Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Судись или плати: кто победил в тяжбе «Газпрома» и «Нафтогаза»

Судись или плати: кто победил в тяжбе «Газпрома» и «Нафтогаза»

Разбирательство «Газпрома» и «Нафтогаза Украины» в стокгольмском арбитраже, начатое еще в 2014 году, завершилось. «Нафтогаз» объявил себя в нем победителем, хотя украинская компания осталась должна «Газпрому» более $2 млрд за газ

Что решил суд

Стокгольмский арбитражный суд вынес решение по спору «Газпрома» и «Нафтогаза Украины» о поставках российского газа на Украину по контракту 2009-2019 годов. Само решение (на 700 страниц) не было опубликовано, а заявления сторон о его ключевых моментах противоречат друг другу.

Окончательные итоги можно будет подвести только в конце февраля 2018 года, когда в Стокгольме решится судьба второго иска, касающегося транзита газа через Украину, указывает «Нафтогаз».

По версии «Нафтогаза», украинская компания выиграла у «Газпрома» ​арбитраж в Стокгольме. В ее заявлении говорится, что суд отклонил требования «Газпрома» об оплате поставок по условию «бери или плати». «Арбитражный суд полностью отклонил требования «Газпрома» по положению «бери или плати» на сумму $56 млрд за 2009–2017 годы. «Нафтогаз» добился уменьшения будущих обязательных годовых объемов более чем в десять раз, в соответствии с его фактическими потребностями в импорте газа. Цена газа, полученного «Нафтогазом» во втором квартале 2014 года, снижена на 27%, с $485 до $352 за 1 тыс. куб. м. Благодаря пересмотру контрактной цены «Нафтогаз» сэкономил $1,8 млрд на газе, приобретенном в 2014–2015 годах», — сообщили в украинской компании, добавив, общий положительный эффект от такого решения суда оценивается более чем в $75 млрд. На самом деле эти поставки были оплачены по компромиссной цене $268 за тыс. куб. м, которую тогда в одностороннем порядке назначил «Нафтогаз». Таким образом, Украине придется доплатить своему партнеру за уже поставленный ранее газ.

Украина в ноябре 2015 года перестала покупать газ непосредственно у «Газпрома» и перешла на закупки газа у европейских поставщиков по системе реверса (поставки по транзитным трубопроводам в обратном направлении). ​«Газпром» же продолжал поставлять газ в непризнанные республики на востоке Украины (ДНР и ЛНР). Позднее украинская компания уведомила через свой Twitter, что по решению суда «Нафтогаз» не должен платить за объемы газа, которые были поставлены на «временно оккупированные территории Луганской и Донецкой областей любому другому лицу, кроме «Нафтогаза». Долг «Нафтогаза» за поставки российского газа в ДНР и ЛНР с января 2015 года по конец июня 2017 года составил $1,196 млрд при объеме поставок 5,46 млрд куб. м, говорил в ходе итоговой пресс-конференции «Газпрома» 30 июня председатель правления компании Алексей Миллер.​

«Газпром» отрицает победу своего оппонента в суде, ссылаясь на то, что «Нафтогаз» даже после пересмотра цен на газ остался должен монополии более $2 млрд за поставленный ранее газ, а также проценты за просрочку (0,03% за каждый день с 22 декабря текущего года). «Нафтогаз» обязали также ежегодно отбирать и оплачивать 5 млрд куб. м газа в рамках условия контракта «бери или плати», которое не отменено, а только пересмотрено по объемам, сообщил «Газпром». Первоначальные условия поставок газа, согласно контракту 2009 года, составляли 52 млрд куб. м газа в год начиная с 2010 года.

Однако, по словам заместителя генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексея Гривача, объем газа по условию «бери или плати» в контрактной базе составляет до 41,8 млрд куб. м — 80% контрактной базы. По его словам, еще в предварительном решении арбитража от конца мая 2017 года говорилось, что 5 млрд куб. м, которые обязана выкупать Украина у «Газпрома», рассчитаны исходя из ее фактических потребностей в импортном газе (10 млрд куб. м в год, половину которых может поставлять «Газпром»).

В своем заявлении «Газпром», ссылаясь на предварительное решение арбитража Стокгольма, которое он параллельно оспаривает с ноября текущего года в суде Швеции, указывает, что суд отверг ключевые требования «Нафтогаза»: отказал оппоненту в пересмотре цены газа в период с мая 2011-го по апрель 2014 года и во взыскании переплаты за газ в период с мая 2011 года по апрель 2014-го в сумме около $14 млрд, а также отметил, что к контракту не должно применяться ни европейское, ни украинское антимонопольное законодательство. О том, что суд отклонил требования «Газпрома» по условию «бери или плати» на сумму $56 млрд за 2009–2017 годы, «Газпром» умолчал. В его заявлении говорится только, что принцип отбора газа «бери или плати» сохранен до окончания срока действия контракта (до конца 2019 года).

Ни «Газпром», ни «Нафтогаз Украины» не уточнили по запросу РБК, будут ли они оспаривать окончательное решение арбитража. Заявление «Нафтогаза» о победе в Стокгольмском арбитраже высокопоставленный источник РБК в «Газпроме» назвал «хорошей миной при плохой игре».

Последствия для «Газпрома»

Наибольший риск для «Газпрома» заключается в том, что это первое прецедентное решение европейского суда, которое так или иначе касается пересмотра ряда положений действующего контракта на поставку газа, считает замдиректора Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев. «По сути сам принцип «бери или плати» хотя формально и не отменен, но поставлен под сомнение по объему поставок газа. Руководствуясь этим прецедентом, многие потребители газа «Газпрома» в странах Европы могут захотеть пересмотреть свои действующие контракты», — сказал он. По расчетам Белогорьева, если Украина в рамках исполнения решения суда закупит у «Газпрома» не менее 5 млрд куб. м газа в год в 2018-19 годах, она потратит на это $1,9-2,4 млрд ($190-240 за тыс. куб. м).

Руководитель практики международных судебных споров и арбитража Art de Lex Артур Зурабян считает, что на этом этапе судебного спора «Газпром» выиграл в финансовом отношении. «Что касается финансовой стороны спора, то «Газпром» остался в плюсе из-за признания части долгов «Нафтогаза Украины», включая поставки второго квартала 2014 года. Для «Нафтогаза» это серьезная сумма, равная объему доходов за год от транзита российского газа в Европу, и компании будет трудно ее выплатить», — считает Зурабян. Однако он напомнил, что впереди еще разбирательство по транзитному спору, и взаиморасчеты могут свести на нет финансовые выплаты с обеих сторон. «Кроме того, если руководствоваться этим решением суда, у компаний не остается права предъявить претензии к последующим периодам поставок газа, кроме тех, цены и объемы поставок по которым пересмотрены. Что касается запрета на реэкспорт газа, это решение уже не такое важное для «Газпрома», так как в рамках соблюдения требований компромисса по антимонопольному спору «Газпром» сам пообещал отказаться от запрета на реэкспорт газа для европейских партнеров», — отметил юрист.

Решение арбитража, отказавшего Украине в применении к договору о поставках газа украинского антимонопольного законодательства, может сыграть на руку «Газпрому», так как Украина пытается взыскать штраф с «Газпрома» за счет имущества российской компании, находящегося на украинской территории, отметил юрист. «Насколько это следует из доступной информации, арбитраж исходил именно из приоритетов договорных положений и принципов европейского договорного права и правопорядка при регулировании прав и обязанностей сторон по договору», — заявил Зурабян.

«Решение Стокгольмского арбитража можно оспорить в апелляционном суде шведского округа Свеа по очень узким процессуальным основаниям, в том числе по незаконности назначения арбитра и процедурным нарушениям. В этом случае невозможно пересмотреть дело по существу, но по указанным выше основаниям решение может быть отменено. На это уйдет минимум несколько месяцев», — отметил партнер юридической компании «Кульков, Колотилов и партнеры» Олег Колотилов.

Авторы: Людмила Подобедова, Тимофей Дзядко

Источник: РБК, 22.12.2017


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики