Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Иран начинает газовую экспансию в Европу?

Иран начинает газовую экспансию в Европу?

Две иранские компании заключили соглашение о строительстве магистрального газопровода для транспортировки газа с месторождения Южный Парс через Ирак и Турцию в Европу. Об этом сообщают СМИ.

«Две иранские компании подписали соглашение о строительстве трубопровода протяженностью 1,3 тыс км и стоимостью $2,3 млрд, который обеспечит экспорт газа из Ирана в Европу. Иранский магистральный газопровод IGAT-6 будет проложен от крупнейшего газового месторождения Южный Парс через соседний Ирак», — приводит сообщение иранского телеканала Press-TV ТАСС.

Контракт был подписан Иранской инженерной компанией по развитию газовой отрасли (IGEDC) и Компанией по развитию энергетики «Пасаргад». Строительство, эксплуатацию и транспортировку газа на 25% будет оплачивать заказчик проекта (IGEDC), прочие инвестиции предоставит государственный Национальный фонд развития Ирана. Вложения будут в дальнейшем окупаться за счет экспорта газа в Ирак, Иракский Курдистан и Турцию.

До границы с Ираком протяженность трубопровода составит 590 км. Его строительство, равно как и создание пяти компрессорных станций на его маршруте, займет два года.

Старший аналитик «Уралсиб Кэпитал» Алексей Кокин в беседе с корреспондентом «Вестника Кавказа» подчеркнул, что, хотя иранский газ и сможет составить конкуренцию российскому на европейском рынке, однако произойдет это не ранее 2025-2030 годов. «Иранский газ — это известная угроза российскому экспорту, и обсуждается она не первый день, однако аналитики обычно рассматривают ее как нечто долгосрочное, ведь строительство трубопроводов — затратное и трудное дело. В данном случае рельеф местности довольно сложный и в Иране, и в Турции, а расстояние большое. Самое главное — Иран и Турция редко сходятся по политическим вопросам. Замечу, что для „Газпрома“ иранский газ — безусловный конкурент в первую очередь на рынке Турции, где он может оказаться дешевле российского из-за более низких транспортных расходов», — указал эксперт.

По его оценке, заявленный газопровод сможет поставлять около 15-20 млрд кубометров газа в год. «Я думаю, это максимум, который может поставлять Иран, причем достичь его удастся только к 2025-2030 годам, а на первом этапе мощность будет около 10 млрд кубометров. Затем, возможно, проложат вторую нитку или добавят мощности компрессорных станций», — ожидает Алексей Кокин.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков, в свою очередь, напомнил, что у Ирана есть проблемы с газотранспортной инфраструктурой. «Газопровод из Ирана в Турцию уже существует, по нему прокачивается порядка 6 млрд кубометров в год. При этом внутренняя иранская газопроводная сеть плохо развита, так что, экспортируя 6 млрд кубометров в Турцию, Иран 9 млрд кубометров закупает у Туркменистана. Конечно, Россию давно пугали, что Иран станет альтернативным поставщиком газа в Европу, возможно, санкции с него для этого и были сняты, но к Тегерану тут много вопросов», — сказал он.

«Иран не смог стать конкурентом России на европейском рынке в досанкционный период, так как после исламской революции 1979 года нефтегазовая отрасль республики была национализирована, и иностранные компании все эти годы не спешили туда возвращаться. В этом плане ничего не изменилось. Компании по-прежнему не торопятся вкладывать большие деньги в Иран, так как новых гарантий сохранности инвестиций не появилось. Вторая проблема прокладки газопровода в Европу состоит в том, что для разработки месторождения Южный Парс необходимы колоссальные средства, чтобы оно давало приличное количество газа, скажем 30 млрд кубометров в год одних только поставок в Европу. Эту мощность нужно еще проложить от побережья Персидского залива через всю территорию Ирана, а дальше будет стык с иракскими и турецкими территориями, где высока военная напряженность. Неясно, кто будет контролировать строительство и безопасность газопровода на территории Ирака», — перечислил ряд проблем Игорь Юшков, добавив, что заявленная стоимость в $2,3 млрд слишком мала для такого проекта.

В связи со всеми этими соображениями, по его оценке, речь пока идет больше о медийном, нежели о реальном проекте. «Реальных очертаний проекта еще не видно. Замечу, что Ирану наиболее выгодно за короткий период наладить поставки газа в Пакистан, ведь с иранской стороны газопровод до границы с Пакистаном уже построен. Второе прибыльное направление — это не Европа, а экспорт сжиженного природного газа. Я думаю, Иран будет пытаться либо договориться с Total и Shell о строительстве завода по сжижению газа, либо вести переговоры с Бахрейном, чтобы на его территории сжижать газ и затем отправлять на мировые рынки. Так он сможет продавать газ значительно большему числу государств», — обратил внимание ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности.

«Американцы и европейцы будут всячески поддерживать идею строительства газопровода из Ирана в Европу на политическом уровне. Когда же дело дойдет до денег, то европейские компании, выбирая в качестве поставщика между Россией и Ираном, на 99% сделают выбор в пользу России, ведь у нас намного меньше рисков. Политически, конечно, европейцы за, скажут „да-да, стройте, чем больше поставщиков газа, тем лучше“, но когда встанет вопрос о реальном строительстве, вряд ли найдутся компании, готовые вложить в это средства», — уверен Игорь Юшков.

Источник: Вестник Кавказа, 13.04.2016


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.
Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики