Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Кипрский газ угрожает позициям Газпрома в Турции

Кипрский газ угрожает позициям Газпрома в Турции

В Восточном Средиземноморье разгорелась настоящая борьба между Турцией и ЕС за шельф Кипра. Анкара впервые начала активно искать там природный газ. ЕС ответил санкциями, которые Турция не восприняла всерьез и готова продолжать геолого-разведочные работы. Для России это плохая новость – наличие у Турции крупных запасов газа ударит по российскому экспорту.

Турция ответит на санкции, одобренные накануне Евросоюзом, активизацией геолого-разведочных работ в районе Кипра. «Если вы принимаете подобные решения в отношении Турции, то мы активизируем нашу деятельность. Сейчас в Восточном Средиземноморье три наших корабля, мы отправим еще четвертый», – заявил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, передает ТАСС.

В настоящее время в Исключительной экономической зоне Кипра находятся три турецких судна для геолого-разведочных работ: это буровые суда Fatih и Yavuz плюс сейсморазведочное судно Barbaros Hayreddin Pasa. Ранее власти Республики Кипр санкционировали арест членов экипажа судна Fatih, в ответ на что Анкара направила в спорную зону второе буровое судно Yavuz. И вот теперь туда отправят еще одно в ответ на санкции ЕС. 

Санкции против Турции из-за разведки турками месторождений в Исключительной экономической зоне Кипра включают сокращение финансирования республики, прекращение переговоров по соглашению об авиасообщении, а также переговоров по бизнесу и торговле. Кроме того, возможно введение санкций против компаний и отдельных лиц, которые участвуют в разведке месторождений.

Впрочем, учитывая зависимость ряда европейских стран от Турции в вопросах энергетики, ожидать масштабных экономических санкций не стоит, заявил один европейский дипломат. «Мы не должны здесь коснуться никого, кроме людей, непосредственно причастных к нелегальным действиям. Мы действуем осторожно, потому что нам нужна кооперация с Турцией по вопросам миграции, НАТО и терроризма», – объяснил этот анонимный дипломат.

Напомним, что через Турцию в Европу должен прийти азербайджанский газ в рамках «Южного газового коридора», а также российский газ по второй нитке «Турецкого потока».

Чем же так интересен шельф острова Кипр, разделенного на два государства? Как известно, одно государство является членом ЕС, а второе – нет. Турецкая Республика Северного Кипра была признана только Анкарой. Это независимое государство образовалось после того, как в 1974 году Турция заняла треть территории Кипра, где основная часть населения является турками-киприотами.

Шельф Кипра привлек интерес после того, как в Восточном Средиземноморье у берегов других государств были найдены якобы огромные запасы газа. Так, в 2012 году у берегов Кипра и Греции было найдено глубоководное месторождение Афродита. Его запасы оцениваются в 140 млрд кубометров. В Израиле обнаружили месторождение Тамар, а в 2010 году – крупнейшее месторождение под названием Левиафан. И наконец, Египет отчитался об обнаружении месторождения Зохр.

«История с кипрскими месторождениями стала следствием заразительной моды на разработку шельфов. Эти три истории появились почти одновременно. Министры энергетики Израиля, Кипра и Греции колесили по всей Европе и миру, уверяя, что у них есть огромное месторождение, в которое надо вкладывать деньги и разрабатывать. Они сулили огромные запасы газа. Но это была самая главная «замануха». По факту оказалось, что это была примитивная логика: раз есть шельф на море, значит, там имеются огромные месторождения. Когда стали делать технические оценки, оказалось, что там если что-то и есть, то явно не так много, как обещали. Единственный проект, который выстрелил, доходит до добычи – это Израиль со своим Левиафаном. Насколько перспективны остальные шельфы? Там никто не работает, инвестиций нет. Они запомнились только тем, что компании, которые собирались туда заходить, постоянно рапортовали о снижении предполагаемых объемов запасов», – говорит эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

С месторождения Тамар Израиль уже получает природный газ, а с Левиафана обещают начать коммерческие поставки на израильский рынок до конца 2019 года. Причем Израиль уже подписал с американским партнером Noble Energy контракт на поставку 64 млрд кубов газа в Египет с этих месторождений.

«А вот что там за месторождение на шельфе Кипра, на самом деле пока непонятно, потому что исследований толком там еще не проводилось, есть только предположения о том, что там должно и может быть», – говорит Юшков.

Например, в феврале этого года ExxonMobil отчиталась, что по итогам бурения скважины Glaucus-1 на шельфе Кипра (блок 10) обнаружила крупные запасы природного газа. Предварительно, запасы газа могут составлять от 142 до 227 млрд кубометров. Такие объемы теоретически могут быть достаточными для коммерческого использования. Более того, если оценка подтвердится, то это месторождение может стать третьим по величине в мире. Однако подтверждений такой оценки еще не было. Чаще после более глубокого изучения скважины такие гигантские запасы не подтверждаются, а серьезно снижаются. Например, осенью 2017 года Eni и Total были разочарованы результатами геолого-разведочных работ на шельфе Кипра (блок 11). Запасы оказались гораздо меньше прогнозируемых, и, как следствие, их коммерческая добыча невыгодна.

И, конечно, мешали разногласия между ЕС и Турцией по Кипру. В феврале прошлого года корабли ВМС Турции блокировали буровое судно Saipem 12000, которое должно было вести геолого-разведочные работы в районе острова Кипр (блок 3) для Eni. Этот блок находится недалеко от границы Турецкой Республики Северного Кипра. Анкара считает, что поиск газовых месторождений на кипрском шельфе ведется без учетов интереса Турецкой Республики Северного Кипра.

Этой зимой МИД Турции заявил, что Анкара не только намерена отстаивать свои интересы, но и собирается начать собственные геолого-разведочные работы на кипрском шельфе. К слову, у ExxonMobil проблем с Турцией быть не должно, так как блок 10 находится далеко от спорной кипрской территории.

Самое интересное, что Турция спокойно может начать добывать газ на шельфе Кипра (если, конечно, найдет там коммерчески извлекаемые запасы) без помощи ЕС и США. «Турция способна самостоятельно без США доразработать месторождения. Турки сами строят добычные платформы. Например, две последние новые платформы, которые используются в Крыму «Черноморнефтегазом», построены как раз в Турции. Технически Турция может разрабатывать шельф, а на худой конец она может позвать китайцев помочь», – говорит Юшков.

Почему же Турция так долго ждала и не занималась разработкой кипрского шельфа? Первые признаки того, что там есть газ, который можно добывать, появились почти 20 лет назад.

Во-первых, надо признать, что открытые на шельфе Кипра месторождения все еще не имеют подтвержденных запасов углеводородов. Во-вторых, Турцию сдерживала политическая ситуация.

«Сначала Евросоюз обещал взять Турцию в ЕС, но для этого Анкара должна была вести себя хорошо, тему вокруг Кипра не поднимать, ничего там не разрабатывать и вообще не вести там какую-то хозяйственную деятельность. Ограничением были определенные отношения с американцами.

Однако Турция поняла, что никто ее в ЕС не возьмет. И Эрдоган больше не боится конфронтации с США. Отсюда истории с российскими зенитно-ракетными комплексами С-400 и американскими истребителями пятого поколения F-35», – считает Юшков.

 

Как пояснил президент Турции Реджеп Эрдоган, С-400 и F-35 – это независимые друг от друга проекты, так как первые являются системами противовоздушной обороны, а истребители – это оружие, предполагающее наступательную инициативу. Поэтому покупка ЗРК С-400 у России имеет цель защитить мир в регионе и национальную безопасность, а никак не является подготовкой к войне.

«Анкара в открытую пошла на конфликт с США. На мой взгляд, Эрдоган видит примеры того, что можно действовать в своих интересах, как тебе хочется, не озираясь на позицию США. Это пример России и Крыма, пример Сирии, где все пошло явно не по сценарию Соединенных Штатов, и пример Китая, который может закупать иранскую нефть, несмотря на санкции США. Эти прецеденты показывают Эрдогану, что можно на Кипре делать то, что хочется – разрабатывать там месторождения», – считает эксперт ФНЭБ.

А вот для России появление реального кипрского газа никак не может быть приятным событием. «Разработка Турцией кипрского шельфа явно не в интересах России. Любые добычные проекты, любые альтернативные поставщики газа на европейский рынок или на сам турецкий рынок – это определенная угроза для России. Лучше было бы, конечно, чтобы там никто ничего не добывал», – говорит Юшков.

«Турция и так сейчас давит на Россию, видимо, чтобы улучшить условия по контрактам. Почти наполовину упали поставки российского газа на турецкий рынок в первом полугодии 2019 года. Турки стали получать газ еще из Азербайджана и закупают СПГ. Это уже неприятная история для России, а если турки еще начнут добывать газ на Кипре? Они будут поставлять кипрский газ на свой рынок, потому что вряд ли найдется покупатель на это спорное топливо. И это будет означать в первую очередь снижение закупок российского газа», – рассуждает эксперт ФНЭБ. Не говоря уже о том, что Турция запустит еще атомную станцию, что приведет к снижению газовой генерации и, как следствие, может сказаться на экспорте российского газа. 

Автор: Ольга Самофалова 

Источник: Взгляд, 17.07.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Сервис и нефтегазовое машиностроение: надежен ли отраслевой фундамент?
Состояние сервисных компаний вызывает в отрасли особую озабоченность. От них зависит довольно большой пласт работы, и в этом плане не будет преувеличением их сравнение с фундаментом нефтегазового здания. Вопрос в том, насколько он надежен сегодня. И дело не только в западных санкциях и зависимости от иностранных технологий – хотя эта тема тоже нуждается в отдельном осмыслении. Главная интрига – это все же магистральный путь развития российского сервиса.
Санкции в отношении российского нефтегаза: давление продолжается
Арктика – советская гигантомания или прорывной проект?
Арктика на глазах обретает черты даже не просто крупного проекта, а чуть ли не национальной идеи. Страна стремительно возвращается к освоению Арктики советского масштаба. Впору говорить о настоящей «арктической мании». Она очень логично вписывается в экономическую политику правительства, все более явно делающего ставку на большие промышленные проекты. Поэтому Арктика становится едва ли не основным в списке промышленных приоритетов исполнительной власти. И реализовывать его предлагается по принципу «за ценой не постоим».
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2018 году и перспективы 2019 года
«Газпром» на пути к новой реальности

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики