Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Цена на газ и Путин: Почему на самом деле так стремительно дорожает голубое топливо?

Цена на газ и Путин: Почему на самом деле так стремительно дорожает голубое топливо?

Действительно ли обещания Владимира Путина не бросать Европу в холодную зиму сразу остановили рост цен на газ в мире? Правда ли, что «Газпром» не сильно выиграл от бешеного роста цен?

На эти вопросы отвечает ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь ЮШКОВ.

Фьючерсы, споты и «Газпром»

– Называли разные цены – кто почти 2 тыс $ за тысячу кубов газа, кто 800-1000… Это такие колебания цены, или дело в другом?

– В другом. Хотелось бы внести некоторую ясность. Во-первых, бешено поднялись цены не на реальный газ (т.е. не на реальные отгрузки), а на фьючерсы. Поэтому довольно глупо обвинять поставщиков, в частности, «Газпром», в том, что фьючерсы подорожали – а такие обвинения слышны в адрес России. Впрочем, создавая негативный фон, они лишь поднимали цену фьючерсов.

Другими словами, шла откровенная спекулятивная игра.

А вот на спотовых рынках (рынках краткосрочных контрактов) цены столь заоблачно не повышались и оставались намного ниже тех ошеломительных цифр, которые все обсуждали в последнее время: на спотах тысяча кубов газа стоила 700-800 $. Хотя это тоже немало.

– А какие цены у «Газпрома» сейчас?

– Достаточно умеренные – 300-400$ за тысячу кубов. Это происходит потому, что «Газпром» работает на долгосрочных контрактах, где цена каждый день не меняется.

– То есть «Газпрому» от такого бешеного роста цены ничего не достанется?

– Видите ли, в долгосрочных контрактах «Газпрома» заложено ежеквартальное колебание цены, которая высчитывается как производная средних цен за некий предыдущий период (в каждом контракте определяется по-своему), да еще и с временным лагом где-то в полгода. Именно поэтому нынешний всплеск цен на рынке особых дивидендов «Газпрому» и бюджету не принес. Но он еще проявится – главным образом, в 2022-м, когда монополист будет продавать газ по более высоким ценам (думаю, речь будет идти о нынешних 700-800$ на споте).

– Несколько раз на прошлой неделе, когда эта ситуация была наиболее острой, звучало: если у «Газпрома» попросить дополнение к долгосрочному контракту, то он продаст больше газа. По какой цене?

– Все долгосрочные контракты «Газпромом» выполняются безукоризненно, и плюс к этим договорам он продает дополнительные объемы (если партнеры подают заявки) – по той же низкой цене.

– Действительно ли на рынок так сильно повлияли слова Путина о том, что Россия даст в Европу дополнительный газ?

– В какой-то момент сами трейдеры начали разгонять цену фьючерсов, а потом резко продавать их, фиксируя прибыль.

Из-за массовых продаж цена, естественно, начала резко снижаться. Это совпало с обещанием Путина. Думаю, на падение цены слова нашего президента едва ли оказали сильное влияние. Считаю, точно такая же динамика цены на газ была бы и в том случае, если бы этого обещания вообще не прозвучало. Тем более, что Путин не сказал, что немедленно пришлет дополнительные объемы, он аккуратно заявил: мы вас не бросим.

Кто виноват, что Европе не хватает газа?

– Так почему Европе не хватает газа? И почему он там такой дорогой? Ведь есть долгосрочные контракты с «Газпромом» (хотя некоторые страны – например, Польша, декларировали намерение отказаться от них), и, как вы говорите, можно попросить допобъемы по той же низкой цене…

– Европейцам и впрямь очень выгодно подавать именно дополнительные заявки в рамках долгосрочных контрактов, чтобы действовала формула ценообразования, которая прописана в контракте, а не покупать газ у того же «Газпрома» на споте (свободном рынке) – ведь тогда цены будут значительно выше.

– Ну и почему же они так беспокоились о том, что зимой придется мерзнуть и все это обойдется крайне дорого?

– Там целый комплекс причин. Во-первых, «Газпром», хоть и крупнейший, но не единственный поставщик газа в Европу. А остальные поставщики, в общем-то, проседают, поэтому они физически не могут увеличить объем поставок. Да и собственная добыча газа в Европе падает.

Например, падающая добыча в Норвегии. Плюс у Норвегии есть СПГ-заводы и там предпочитают не поставлять газ по трубопроводу, а как можно больше сжижать газа и отправлять на азиатские рынки, где цены выше, чем в Европе. Дело в том, что Китай активно наращивает потребление газа и все затягивает к себе, скупая излишки.

То же самое, что и Норвегия, делает Алжир. К тому же у Алжира постоянно растет внутреннее потребление, и он в принципе все меньше может экспортировать газа.

Да и другие поставщики СПГ (из США, Катара, Нигерии и т.д.), если есть возможность, экспортируют все в Азию, потому что хотят, естественно, больше заработать. Другими словами, идет исключительно экономическая ориентация.

– Главной причиной потенциального газового коллапса называли переход Европы на возобновляемые энергоресурсы...

– Энергопереход тоже сыграл злую шутку с европейцами, поскольку они сами выдавливали топливную энергетику из энергобаланса. И вот, пожалуйста, теперь пожинают плоды своей работы.. Они активно переходили на альтернативную энергетику и при этом закрывали многие газовые и угольные электростанции. А ветра в последнее время было мало...

Ветра нет – ищут, чем бы его заменить. Идут к газовой генерации, а она тоже ограничена, потому что весь газ ушел в Азию. Естественно, что при таком раскладе газ растет в цене.

Метнулись в угольную генерацию – там тоже цены поднялись до исторических рекордов. И всего этого не хватает…

– То есть, европейцы заключали контракты на меньшие объемы газа, чем им реально нужно было?

– Да, причем, Еврокомиссия к этому не просто подводила, она на этом настаивала. Убеждала: не надо подписывать долгосрочные договора. Есть спотовый рынок краткосрочных контрактов, там и купите газ. В Европе были убеждены, что поставщики всегда будут конкурировать за право продать им газ. А когда оказалось, что это не так, цена и поднялась.

Другими словами, они намеренно выстраивали либеральный рынок, чтобы была максимальной конкуренция между продавцами газа. Но сейчас-то конкуренция идет среди покупателей. И в этом все дело.

– Путин призвал продавать газ на Петербургской бирже. Есть разница между нашей биржей и европейской?

– Конечно. Если уж европейцам нужны дополнительные объемы газа, логично их продать с максимальной для себя пользой.

В чем тут может быть особый смысл? Думаю, что если они запросят покупку дополнительных объемов, будет поставлено условие: мы продаем вам газ на бирже с отгрузкой в немецком порту Грайфсвальд, куда приходит и Северный поток-1, и Северный поток-2. Именно там европейцы станут собственниками приобретенного газа.

Фишка в том, что одно из двух сухопутных продолжений СП-1 – газопровод OPAL, который идет по территории Германии и соединяет СП-1 со всей газотранспортной системой Центральной и западной Европы – не загружен на полную мощность. Согласно Третьему энергетическому пакету ЕС, «Газпром» имеет право загружать его лишь на 50%. Но если собственниками нашего газа станут уже европейские компании, по трубе можно будет пустить дополнительные объемы.

Как все это отразится на ценах в России?

– Не приведут ли все эти расклады к тому, что внутри России газ подорожает?

– Экспортные цены у нас не влияют на внутренние. «Газпром» не имеет права продавать метан внутри станы – ни бизнесу, ни населению – выше, чем по установленным ФАС тарифам.

– А как быть с желанием продать за рубеж подороже? Не повлияет ли оно на поставки внутри страны?

– Нет. Насколько я знаю, «Газпром» серьезно готовился к отопительному сезону, закачивая большие объемы в российские подземные хранилища (ПХГ). Дефицита на внутреннем рынке нет.

Автор: Елена Скворцова

Источник: Собеседник, 13.10.2021 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики