Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Игорь Юшков: От общего рынка газа ЕАЭС выиграют Белоруссия и Армения

Игорь Юшков: От общего рынка газа ЕАЭС выиграют Белоруссия и Армения

Консультативный комитет по нефти и газу Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) одобрил программу формирования общего рынка газа в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Что это значит для стран ЕАЭС, где лишь два государства — Россия и Казахстан — добывают собственный газ. Насколько экономики других стран ЕАЭС, Армении, Белоруссии и Кыргызстана, зависят от импортного «голубого топлива» и принесет ли им общий газовый рынок ЕАЭС снижение цен. Корреспондент EADaily побеседовал с ведущим экспертом российского Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) и экспертом Финансового университета при правительстве России Игорем Юшковым.

— Что принесет общий рынок газа странам ЕАЭС? Лишь два государства союза добывают «голубое топливо».

— Действительно, страны подходят к началу интеграции газовых рынков в различном состоянии. Только Россия и Казахстан являются экспортерами газа, другие страны ЕАЭС его импортируют. И проект интеграции газовых рынков экономически не очень-то и выгоден России. В рамках создания единого рынка предполагается унифицировать тарифы на газ, а также создать систему свободного перетока газа между странами. В настоящее время же, например, цены на газ в Белоруссии и Армении выше, чем в России. И наибольшую выгоду получат Белоруссия, Армения и Кыргызстан, т. е. страны-импортеры газа. Но так как выстраивание единого газового рынка является неотъемлемым, если не главным, элементом всего интеграционного проекта ЕАЭС, российское руководство готово идти на риски.

Казахстан в этой ситуации сможет даже выгодно разыграть собственную партию: экспортировать больше собственного газа в Китай, закупая российское сырье для внутреннего потребления. России это не выгодно, так как «Газпром» сам ведет переговоры о поставках западно-сибирского газа в КНР по западному маршруту. То есть в данном проекте Россия конкурирует с центрально-азиатскими экспортерами.

— Принесет ли общий рынок газа ЕАЭС снижение цен для стран-импортеров?

— Создание единого рынка газа, вероятно, приведет к снижению цен для Армении и Белоруссии. Альтернативным вариантом был бы рост цен на российском и казахском рынках, чтобы унифицировать тарифы. А пойти на стремительный рост цен на газ российские власти не могут, так как это приведет к социальной напряженности.

В чем еще выиграют страны-импортеры, так от усиления конкуренции между поставщиками. Единый рынок газа подразумевает свободный транзит газа между странами ЕАЭС. А это значит, например, что Белоруссия или Армения смогут закупать газ у Казахстана, а Россия обязана будет прокачать этот газ по своей территории до потребителя.

— Насколько страны ЕАЭС зависят от российского газа?

— Фактически, Армения и Белоруссия получают весь газ из России. В 2016 году Армения импортировала из России 1, 864 млрд. кубометров газа (367 млн. кубометров она получила из Ирана в обмен на электроэнергию — прим. ред.), а Белоруссия — 18,640 млрд. Кыргызстан получает узбекский газ, но поставляет его «Газпром». Сегодня эта центрально-азиатская страна потребляет очень мало газа — около 300 млн. кубометров, но «Газпром» рассчитывает нарастить объемы, так как стал собственником киргизской газотранспортной системы. 

— Что может помешать формированию общего рынка газа?

— Я уже сказал о том, что Казахстан может увеличить экспорт собственного газа, а для внутреннего рынка закупать российский. Поэтому странам нужно будет решить, как создавать единый рынок, чтобы им никто не злоупотреблял и не ущемлялись интересы отдельных членов ЕАЭС. Еще одна проблема — в странах ЕАЭС действуют разные правила регулирования газового рынка. В Белоруссии существует единая монополия и фактически ручное управление отраслью. Например, тарифы на газ устанавливает государство. В России тарифы также устанавливает государство, но есть и газовая биржа. Кроме того, если на российском внутреннем рынке существует жесткая конкуренция, ее ведут «Газпром», «Роснефть» и НОВАТЭК, то экспорт трубопроводами разрешен только «Газпрому». Поэтому в связи с формированием общего рынка газа возникает вопрос: будет ли поставка газа, например, из России в Белоруссию или Армению считаться экспортом или нет. Все эти моменты еще предстоит согласовать как между странами ЕАЭС, так и в самой России.

— Смягчит ли общий газовый рынок последствия энергетической блокады Армении со стороны Азербайджана и Турции?

— Для Армении важно сохранить рабочие отношения России и Грузии, через которую проходит транзитный газопровод. Еще один ключевой вопрос для Армении — цена на российский газ. Естественно, что при создании газового рынка Армении будет выгодно получать газ по более низкой цене.

— Сможет ли общий газовый рынок повлиять на формирование энергетического коридора Север-Юг (Иран-Армения-Грузия-Россия)?

— Я не совсем понимаю смысл данного коридора. Если мы говорим о газе, то Иран является конкурентом России на рынке «голубого топлива». Да, Армения и Грузия могут быть заинтересованы в получении газа из Ирана. Но только в том случае, если он будет дешевле российского. А этого явно не будет. Тегеран уже сейчас судится с рядом потребителей по вопросу цены. Иран не хочет продавать свое сырье дешево, так как ему нужны деньги на развитие газотранспортной системы (он закупает газ в Туркменистане, чтобы обеспечить северо-восточные районы страны), разработку месторождений, ведение военных действий в Сирии и Йемене и т. д.

Беседовал Аршалуйс Мгдесян

Источник: EADaily, 28.04.2017


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики