своей книге.
Автор не только стремится разобраться, что же стоит за термином «энергетическая сверхдержава», но и дает ответы на вопросы, — есть ли на самом деле у России конкуренты среди других производителей нефти и газа; — на сколько лет хватит наших запасов; — стоит ли России задумываться о длительном доминировании на углеводородном рынке или же мир и вправду скоро ждет новая энергетическая революция и переход на водород; — кто на самом деле определяет стоимость нефти; — как долго продержатся высокие цены на углеводороды и кому это выгодно; — способны ли США оставить Китай без сырья; — начнется ли война за энергоресурсы Центральной Азии.

Все книги »

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики