Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Обрастание “жирком” в очередной раз откладывается». Что будет с нефтью, курсом иностранных валют и с нами

«Обрастание “жирком” в очередной раз откладывается». Что будет с нефтью, курсом иностранных валют и с нами

Срыв сделки ОПЕК+ моментально сказался на стоимости нефти. Вслед за ценами на нефтяные фьючерсы обвалились сначала зарубежные фондовые рынки, а во вторник и российские: индекс Московской биржи на открытии торгов терял больше 10%, а РТС — свыше 15%. Национальная валюта России также сильно ослабла: сегодня с утра за евро давали около 82 рублей, а за доллар — больше 72. «Сноб» собрал мнения экспертов о том, почему Россия решила выйти из соглашения с нефтяным картелем, как скоро ситуация нормализуется и стоит ли сейчас покупать иностранную валюту

 

 

Альфред Кох, бывший зампред правительства России:

Российский демарш с квотами на добычу нефти для ОПЕК+ работает не против США, что бы там ни говорил Леонтьев (пресс-секретарь компании «Роснефть». — Прим. ред.). Доля нефтегазовой промышленности составляет около 1% ВВП США, и американцы могут даже не заметить, что Россия как-то пытается им навредить. К тому же отнюдь не вся нефть в Штатах сланцевая. (…) Нерентабельные скважины будут заморожены, и их разморозят вновь, как только цены пойдут вверх. Так уже было в 2014–2016 гг., и так будет опять. Технология «заморозки-разморозки» отработана, и никаких проблем с этим у американских компаний не будет. (…)

С кем же Россия тягается в этот раз? Кого она хочет вытеснить с рынка после того, как США фактически убрали с рынка Венесуэлу и Иран? Во-первых, конечно, всех производителей с высокой себестоимостью добычи. Это, прежде всего, компании, которые добывают нефть в Северном море (например, Норвегия). Также в зоне риска теперь производители вязких и тяжелых сортов нефти (например, Канада). Однако основной удар наносится по Саудовской Аравии (СА) и вообще по арабским производителям. Путин долго готовился к этой войне, и вот она началась. Почему Путин считает, что он выиграет? Потому что ВВП России (1,6 трлн долл.) больше ВВП СА (750 млрд). Потому что доля нефтегазовой промышленности в ВВП у России 20%, а у СА — почти 50%. Потому что доля нефтегазовых доходов в бюджете России 40%, а у СА — 75%. (…) По всему получается, что шансы России в этой войне на истощение предпочтительнее. (…) Но победа России (если таковая, конечно, случится) будет достигнута за ваш счет, дорогие россияне. Обрастание «жирком» в очередной раз откладывается. Придется потерпеть. Денег на вас опять не будет…

 

 

Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития:

Мы (Россия. — Прим. ред.) не были согласны на условия Саудовской Аравии, потому что хотели окончательно понять, что происходит с мировой экономикой после появления коронавируса. Саудиты хотели усилить позицию и еще больше ограничить добычу. Не сошлись. Но это не значит, что сделка полностью распалась, что нельзя сохранить какие-то ранее достигнутые договоренности, что начнется тотальная ценовая война. Такая позиция несколько преувеличена в СМИ. Сегодняшнее определенное восстановление показывает, что вчера все немного перенервничали.

Наших граждан, по сути, нефть-то и не волнует. Всех волнуют производные от нефти, в первую очередь курс национальной валюты. Поэтому сейчас Центральный банк нормализует ситуацию на валютном рынке: отказался от покупок валюты для Министерства финансов в ближайшие 30 дней, сегодня вышел на рынок с продажей валюты, повысил ликвидность банков. В общем, все делают, чтобы не было какого-то негативного сценария и система была устойчивой. Мы видим, что 75 рублей за доллар, как вчера, уже нет. Думаю, ситуация будет откатываться ближе к 70. Да, безусловно, доллар будет стоить дороже, но не так критично, как вчера, когда была настоящая паника.

 

 

Александр Фролов, заместитель генерального директора Института национальной энергетики:

Не стоит забывать, что Россия является одним из крупнейших экспортеров нефтепродуктов, а цены на них не опускаются вслед за падением стоимости нефти. То есть с нашей стороны это (выход из соглашения. — Прим. ред.) не было непродуманное решение.

Я думаю, что еще не все потеряно, что стороны до конца месяца встретятся и соглашение будет продлено в текущих параметрах, либо Россия согласится на небольшое, символическое общее сокращение в рамках ОПЕК+, чтобы успокоить рынки.

 

 

Кирилл Рогов, политолог:

Сверхдоходы все же предполагалось (в России. — Прим. ред.) использовать как страховку от падения цен и в качестве инвестиций, направленных на диверсификацию экономики, т. е. на уменьшение зависимости от нефти. Теперь правительство заявляет, что этих накоплений хватит на 5 лет замещения выпадающих от ценовой войны доходов бюджета. То есть концепция поменялась: теперь сверхдоходы, полученные в период высоких цен на нефть, будут использованы для наращивания объемов ее поставок по низким ценам, т. е. на сохранение зависимости российской экономики от нефти даже при низких ценах. Это ли не проявление русского экономического гения?

 

 

 

Константин Симонов, директор Фонда национальной энергетической безопасности:

В Кремле не ожидали, что нефть упадет на 30%. Мы убедили себя в том, что можем выдавить американских сланцевиков и саудитов, потому что мы, в отличие от них, «в шоколаде», у нас есть резервы. Но это очень рискованная игра. Конечно, мы серьезно переоценили свои силы. Плюс у власти есть ощущение, что простые граждане курс рубля на себе не ощущают: за границу не ездят, импортные товары не покупают, едят российскую колбасу с гречкой. Такое отношение достаточно опасно. Посмотрим, как нынешняя ситуация с высокой стоимостью евро и доллара скажется на уровне поддержки поправок в Конституцию и на явке 22 апреля.

Подготовили Никита Павлюк-Павлюченко, Елизавета Слива

Источник: Snob.ru, 10.03.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики