Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > "Практика использования смешивания нефти является распространенной, и ожидать решений правительства по отказу от нее пока вряд ли приходится"

"Практика использования смешивания нефти является распространенной, и ожидать решений правительства по отказу от нее пока вряд ли приходится"

Станислав Митрахович - эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергобезопасности

ПАО "Транснефть" выпустила информационное сообщение «в связи с появившимися публикациями по ограничению поставок на НПЗ нефти с содержанием хлорорганических соединений выше 1 ppm».

В релизе компании от 23 сентября 2019 года приведены данные о содержании хлорорганических соединений (ХОС) в нефти, сдаваемой подразделениями ПАО «НК «Роснефть» на различных пунктах сдачи-приемки нефти.

За 8 месяцев 2019 года, говорится в информационном сообщении, ПАО «НК «Роснефть» произведена сдача нефти в систему ПАО «Транснефть» в количестве 131,1 млн. тонн со средневзвешенным содержанием ХОС − 1,7 ppm. При этом по отдельным регионам добычи нефти компании ПАО «НК «Роснефть» (Оренбургская область, Удмуртия, Башкирия и Центральная Сибирь) сейчас осуществляет сдачу нефти в систему ПАО «Транснефть» с содержанием ХОС до 4,0 ppm.

«Транснефть» в своем документе указывает, что модернизация технологических установок на НПЗ проектировалась исходя из поставляемой на заводы нефти с содержанием ХОС в соответствии с ГОСТ Р 51858-2002 «Нефть. Общие технические условия» (введен в действие Приказом Ростехрегулирования от 16.08.2005 N 212-ст), в котором был установлен предельный норматив ХОС в нефти в количестве до 10 ppm.

Ранее, в августе председатель Совета директоров ПАО «НК «Роснефть» Герхард Шредер в письме на имя премьера Дмитрия Медведева предлагал ужесточить нормативы содержания ХОС в нефти с нынешних 6 ppm до 1 ppm.

Комментарий эксперта.

Противостояние "Роснефти" и "Транснефти" вышло на тот уровень, при котором разрешение конфликта и нахождение компромисса возможно лишь при фасилитации с участием высшей власти - в полной мере это касается и технических аспектов нефтяного бизнеса, связанных с предельным уровнем хлорорганики в нефти. Отдельно взятые экспертизы со стороны компаний, пусть и столь крупных, как вовлеченные в конфликт российские игроки, уже не могут играть роли сами по себе. Необходимо назначение дополнительных экспертиз с привлечением сразу нескольких правительственных служб, включая Минэнерго и профильные надзорные ведомства. До сих пор роль этих надзоров была недостаточной и даже уклоняющейся от активного разбирательства относительно проверки заявлений и технических экспертиз компаний.

Если говорить о компаундировании (смешивании) нефти, то эта практика является распространенной, и ожидать решений правительства по отказу от нее пока вряд ли приходится, если только речь не идет об использовании нефти с критическим уровнем загрязнения, тут возможны отдельные решения регуляторов. В целом для такой большой страны, как РФ, с разными регионами добычи нефти, отличающейся по физико-химическим свойствам, с большими расстояниями и объективно разным состоянием НПЗ использование механизма смешивания нефти, при котором происходит некое усреднение качества продукта, вполне оправдано - даже если для производителей самой лучшей по коммерческим характеристикам нефти это не всегда выгодно. Иначе придется строить дополнительную большую транспортную инфраструктуру (например, для разных сортов нефти или разного, сильно отличающегося уровня ppm), что, опять же, потребует дополнительных расходов.

Что касается внешних потребителей, то текущий уровень физико-химических характеристик российской нефти их вполне устраивает. Глобально можно строить стратегию на перспективу на повышение качества экспортной нефти (чтобы уйти от "дисконта Urals" и т.п.), но тут же прописывать расходы и тех, кто их понесет.

Шредер выступает как топ-менеджер "Роснефти", выражающий позицию своей компании, это его полное право. Но с учетом опыта и веса Шредера в мировой политике было бы с точки зрения национальных интересов России интересно видеть его не столько как вовлеченного во внутрироссийский конфликт человека, а как "гранда политики", работающего именно на международном направлении по части снижения опасений и претензий в Европе относительно последствий аварии на "Дружбе" и в целом относительно российско-европейской кооперации в энергетике.

Опубликовано: ИРТТЭК, 27.09.2019 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции очередного года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь он не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики